Наши солдаты. Сирия
Дождь рассказывает истории погибших российских военных

Лобков: «Коктейль Маркина из патриотизма, эротики и детских страхов». Почему случай Надежды Савченко обречен стать символом войны за Донбасс

Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

Надежда Савченко, независимо от исхода дела, неизбежно станет одним из главных символом войны за Донбасс, так же как командир женского батальона Мария Бочкарева, ставшая одним из символов Гражданской войны в России, кстати, о ней сейчас снимают художественный фильм.

Фильм о Надежде Савченко появился на украинском телевидении за год до Майдана. Как это –  женщине быть военным летчиком на Украине?  Мужчина по-украински – это человек ,чоловик, а женщина – жинка.

Служила в Ираке, мама плакала когда дочка ехала на войну, в общем, она представляет собой то клише, без которого не может обойтись ни одна война на территории бывшего Советского союза.

 «Статус особого подразделения имеет формирование «белые колготки», состоящее из женщин снайперш. Ежесуточно им выплачивается по 1 тыс. долларов США и 1,5 тыс. долларов за каждого убитого российского офицера дополнительно».

Такими цитатами, со ссылкой естественно на анонимные военные источники, пестрила пресса времен первой чеченской. Когда в июне 95-го после одной из таких публикаций Павел Лобклов подошел к одному из генералов и спросил, а собственно, где они, эти «белые колготки»? Неужели вам было бы невыгодно с пропагандистскими целями показать плененную снайпершу или наводчицу? На что получил ответ – ее поймали, но ребята были такие злые что выкинули ее из вертолета, пока везли. Позже наталкивались на другие версии о том, почему эти валькирии ни разу не попадали на скамью подсудимых – их якобы разрывали на части, сжигали живьем – вот типичный рассказ ветерана Чечни.

 « Эта снайперша оказалась «мамашей» двоих детей, а на «заработки» приехала аж из Латвии. Успела убить семерых. С 36 летней «дамой» тоже не церемонились. Сначала, словно ведьму, пригвоздили кольями к земле. Затем на ней крутанулась бронемашина».

Откуда такое доисторическое зверство? Сравнение с ведьмой неслучайно. Женщина враг на войне, чужая втройне. Во-первых, она просто враг. Во-вторых, она, по мифологии, наемница, не местная  на первой чеченской так называемым «белым колготкам» приписывали, как правило, прибалтийское гражданство, в крайнем случае, они были из Питера – города чужого и непонятного бойцам. И главное третье, она женщина. Война, окопы, суровое мужское братство, замешанное на любви к командиру.

Понятно, что никакого нормального общения с женщинами. Женщина  недоступный трофей или предмет ночных снов. И тут женщина позволяет себе доминировать над мужчиной, то есть человеком, используя фаллические атрибуты: снайперскую винтовку или вертолет. На ней белые  (это на войне-то) белые колготки – атрибут биатлонной формы. То есть из разряда современной войны она переводит противостояние в эротическую плоскость, это Баба-яга, Vagina dentata,  богиня смерти Кали, к тому же подобно настоящей ведьме она либо укрывается в лесу, если снайперша , либо пикирует сверху – вариант Надежды Савченко. Она хочет не просто убить противника, но и кастрировать его, лишить мужской силы. Еще из мифологии, цитата из рассказа Александра Крылова «Сучка», это уже период войны в Приднестровье. Персонаж  красивая (а она не может быть некрасивой) наемница конечно же из Литвы, то есть символ сексуальной недоступности. И преступление, и наказание фиксировано на половых органах: «Они были зверями в юбках, наемницы целились в гениталии… Взять бы тебе гранату, гадюке, между ног  засунуть и выкинуть через окошко. Вот, пока летишь, будет время покаяться»

Эротические фантазии генштаба были плохо документированы. Как правило, речь шла об уже убитых женщинах, в этом сходились и простые солдаты, и генералы. Из воспоминаний Генерала Трошева: «Была и снайперша из Прибалтики. Когда один из старейшин попытался было образумить её, напомнив об истинном предназначении женщины — хранительницы очага, та выхватила пистолет и, приставив его к голове старика, приказала заткнуться. Слава Богу, не выстрелила».

Сравните с интервью Надежды Савченко: «Есть те, кому предназначено рожать детей, я сама буду определять свою судьбу». Это вызов не просто военный, а биологический, и поэтому случай Надежды Савченко будет так важен для пропаганды. Коктейль Маркина из патриотизма, эротики и детских страхов просто обречен на успех.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия