Лимоновцы о драке с Удальцовым на панихиде: сам виноват, неправильно вел себя

Здесь и сейчас
6 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня утром у Сахаровского центра, где проходила панихида по другороссу Александру Долматову, подрались его однопартийцы и лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. За что они его?

На прощание с Александром Долматовым, который покончил с собой три недели назад в депортационном центре в Роттердаме, пришли, по оценке «Новой газеты», несколько сотен человек, в том числе лидер запрещенной национал-большевистской партии – теперь незарегистрированной «Другой России» – Эдуард Лимонов и лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов. Как рассказывают очевидцы, Удальцов зашел в зал, пробыл там какое-то время и вышел на улицу, где его окружили журналисты. Оппозиционер успел сказать что-то вроде «Мы потеряли нашего товарища…» и разные общие слова, которые принято говорить на похоронах. Два раза стоявшие рядом нацболы попросили его прекратить разговаривать с журналистами – мол, это не его, Удальцова, а их товарищ погиб. Удальцов не слушал, в итоге один из нацболов ударил лидера «Левого фронта», началась потасовка. Ее успел снять корреспондент портала «Грани.ру». Вот как эту ситуацию прокомментировал в эфире ДОЖДЯ сам Удальцов.

Сергей Удальцов, лидер движения «Левый фронт»: К сожалению, это выглядело как провокация в духе нашистов, кремлевских движений. Никак не мог ожидать от лимоновцев, которых воспринимал, несмотря на все заявления различные последнего времени, как союзников, не мог ожидать такой провокации, тем более во время панихиды. Это было просто нападение. Я стоял, общался со своим знакомым, подходит человек, я его, в принципе, знаю, и без всяких слов просто нападет и начинает драку. Это на их совести. На мой взгляд, такими действиями они оскорбили память своего же товарища. Я пришел искренне почтить его память, положить цветы. Все их претензии, на мой взгляд, это просто провокация. Не знаю, это делается в интересах власти или это их такая позиция, но выглядит это крайне неадекватно. К сожалению, после таких инцидентов считать их союзниками я просто не могу.

Два человека после этой драки были задержаны, сам Удальцов заявил, что в суд на них подавать не будет – не путать с заявлениями в поддельном твиттере, где ненастоящий Удальцов пишет, что «сотрясение мозга и побои уже засвидетельствованы». Настоящий Удальцов хоть и говорил, что знает, как их зовут, имена ДОЖДЮ не назвал, сказав, что они между собой разберутся.

Лидер «Другой России» Эдуард Лимонов отказался комментировать ситуацию, сославшись на то, что сам момент драки не видел.

Эдуард Лимонов, писатель, политик: Я простоял 2 часа 15 минут всю панихиду гражданскую в Сахаровском центре, поэтому по интересующему вас вопросу ничего не могу сказать. Выйдя из Сахаровского центра, я сел в машину и поехал за катафалком. Его только что мы похоронили, нашего товарища. Вас интересует, как проходили похороны? Вы меня спрашиваете, я не видел ничего! Я вообще ничего не знаю и не видел, был далеко от интернета и от всего. Вообще ничего не знаю.

ДОЖДЮ удалось побеседовать с одним из нацболов. Так вот: в этой среде есть мнение, что Удальцов сам виноват, потому что вел себя некорректно. А резкие заявления теперь делает, потому что его побили на людях.

Похороненному сегодня в Подмосковье Александру Долматову было 36 лет, он вступил в национал-большевистскую партию в 1999 году. Летом прошлого года уехал из России, опасаясь преследования по делу о беспорядках на Болотной. Получил отказ в политическом убежище в Нидерландах и покончил с собой. В Twitter пишут: «Долматов жил как нацбол и погиб как нацбол. Был бы жив, сам бы на собственных похоронах драку устроил».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.