Любовницы французского президента. Бывшая гражданская жена Франсуа Олланда расскажет про все страсти Елисейского дворца

Здесь и сейчас
30 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Роман «Любовницы французского президента». Бывшая гражданская жена Франсуа Олланда Валери Триервейлер напишет книгу о жизни с главой государства. Два года в статусе первой леди, испытание властью и расставание после скандальной публикации о романе Олланда с актрисой Жюли Гайе.

Страстями Елисейского дворца и тем, как Олланд продолжает благородные традиции Жискар Д'Эстена и Саркози – вдохновлялась Наталья Геворкян.

Геворкян: «Вдохновлялась» — это, конечно, сильно сказано, но я вижу, что не я одна поклонница любимого Джона Фаулза и его французского лейтенанта.  Вряд ли книжка Триервейлер будет называться так, как вы придумали, потому что это наверняка будет нон-фикшн. И, скорее всего, это будет о тех 19 месяцах жизни с президентом Франции в Елисейском дворце, которые так печально закончились. Она сказала об этом в двух интервью, одно из которых вышло сегодня в Paris Match – на обложке и три разворота с фотографиями. Второе интервью выйдет в этот уикенд в журнальном приложении к газете Parisienne (у меня есть куски этого второго интервью, поэтому я буду цитировать оба интервью, хотя, конечно, неблагодарная история – рассказывать про интервью). Подзаголовок в Paris Match на развороте «Жизнь не заканчивается, когда ты перестаешь быть первой леди. Мы расстались. Это разрыв, а не отставка, поэтому и не было, и не могло быть никакого официального предупреждения. Просто пришло время перевернуть эту страницу». Такой рефрен, что эта часть жизни закончена и надо двигаться дальше, звучит в первых публичных заявлениях Валери Триервейлер после разрыва с Олландом. Все они были сделаны, включая два больших интервью, во время ее поездки в Индию, из которой она вернулась практически вчера вечером. И это произошло через полтора или два дня после того, как Олланд объявил официально о разрыве. Как выясняется из интервью, Елисейский дворец не очень приветствовал эту поездку Триервейлер, но у меня такое ощущение, что она совершенно сознательно взяла с собой много журналистов. Она встретилась с журналистами и разговаривала с ними совершенно неформально на протяжении полутора часов помимо того, что дала два больших интервью, которые сделаны с большой, чтобы не сказать чрезмерной, симпатией к ней, с абсолютным пониманием, они абсолютно корректны. Из того, что проходит через оба интервью, что любопытно, — это мотив «политика и жизнь», вмешательство политики в жизнь. У многих жен президентов есть этот мотив в их мемуарах и интервью. У Триервейлер это очень чувствуется. Например, она говорит, что «да, я буду продолжать работать в Paris Match и после всей этой истории, но я никогда больше не буду писать о политике. Мой опыт первой леди излечил меня от политики», — говорит она. Во всех интервью подчеркивается, что между ней и Олландом сохранились добрые отношения, что они говорят по телефону. В интервью Paris Match она сказала: «Мы не в состоянии войны, мы говорим по телефону». В интервью Parisienne есть такая деталь, что во время поездки в Индию она получила смс-ку от Олланда, в которой он интересовался ее состоянием здоровья и тем, как проходит визит. Из любопытного в интервью Paris Match – ночь накануне того, как стало публично известно о романе Олланда с Жюли Гайе. Триервейлер говорит, что он пришел поздно вечером, «мы провели всю ночь в разговорах, спорах, не ели, не спали, утром я ждала, когда эта новость выйдет в паблик, и в этот момент потеряла сознание», — вот, собственно, момент, после которого она оказалась в больнице. Она предстает женщиной довольно сильной, и в общем, понимающей, как ей жить дальше, но, тем не менее, прорываются какие-то очень болезненные нотки. Например, когда она говорит о моменте, когда она узнала об этом романе, она как будто упала с небоскреба на землю. И закончить я хочу ее же словами. Она пишет, что Олланд объявил официально о их разрыве 18-тью словами, почти по одному слову на каждый месяц их совместной жизни после того, как его избрали президентом. И заканчивает этот пассаж: «Чтобы полюбить, нужны двое, и только один – чтобы все разрушить». Так считает Триервейлер. Я считаю, что это не вполне так, но на этой сентиментальной ноте, думаю, мы можем поставить точку в отношениях между журналисткой Триервейлер и президентом Олландом, по крайней мере, до того момента, пока не появится ее книга.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.