Лондонцы просят ввести в город войска

Здесь и сейчас
9 августа 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, экстренно вернувшийся из отпуска в связи с беспорядками в стране, выступил в обращением к гражданам.

В частности, сообщает Agence France-Presse, он пообещал, что на помощь 6 тысячам полицейских, которые сейчас патрулируют улицы Лондона, будут выделены дополнительные 10 тысяч человек.

Однако несмотря на просьбы людей ввести в столицу армейские части, этого пока не произойдет. Об этом заявил сегодня главный констебль Лондона Тим Годвин.

За подробностями мы обратились к продюсеру Би-Би-Си Николаю Воронину.

Арно: Какие еще заявления сделал Дэвид Кэмерон?

Воронин: Дэвид Кэмерон, помимо того, что будет экстренное собрание парламента в четверг, помимо того, что, как вы уже сказали, у всех полицейских отменены отпуска, и они возвращаются в лондонскую столицу и в другие города Великобритании, сделал довольно интересное заявление. Он заявил, обращаясь к погромщикам, что «если вы достаточно взрослые для того, чтобы совершать такие преступления, значит вы достаточно взрослые, чтобы понести за них наказание». Как вы знаете, большинство из погромщиков - это молодые люди. Многие из этих людей не достигли 18-летнего возраста. Не исключено, что это заявление премьера можно трактовать как то, что будут предъявлены обвинения даже людям, не достигшим 18 лет.

Фишман: Скажите, вы ведь и СМИ стали активным свидетелем происходящего и, может быть, даже участником, но, с другой стороны, что вы видели, что вы делали, как вы реагировали?

Воронин: Я находился дома. Я вчера вечером довольно рано пришел с работы, поэтому находился дома. Многие мои соседи не смогли попасть домой, потому что, когда они пытались подобраться к району, там уже стояло полицейское оцепление. Я действительно видел то, что происходило, изнутри. Заметил я первые признаки беспорядков, когда у меня в квартире запахло гарью. Расположенная в одном квартале от моего дома автостоянка была подожжена, там сгорело несколько машин. Я включил телевизор, было очень странно наблюдать собственный дом в теленовостях то, что происходит у тебя за углом. Съемки велись с вертолета, можно было совершенно отчетливо различить и горящие машины на автостоянке, под окном у меня просто бежали люди, бежала молодежь с закрытыми лицами. Правда, опять же не было понятно: кто-то из них закрывал лица от полиции, кто-то из них закрывал лица просто потому, что в воздухе действительно очень сильно было задымлено и пахло гарью, многие из них просто несли охапки одежды в руках, кто-то нес плазменную панель, видимо, украденную из какого- то магазина электроники. Все это продолжалось примерно на протяжении часа.

Арно: А как вы можете оценить действия полиции? Они контролируют ситуацию, они ведут себя агрессивно? Расскажите.

Воронин: Полиция действует совсем не так, как она действует в России. Здесь они придерживаются тактики, которая называется, можно вольно перевести как «кипящий котел». Они стараются не вмешиваться в происходящее, они окружают территорию беспорядков и, по большому счету, позволяют внутри своего оцепления хулиганам, мародерам делать все, что угодно, записывая это на камеру наблюдения, отсматривая потом заснятые кадры и предъявляя обвинения уже людям, которые на них запечатлены. Я, возможно, связываю это с тем, что после беспорядков, которые проходили в Лондоне во время собрания Большой двадцатки и во время студенческих протестов, было очень много критики по поводу действий полицейских. Их обвиняли в том, что они действуют очень жестко, в том, что какие-то люди получили ранения, кого-то ударили дубинкой. Поэтому полиция, возможно, предпочитает не связываться в момент разгорающихся протестов, а просто оценивает место, стараться никого не выпускать из района беспорядков и не пускать туда, чтобы не допустить каких-то жертв среди мирного населения.

Фишман: А вы согласны с тем мнением, которое сейчас активно звучит, что полиция просто позиционную войну проигрывает погромщикам? То есть, погромщики заранее понимают, какой район будет оцеплен, куда движутся полицейские, и просто перемещаются в другое место, самоорганизуясь через социальные сети. Похоже на правду?

Воронин: Нет, вы знаете, я бы так не сказал, потому что полиция оцепляет те районы, где беспорядки. Естественно, можно написать в Twitter, что «сейчас вся полиция в Льюишэме, давайте все поедем в Брикстон», но полиция прибудет и туда. Я не считаю, что полиция каким-то образом позиционно проигрывает в этом противостоянии.

