Лимонов «чувствует ответственность» за Таисию Осипову

Здесь и сейчас
28 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Приговор Таисии Осиповой мы обсудили с лидером незарегистрированной «Другой России» – Эдуардом Лимоновым.

 

Кремер: Вы чувствуете свою личную ответственность за Таисию Осипову как активистку «Другой России», то есть вашей партии?

Лимонов: Конечно, чувствую. Трагическая ее судьба нас волнует, сегодня очень мрачный день. Я, зная судебную практику РФ, не ожидал такого приговора. Я, честно говоря, думал, что дадут 3-4 года. Обычно в российском судопроизводстве всегда ведущий – прокурор, а ведомый – судья. Так сложилась практика. Обычно судья имеет право дать чуть меньше и редко пользуется своим правом дать чуть больше. Мне кажется, какая-то сила извне в самый последний момент вмешалась в это, если бы не предполагалось сократить срок, прокурор не говорил бы об этом. Сразу после отмены решения первого суда и отправления дела на пересуд, он сказал: «Четыре года». Он повторил свое желание на последнем заседании. И вдруг мы узнаем – 8 лет. Это было эмоциональное решение сверху.

Казнин: Вы думаете, это политическое решение?

Лимонов: Судья в ходе процесса была вынуждена отказаться от трех обвинений, в том числе, от самого основного – от сцены обыска, во время которого были найдены наркотики, и их в деле нет, судья это признала. Остались два эпизода. Ее практически голо и тупо по политическим мотивам посадили – это определенная месть. Чья? Затрудняясь сказать.

Кремер: Как, на ваш взгляд, есть что-то, что вы могли бы сделать для Таисии Осиповой, но не сделали?

Лимонов: Законно – ничего. А мы не нарушаем закон. Это власть, в данном случае, нарушает закон руками судей.

Казнин: Вы видите в этом руку Москвы. Но получается, что мы выгораживаем судей. Но мы же знаем судебную систему, такие решения выносятся постоянно. Может, нужна реформа судебной системы?

Лимонов: Я не выгораживаю судей. Реформа судебной системы в государстве, в котором существует несменяемость власти, ничего не даст. У нас в выборах не участвует партия оппозиции. О какой реформе вы говорите? Вначале честность во всем, а потом судебная реформа.

Кремер: Почему дело Таисии Осиповой вызывает сейчас меньший резонанс, чем Pussy Riot?

Лимонов: Все громкие дела творит общество. Часть наших СМИ восприняли конфликт Pussy Riot как конфликт государства и молодого гражданского общества. Поэтому люди стали принимать стороны, разделились на сторонниках государства, то есть традиционализма, другие – прогрессисты и адепты молодого зарождающегося  гражданского общества. В деле Таисии Осиповой нельзя было такое совершить. До сих пор среди либеральных граждан существуют предубеждения и по отношению к запрещенной национал-большевистской партии. И я, глава этой партии, внес свою лепту, поскольку многие считают, что я личность неоднозначная. Недоверие и неприязнь ко мне, к организации, которой принадлежит Таисия Осипова, помешала сделать это делом совести граждан. Но может быть сейчас, когда такой жестокий приговор, практически обрекающий ее на смерть, учитывая ее состояние здоровья – у нее сахарный диабет в тяжелой запущенной форме и протянет ли она 8 лет за решеткой? Ее хотят убить.

Казнин: Как вы расцениваете то, что произошло вокруг этого дела – заявление Дмитрия Медведева, который подтвердил сегодня устами своего пресс-секретаря, что это чрезмерно суровое наказание. Заявление уполномоченного по правам человека, который сказал, что это судебная ошибка, и она будет исправлена и так далее.

Лимонов: Из заявления Медведева я не понял, какой приговор он считает чрезмерно суровым – первый или второй. Можно предположить, что мы присутствуем при определенной борьбе кланов. Может быть, путинского или медведевского. Мы просто рассуждаем. Мы видели попытки унизить Медведева, мы не будем их перечислять, и, возможно, этот эпизод тоже можно объяснить соревнованием между двумя нашими лидерами тандема в прошлом.

Казнин: Кажется, это мелко

Лимонов: А может, стоит объяснить это тем, что в свое время у Таисии Осиповой были сложные отношения с местным ФСБ. Эта девушка много лет назад, когда еще впервые был назначен руководителем Смоленской области генерал КГБ, а затем ФСБ господин Маслова, на одной из пресс-конференций она исхлестала его букетом цветов. Видимо, вражда еще идет оттуда. Кроме того, немало крови местным правоохранителям попортил муж Таисии, один из наших ведущих активистов Сергей Фомченков. Может, это месть спецслужб.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.