«Люди, у которых все в порядке с языком и историей, отличат русских завоевателей от советских оккупантов». Ответ Хинштейну на запрет энциклопедии для детей

Здесь и сейчас
24 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Депутат Александр Хинштейн отомстил за кровь, пролитую в борьбе с русскими завоевателями. Из книжных магазинов в России изъяли энциклопедию «Флаги мира для детей». Хинштейна возмутила статья, посвященная флагу Литвы.

Текст – дословный перевод с французского, автор оригинальной энциклопедии Сильвия Беднар. И вот что она пишет про флаг Литвы: «Красный – цвет крови, пролитой литовским народом в борьбе с русскими и германскими завоевателями». Прочитав такое, сначала Хинштейн разразился гневным сообщением в твиттере. Обозвал энциклопедию «русофобской книжкой», а издательство «КомпасГид» – «фашистами». И затем написал заявление в прокуратуру.

В итоге книжные магазины, не дожидаясь решения прокуроров, отказались от большей части тиража. Хотя, изначально продажи книги шли очень хорошо, и в «КомпасГиде» даже думали переиздавать книгу.

Виталий Зюсько, главный редактор издательства «КомпасГид», был у нас в эфире, и с ним мы обсудили эту тему.

Арно: Мы правильно понимаем, что никакого судебного решения пока нет, книгу могут и не запретить?

Зюсько: К счастью, решения нет. В прошлый четверг и пятницу я ходил в прокуратуру, давал объяснения. Насколько я понял, прокуратура среагировала на публичное высказывание в твиттере. Депутатский запрос в Генпрокуратуру остается под вопросом. Начались разбирательства, посмотрим, что будет дальше. Я так понимаю, в течение 30 дней мы получим какой-то ответ из прокуратуры.

Казнин: Тем не менее, в магазинах сейчас эту книгу не найти.

Зюсько: В течение двух недель были заблокированы все продажи в книжных магазинах. Сейчас ситуация стала изменяться в более позитивную сторону после того, как Сергей Пархоменко публично заявил о поддержке и проявил солидарность по отношению к маленькому издательству КомпасГид. Мы получились очень теплые слова от Бориса Куприянова. Он заверил нас, что в книжном магазине «Фаланстер» и «Циолковский» эта книга будет продаваться, и также сейчас два маленьких интернет-магазина в Москве тоже продают эту книгу.

Арно: Официально большие книжные магазины как вам объяснили свое решение?

Зюсько: Официально объяснил книжный магазин «Москва» свое решение убрать эту книгу с продажи из-за публичной претензии. Остальные книжные магазины и торговые сети никак не аргументировали.

Казнин: А это вообще нормальная практика? Такое бывало? Прозвучало где-то мнение депутата Государственной Думы, он заявил, что подаст жалобу, и книжные магазины отказываются продавать книгу.

Зюсько: Я думаю, что эта ситуация уникальна для книжного бизнеса, особенно для книжного бизнеса, занимающегося подростковой литературой. Понятно, что депутат Хинштейн наступил на больную мозоль, потому что теперь нам понятно, что книготорговое сообщество так же, как и книжное сообщество, абсолютно не консолидировано. Нет никакой нормативной базы, которая бы защищала издательство, то есть книжные магазины не готовы проявлять солидарность или, по крайней мере, дожидаться какого-то судебного решения. Все забыли о презумпции невиновности и о том, что только суд имеет право что-либо запрещать.

Арно: А каким образом они собираются выносить решение? Будет создана какая-то комиссия международная? Это же очень щекотливый вопрос.

Зюсько: После публичного высказывания Хинштейна в своем твиттере началась очень некрасивая, неприемлемая для современного общества дискуссия в блогосфере, были какие-то оскорбления в адрес издательства, автора, переводчика. Была такая фашистская риторика, и было понятно, что Хинштейн создал определенный угол зрения, который сформировал эту негативную волну. На прошлой неделе мы подготовили заявление для прессы, мы очень признательны журналистскому сообществу за солидарность и за информационную поддержку. Как мне кажется, нам удалось создать другой угол зрения, более позитивный. Издательство предлагает решать любые недоразумения за счет диалога.

Казнин: А какое ваше отношение к этой фразе?

Зюсько: Понятно, что автор делает обобщение, потому что сам Хинштейн в своем твиттере на этой неделе упомянул, что впервые флаг был принят в 1918 году. В этой фразе никак не читаются «советские оккупанты». Мы на позапрошлой неделе заказали лингвистическую экспертизу в Институте русского языка им. Виноградова. «Проведенные исследования показывают, что фраза «Красный – цвет крови, пролитой литовским народом в борьбе с русскими и германскими завоевателями» не является лингвистическим признаком возбуждения ненависти либо вражды, а также унижения человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка и т.д.» Мне кажется, что у люде     й, у которых все в порядке с русским языком и элементарными знаниями истории, никак не может читаться «советская оккупация» или «неуважение к советскому периоду».

Казнин: Получается, если Мизулина скажет, что «Лолита» разрушает нравственность, книгу запретят, депутат Худяков скажет, что «Анна Каренина» - пропаганда насилия, и ее тоже должны будут запретить. Прецедент есть сейчас.

Зюсько: Можно долго высказывать разные мнения. Сейчас очень важно эту позитивную информационную волну пусть в конструктивное русло. Я думаю, что издательское сообщество должно понять, что есть ахиллесова пята, что это может коснуться не только этой книги. Речь идет о том, что любая книга может быть запрещена в России за счет неосторожных эмоциональных высказываний либо чиновника, либо политика. Это печально, потому что мы все носители некого вируса тоталитарного общества, от которого нужно избавляться. Если не будет осознанности и солидарности по отношению к своим коллегам, я думаю, мы похороним весь книжный бизнес.

Арно: Здесь единственное правильное решение – вести информационную войну, потому что рассчитывать на правоохранительные органы не приходится. Вам нужно, наверное, какую-то пресс-конференцию созывать, на ней зачитывать это заключение, призывать своих коллег, которые будут выступать в защиту. Ответить Хинштейну не в твиттере, а вживую.

Зюсько: Это происходит с прошлой недели, потому что мы как раз делали открытое заявление для прессы. Я очень признателен именно журналистском сообществу за поддержку. РИА-Новости первые отозвались на эту историю, потом было BBC, потом уже закончилось мощной артиллерией. Издательское сообщество не отреагировало до сообщения Вари Горностаевой. Было понятно, что мои коллеги из других издательств не очень понимают, как воспринимать жту историю.

Казнин: Вы уберете эту фразу?

Зюсько: Я думаю, мы не будем убирать эту фразу, потому что тогда будет противоречие. В самом начале этого конфликта нам предложили убрать тираж и принести извинения, только не очень понятно перед кем, и переиздать эту книгу с более деликатной формулировкой. Мне кажется, если бы мы пошли в самом начале на это, мы бы не встречались здесь с вами в студии и не обсуждали. Я не сомневаюсь в профессионализме редакции и переводчика. Сейчас мы отстаиваем нашу позицию.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.