Людмила Алексеева: если завтра примут закон, что рыбы должны летать, что, рыбы полетят?

Здесь и сейчас
28 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Проверяющие дошли до Московской Хельсинской группы. Сотрудники Минюста и прокуратуры пробыли у правозащитников около полутора часов. Интересовались отчётными документами организации.

Позавчера Минюст заявил, что в рамках проверки ищут иностранных агентов. Сегодня Генпрокуратура объяснила визиты проверяющих совсем по другому: ищут экстремистские организации, которые скрываются под чужими именами.

Массовые проверки некоммерческих организаций прокомментировал Владимир Путин: он заявил, что не знает деталей, но исходит из того, что эти проверки являются рутинными   мероприятиями, связанные с желанием правоохранительных органов привести деятельность организаций в соответствие с законом.

Что происходит с правозащитниками – обсудили с главой Московской Хельсинской группы Людмилой Алексеевой.

Казнин: Вам объяснили проверяющие, зачем они просят у вас документы?

Алексеева: Специально не объясняли, но сказали, что это проверка. Сказать, что это плановая проверка, нельзя, потому что у нас сравнительно недавно была.

Кремер: А когда последняя плановая проверка была?

Алексеева: В конце прошлого года, в декабре.

Кремер: То есть недавно.

Алексеева: Да, мы группа, существующая почти 40 лет. Проверять нас каждый месяц нет смысла. Мы делаем примерно одно и то же все эти 40 лет. Пришли к нам из министерства юстиции и из прокуратуры. Из налоговой службы, говорят, завтра. Растянут удовольствие…

Кремер: Для чего нужны, на ваш взгляд, эти проверки, ведь это вызывает довольно однозначный резонанс. Огромное количество западных газет сегодня утром уже вышли с заголовками, посвященные проверкам, которые идут сразу во многих организациях в эти дни.

Алексеева: Вы спрашиваете, для чего, на мой взгляд?

Кремер: Естественно…

Алексеева: На мой взгляд, они не нужны вообще.

Кремер: Для чего это делается? Это же делается с какой-то целью?

Алексеева: Я могу только догадываться. Был издан закон, как известно, что организации, которые финансируются хотя бы частично из-за рубежа и занимаются политикой, это ужасно, конечно, должны регистрироваться, как иностранные агенты. По этому закону срок регистрации истекал 30 ноября. Ни одна организация не зарегистрировалась. Ни одна. После этого, видимо, у наших законодателей был некоторый шок. Они, наверное, думали, что если издадут самый нелепый закон, мы тут же пойдем его исполнять. У меня по этому поводу такие ассоциации возникли. А если они завтра издадут закон о том, что рыбы должны летать, а птицы – плавать в океане, вы думаете, рыбы полетят, а птицы будут плавать? Наверное, нет.

Кремер: Но начнутся проверки.

Алексеева: Вот и мы рассудили, что мы не иностранные агенты, во-первых. Во-вторых, имеется закон, очень нам понятный, правильный, что ни одна организация, ни один человек не имеет право предоставлять о себе официально ложные сведения. Представить сведения, что мы иностранный агент – значит, предоставить ложные сведения. Мы этого ни в коем случае не сделаем.

Кремер: На ваш взгляд, эти проверки – такой инструмент запугивания?

Алексеева: Это инструмент принуждения кого-нибудь зарегистрироваться в качестве иностранного агента. По-видимому, они насчет нас имеют такие намерения, потому что проверяющими задавались, например, такие вопросы: какое отношение мы имеем к недавно происходившему в Подмосковье «Гражданской федерации» – это попытка объединения разных гражданских организаций. Нам сказали, что Московская Хельсинская группа участвовала в подготовке этого мероприятия, мы его одобряем, но поскольку я была нездорова, а были очень метельные дни, и это было далеко за городом, я не поехала на эту конференцию. По-видимому, в их представлении это политика. Второй вопрос был тоже такой. Имеется всем известная организация «Голос». В свое время эта организация была создана по инициативе Московской Хельсинской группы, мы выступали в качестве учредителей. Премия «Голос» присуждает какие-то свои премии. Нас спрашивают, какое участие мы принимаем в присуждении премий «Голоса». Честно говоря, я не знаю. Возможно, что когда регламент об этих премиях издавали, написали там, что Московская Хельсинская группа, как учредитель организации «Голос», участвует в присуждении этой        премии. Мы вообще охотно сотрудничаем с организацией «Голос». Директор этой организации Лилия Васильевна Шибанова является членом Московской Хельсинской группы. Поэтому не исключено, что когда-то, когда они учреждали эту премию, они даже сказали нам об этом. Я просто не помню. Возможно. Но «Голос», выборы…это политика, а мы… какое-то имеем, пусть самое отдаленное… значит, мы иностранные агенты, как вы считаете?

Казнин: Чем все может закончиться, на ваш взгляд?

Алексеева: Ничем. Одно могу сказать: ни в коем случае Московская Хельсинская группы не зарегистрируется в качестве иностранного агента, потому что мы иностранным агентом не являемся.

Кремер: Какое это оказывает влияние на общество, на отношение к таким некоммерческим организациям?

Алексеева: Мне кажется, кроме того, что напоминает о том, что эти организации существуют и каким-то образом нас популяризируют, никакого. Потому что те, кто верили в эти бредни, что мы работаем деньги Госдепа, - это странная публика, по-прежнему может быть верит. Но большинство людей, которые умеют думать, обладают информацией, этому не верят. И от того, что нас придут и проверят и даже что-то напишут, вроде того, что имеем отношение к учреждению премий «Голоса», я не думаю, что это как-то ухудшит нашу репутацию.

Кремер: И вы уверены, что людей, которые в это не верят, большинство?

Алексеева: Знаете, большинство среди граждан. Потому что наша огромная страна так устроена, что огромное число наших соотечественников никак не участвует ни в какой общественной, гражданской, вообще ни в какой жизни, кроме своей каждодневной. И если вычесть этих людей, то да, большинство.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.