Арно: А формальная причина беспорядков, это убийство этого Марка Даггана в перестрелке с полицией?

Воронин: Нет, в том-то и дело.

Арно: Нет? Тогда проясните ситуацию.

Воронин: Дело в том, что в ситуации никто толком разобраться не может. В связи с этим, собственно, и собирается парламент. Если три дня назад это еще была мирная акция протеста, которая переросла в беспорядки по поводу убийства этого человека, то уже на следующую ночь уже в другом районе Лондона, это была просто акция мародерства и хулиганства, никак не связанного. То есть, если в первую ночь была какая-то идеологическая подоплека, идеологическая основа во всех этих выступлениях, то сейчас люди, которые грабят магазины, люди, которые грабят прохожих, поджигают машины, ничего не требуют, они не протестуют ни против чего. Это, как сказал премьер-министр Дэвид Кэмерон, «вирус анархизма распространяется по Лондону» и молодежь, которой явно каникулы не пошли на пользу, выходит на улицы и пытается воспользоваться общественным настроением, таким вот, может быть, не очень хорошим контролем со стороны полиции, тем, что люди находятся в возбуждении, тем, что люди готовы выходить на улицы. В основном, это не очень обеспеченная молодежь и таким образом она поправляет свое финансовое состояние, потому что нет нападений на людей, нет нападений на мирных жителей.

Фишман: На самом деле они уже есть, мы видели эти кадры в YouTube: грабят людей, которые случайно попадаются под руку.

Воронин: Да, но они не протестуют ни против чего. В первую очередь их цель - это просто нажиться, кого-то ограбить, ограбить магазин, разбить витрину.

Фишман: Скажите, может, конечно, удивительно наблюдать эти кадры, которые мы сейчас все наблюдаем на экранах наших телевизоров, скажите, а что может стать…

Воронин: По собственному опыту можно сказать, что если бы неделю назад мне по телевизору показали эти кадры и спросили, в каком городе это происходит, я бы в последнюю очередь назвал Лондон, потому что неделю назад ничего не предвещало подобного.

Фишман: Об этом и речь. Что, по-вашему, может стать предметом обсуждения в парламенте в четверг? То есть, это что, дополнительные полицейские меры, возможное введение войск, я не знаю, какие-то экономические может быть меры, потому что теперь критикуют, соответственно критика на правительство Кэмерона, что слишком большие были сокращения бюджетных программ? Или, может быть, я не знаю, дело до отставки правительства дойдет? О чем они будут разговаривать?

Воронин: Сейчас каждый пытается вою политическую выгоду из этой ситуации выудить. Лейбористы, оппозиционная партия, говорит о том, что правительство пошло на слишком сильные сокращения бюджетных средств, о том, что не хватает полиции, потому что уволили какую-то часть полицейских, о том, что сокращено финансирование в правоохранительных органах. Люди, которые живут в этих районах, в этих сообществах, говорят о том, что правительство не думает о молодежной политике, о том, что молодежи нечем заняться и обвиняют правительство в том, что недостаточная воспитательная какая-то работа ведется, недостаточная работа с молодежью. Я думаю, что парламент не будет обсуждать ввод войск. Сегодня уже было заявлено, что войска в столицу введены не будут. Если ситуация не ухудшится, войска совершенно точно введены не будут, хотя полиция уже рассматривает вариант использования резиновых пуль против хулиганов, против мародеров, которые раньше никогда не использовались. То есть, это будет довольно большой такой шаг для Лондона и, возможно, это остановит беспорядки. Но я думаю, что, в первую очередь, в парламенте будут обсуждать, что стало причиной беспорядков, потому что, еще раз повторюсь, в настоящий момент никто точно не понимает что происходит.

Арно: Наблюдается ли отток туристов из Лондона и из других городов, где происходят беспорядки, опасно же?

Воронин: Вы знаете, я бы не сказал, что отток туристов наблюдается. Дело в том, что то, что происходит в Лондоне, происходит и в других городах - в Бристоле, Бернингеме, происходит, в основном, в жилых кварталах, это не те районы, где селятся туристы. Более того, я сегодня утром шел на работу, по Лондону не скажешь, что он в панике, что он объят какими-то беспорядками: магазины работают, гостиницы работают, все туристические достопримечательности работают точно так же, как они работали всегда. У меня сейчас несколько знакомых находятся туристами из России, никто не собирается уезжать, даже не рассматривают такой возможности.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия