Лидер молдавской партии «Родина» Ренат Усатый: «Влияние Российской Федерации на Молдавию сильно преувеличено»

Здесь и сейчас
30 ноября 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Молдавия

Комментарии

Скрыть

В студии Дождя лидер пророссийской молдавской партии «Родина» Ренат Усатый. Он рассказал о прошедших выборах и о том, как его встретили в Москве.

Лобков: Можно ли узнать от первого лица, как вашу партию сняли с выборов?

Усатый: Изначально, как я вернулся в Молдову в феврале этого года, действующая власть строила миллион проблем для того, чтобы мы не могли зарегистрировать ни одного политического проекта. Была попытка зарегистрировать нашу партию, вторая попытка – «ПаРУс», все это было шумно, на всех телеканалах, понятно, кроме тех, которые контролирует действующая власть. В результате появилась «Patria», мы заявили об участии в выборах. В течение последних 3-4 месяцев я всегда прогнозировал те проблемы, которые у нас будут, причем чаще всего в прямом эфире или в соцсетях. Я говорил о том, что запретят партию – запретили. Говорил о том, что возбудят энное количество уголовных дел – их возбуждали. Даже то, что вы в анонсе говорили, что…

Лобков: Некие «Antifa» хранили гранатометы и так далее – они как связаны с вашей партией?

Усатый: Никак не связаны. В понедельник вечером, это есть в Фейсбуке, можете посмотреть, Ренат Усатый записал на видео и сказал: «Завтра Кавкалюк, это один из молдавских полицейских, самых больших негодяев в стране, будет проводить обыски, будет искать «Калашникова», гранаты и так далее». То есть я перечислил все на 90%, кроме 10%.

Лобков: Ренат, во-первых, у вас бизнес в России. Правильно ли я понимаю?

Усатый: Да.

Лобков: А что это за бизнес? Это банк, как я понимаю.

Усатый: Нет. Банковским бизнесом я никогда не занимался. Это компания ВПТ-НН в Нижнем Новгороде, которая производит твердосплавный инструмент, то есть такой специфический инструмент, которым обрабатываются рельсы.

Лобков: А как вы эту компанию получили?

Усатый: А я ее не получал. Это компания создана с нуля, которую я выстрадал, которая в течение трех лет проходила десятки, я бы сказал, что почти к сотне приблизилось число испытаний. Никто тут ничего не получал.

Лобков: У вас предприятие в России, бизнес в России. Вы говорили, что у вас есть друзья в ФСБ. Правильно?

Усатый: Я этого не говорил, что у меня есть друзья в ФСБ. Я слышал эту интерпретацию, когда к вам ехал. Если так разобраться, то они есть и в «Моссаде», и в ЦРУ, в румынском…

Лобков: А вы вообще пророссийский политик, вы за пророссийское движение Молдавии?

Усатый: Во-первых, Ренат Усатый – патриот страны, в которой он родился. Я промолдавский политик в первую очередь. Во-вторых, я сказал, что я не позволю никому в стране тащить страну куда-либо. Граждане страны – ни Усатый, ни Додон, ни Воронин, ни Филат – не имеют права тащить страну в том или ином направлении.

Лобков: Вы же пришли неслучайно на этот митинг.

Усатый: А я не пришел на митинг. Это экстренная ситуация.

Лобков: Вы разделяете точку зрения тех людей, которые собрались сегодня около молдавского посольства с криками «Россия! Россия!», никакой евроинтеграции, только в Таможенный союз?

Усатый: Если моя личная позиция, то всегда я говорил про внеблоковое государство. Я всегда мечтал, несмотря на 10 лет жизни в Москве, в Молдове я присутствовал почти каждую неделю, и у меня была мечта, чтобы Молдова стала экономической площадкой, где Запад с Востоком взаимодействуют, а не показывают, кто сильнее, круче. Вот это была моя мечта. А то, что так меня встретили люди, я же не знал, что буду голосовать в Москве, потому что позавчера ночью я прилетел в Москву, это было не запланировано.

Лобков: А они готовы были за вас голосовать, если бы вы были в списке?

Усатый: Во-первых, я могу сказать, что очень многие из них, извините за нескромность, может, даже большинство проголосовало за политическую партию, несмотря на то, что нас запретили. Ведь в бюллетене мы есть, они не могли менять бюллетени за три дня до выборов. Я уверен, что завтра будет сюрприз. Я говорю про сотни тысяч бюллетеней, в том числе из сюжета, который мы видели, который покажет, что люди голосуют.

Лобков: А как вы узнали, что, если вы не уедете… Позавчера вы уехали, да?

Усатый: Да.

Лобков: Как вы узнали, что если вы не уедете, то вас арестуют?

Усатый: Молдавия – это маленькая деревня, там все люди друг друга знают. В течение последних особенно полугода, когда в июле в течение недели возбудили три уголовных дела, я никогда в жизни не имел никаких уголовных дел ни в Молдавии, ни в России, я даже фигурантом не был. Есть нормальные работники полиции, прокуратуры, Службы информации и безопасности, это аналог российского ФСБ, которые звонят, пишут в Фейсбуке, говорят: «Ренат, такая-то провокация, вот такое-то мы вам будем делать уголовное дело». Поверьте мне, рекорд в Фейсбуке был три месяца назад, когда я опубликовал все свои уголовные дела, те три, которые были возбуждены в течение недели. 

Лобков: Кстати, на сайте Crimerussia.ru вы фигурируете в качестве представителя солнцевской преступной группировки в Молдавии, кроме того, вас связывают с банкиром Горбунцовым, на которого было организованно покушение.

Усатый: Вы про этот сайт что знаете?

Лобков: Вот такой странный сайт. Много пытались найти, откуда у него растут ноги, но непонятно.

Усатый: Это сайт того, кого вы упомянули. И это в течение 3-4 лет, вы можете увидеть, что текст не имеет ничего общего с названием. Там такие заголовки, типа «Солнцевский браток Ренат Усатый исполняет чьи-то желания», смотрите текст или аудио, видео-эксклюзив, на который там ссылаются, и вы видите, что ничего нет общего с текстом. Да, этот человек жил в Молдове, украл там огромное количество денег.

Лобков: Какой человек?

Усатый: Горбунцов, которого вы упоминали. Он указом Воронина получил молдавское гражданство. Усатый приехал в Молдавию, сделал огромную пресс-конференцию, я не был тогда публичным лицом, это было четыре года назад. Я вышел и говорю: «Послушайте, в стране живет человек, который отмывает в сутки 10 миллионов долларов США. Крадет деньги вкладчиков, занимается тем-то и тем-то». Вышли председатель Нацбанка Молдовы, руководитель Центра по борьбе с коррупцией, говорят: «Вы знаете, то, что говорит Усатый, мы не подтверждаем. У нас нет такой информации».

Но через 2-3 месяца все уголовные дела, которые они ему возбудили, подтвердили то, что Усатый говорил на пресс-конференции. Я говорю: «Ребята, вы посмотрите, что про этого человека пишут в российских СМИ, и по информации, которой я располагаю, в Молдове он делает то же самое». И это подтвердилось. Человек просто деньги вкладчиков, которые были у него на счету, переводил на свой киприотский оффшор без каких-либо схем, посредников. То есть это  просто грабитель, человек, который сегодня пытается привязаться себя к любому более-менее известному человеку для того, чтобы показать в Англии и заслужить там политическое убежище, потому что политическое убежище ему никто не предоставлял. Он пока не был экстрадирован в Молдову из-за того, что, как сказали, в Молдове плохие тюрьмы, то есть как бы не готовы его принять.

Лобков: Распределение участков, только что было сообщение из Центризбиркома Молдовы, и там 18 участков в Румынии, в Лиссабоне, в Мадриде, в Италии около 40 участков. Правильно?

Усатый: Да. В Италии – 25.

Лобков: Два в Москве.

Усатый: В России пять.

Лобков: Это связано с тем, что не хотят людей, настроенных на взаимоотношение конструктивно с Россией, допустить до голосования, чтобы Воронин и Додон не получили, пророссийские партии не получили, и вы не получили своих голосов?

Усатый: Если мы говорим про Воронина, то он точно не пророссийский.

Лобков: Он много раз менял позицию.

Усатый: Ну Владимир Николаевич, особенно в последнее время, в понедельник – пророссийский, вторник – проевропейский. В русских селах он пропагандирует Таможенный союз, в молдавских селах он говорит: «Надо несколько пунктов изменить в договоре об ассоциации с ЕС». Сегодня фактически Додон остался один – Партия социалистов после того, как нас исключили. Отношение к людям, которые здесь, я ведь знаком с Филатом, с экс-премьером с 2009 года, знаю Плахотнюка с 2006 года. Это люди, которые фактически узурпировали власть в стране. Когда я говорил год назад, я говорил: «Ребята, вы русских любите – не любите, но туда нужно приехать и сказать, что из-за того, что все наши счета размещены в австрийских, швейцарских банках, личные сбережения, награбленные деньги, мы тащим в Молдову в Европейский союз».

Лобков: Европейский союз, кажется, руками и ногами пока отпихивается от Молдовы. У них есть Греция, у них есть Кипр, у них есть Португалия. Им хватит пока.

Усатый: Не согласен с вами. Тем не менее, страну туда тащат, тащат очень жестко и тащат не для того, чтобы изменить жизнь людей в Молдове, что меня больше всего беспокоит, а для того, чтобы свои амбиции, решить свои проблемы и свои взаимоотношения с РФ.

Лобков: По вашим данным, сколько процентов молдаван сделали проевропейский выбор, учитывая то, что Молдавия – это такая же страна, как Израиль, такая же страна, как Таджикистан, где, наверное, больше людей живет за границей Молдавии, чем в самой Молдавии?

Усатый: Если мы говорим про реальные цифры, я вчера, прилетев из Молдовы, у меня была пресс-конференция в Москве, где я показывал опрос NDI, который нам представляли National Democratic Institute.

Лобков: Мадлен Олбрайт которым руководит.

Усатый: Да. Нам каждую партию приглашали на презентацию, согласно цифрам этого опроса, получалось 35% на всех, это на Филата – ЛДПМ, Демпартия – Лупу, Плахотнюк и либералы – Михай Гимпу. Это вообще трагедия. Поэтому то, что сегодня с утра, фактически через два часа после открытия избирательных участков в Молдавии, накрылся электронный единый реестр избирателей, это смешно. У меня полный Фейсбук фотографий, где люди вручную что-то записывают, заполняют.

Лобков: То есть вы считаете, что сегодня ночью произойдет самое главное, да?

Усатый: Я считаю, что сегодня ночью произойдет самая большая фальсификация за всю историю страны. Тем более, что вчера я слышал цифры, вчера одни из лидеров ЛДПМ озвучили – 27% у Филата, хотя в NDI – 16%.

Лобков: Вы приехали именно в Москву, хотя вы могли приехать в любую другую страну.

Усатый: Нет, я не мог. Скажу честно почему. В Молдавии законодательство позволяет иметь двойное гражданство. Как вы понимаете, у меня есть гражданство Республики Молдова, и я гражданин РФ. Тот цирк, который в суде наблюдала вся страна, особенно перед решением они даже прессу попросили покинуть помещение. То, что нам инкриминировали на суде, чтобы вы понимали, мы вас снимаем с выборов, потому что, по нашей информации, наверное, вы привезли 8 миллионов леев, это 700 тысяч долларов, из-за рубежа. Не доказано, что мы привезли, а мы считаем, мы думаем, нам кажется. Зал смеялся, смеялась пресса.

Лобков: То есть вы считаете, что это был спецкампания, организованная либерал-демократами правящими, для того….

Усатый: Либерал-демократы вместе с демократами, с Плахотнюком. Есть два человека, которые контролируют сегодня юстицию, демократию и все, что связано с государством под названием Республика Молдова – это Филат и Плахотнюк, и им подыгрывает последние полгода активно Воронин, который строит из себя оппозиционера.

Лобков: С Ворониным тяжелая история, потому что он даже как-то Владимира Путина позвал и не принял. Это была очень смешная история, когда Путин в последний момент отказался. Он все время колеблется между Европой и Россией. Как вы считаете, встреча Игоря Додона 4 ноября здесь с Владимиром Путиным – это был удачный шаг перед выборами для того, чтобы российскую политику в регионе проводить и закреплять, или слишком грубо и демонстративно?

Усатый: Нет. Вы знаете, с 1997 года, когда будучи студентом, я вел первую предвыборную кампанию кандидата в президенты Лучинского, на всех абсолютно выборах была та или иная партия, которая подписывала, например, как Лупу, председатель Демпартии, подписывал с «Единой Россией» на выборах 2009 или 2010 года договор о любви, сотрудничестве, взаимодействии и так далее, то есть фотосессии в Кремле и договоры о дружбе, любви и сотрудничестве – это норма для молдавской политики в течение последних 17 лет. То есть это не что-то новое, что вы увидели в Додоне. Это практика.

Лобков: А вообще Россия эффективно защищает свои интересы? Вообще Россия имеет право иметь свои национальные интересы в Молдове? И если имеет, то удачно ли защищает? Потому что был Козак, был Рогозин, которые попеременно отвечали за российско-молдавские отношения, был задержан рогозинский самолет в Молдавии, которые вез приднестровские листовки в Москву. Как-то странно складывается, что вроде такие высокие кураторы у российско-молдавских отношений, и ничего не получается. Может быть, это потому что они идут против течения и невозможно остановить движение Молдавии на Запад?

Усатый: Я не соглашусь. Вы знаете, что особенно в молдавских СМИ, вот то, что даже в последние две недели ролики, фотографии Ткачука, одного из депутатов ПКРМ, Рената Усатого «Русские готовят захват Молдовы», показывают видео с Майдана, видео 7 апреля в Молдавии, то есть там про Россию больше выдумывают, чем есть на самом деле. Поверьте мне, я не хочу быть чьим-либо адвокатом, но про влияние РФ в Молдове очень сильно преувеличено. На русских очень часто вешают то, чего нет. Да, то, что нужно защищать права граждан в Молдове, ведь сегодня что происходит. Смотрите, я – коренной молдаванин, но я учился в русской школе. Поселок Сахарный Завод в Фалештском районе, где я родился и вырос, молдавской не было, она открылась, когда я был уже в шестом классе. Сегодня таких людей в стране, как Ренат Усатый, поверьте, минимум процентов 40. И сегодня, когда закрываются русские школы, про ветеранов Великой отечественной войны вспоминают иногда 9 мая, «Чебурашка» - это чуть ли не ругательное слово. Вы знаете, там все настолько искусственно увеличивают…

Лобков: Вы хотите сказать, что партия Филата культивирует антироссийские настроения?

Усатый: Нет, и Филат, и Плахотнюк и Воронин – этих людей объединяет то, что все сбережения в швейцарском банке, поэтому…

Лобков: Считаете ли вы все-таки политику России эффективной по привлечению Молдавии на свою сторону?

Усатый: Вы знаете, сложно сказать. Врать не буду, потому что для меня самого политика, как что-либо, появилась в моей жизни 10 месяцев назад, потому что если вы посмотрите мое интервью в декабре прошлого года, я говорил, что я в политику никогда не пойду, политики все – негодяи. Давать оценки насчет эффективности политики, я вам могу сказать одно – если в Молдову еженедельно приезжают десятки чиновников Евросоюза, США, соседней Румынии, со стороны РФ такого нет. И я вам со 100% уверенностью могу сказать, что российского вмешательства такого, как западного, нет.

Лобков: Даже Патриарха Кирилла, по-моему, не очень хорошо приняли в Молдове.

Усатый: Я с вами не соглашусь, Молдова – глубоко верующая страна. То, что власти делают…

Лобков: Он на четвертый день своего пребывания все-таки получил аудиенцию у премьер-министра.

Усатый: Во-первых, они все в очереди стояли и ругались между собой, кто первый с ним встретится – и Лупу, и Филат, и Плахотнюк, и Тимофти. Многие не слышали, но я вам хочу сказать, что у нас в Молдавии есть президент, про которого мало знают, который, кстати, на саммите в Минске, когда он с Путиным вошел в некий словесный конфликт, вся страна чуть не прослезилась, потому что наш президент впервые заговорил за три года. То есть он три года молчал без той или иной позиции.

Касаемо церкви я с вами не согласен, в Молдавии люди верят в церковь, по всем опросам, 60-70% - это доверие к церкви. Только то, что делают действующие власти в течение последних лет, когда страна погрязла в коррупции, контрабанде. Я привожу 2-3 месяца назад иконы с мощами Святой Матроны по благословлению патриарха, пытался все по-тихому раздать без телевидения и так далее, меня заставили за мощи Святой Матроны платить в аэропорту растаможку 30 тысяч леев, то есть чуть меньше трех тысяч долларов. Понимаете, в истории страны такого не было. Поэтому я с вами не соглашусь, люди его всегда будут тепло принимать, поверьте мне.

Лобков: Вы говорите, что славитесь своим искусством предсказания. Выборы спорные, особенно то, что касается молдаван за границей. Мы видим, как они разделены.

Усатый: Это издевательство.

Лобков: Я думаю, что если бы у нас были камеры в Италии или в Португалии, мы бы услышали совершенно другие мнения избирателей.

Усатый: Извините, я вас перебью. Я делал опросы, в том числе в Италии. Если это Италия, это не значит, что все проголосуют за проевропейские партии. В этом можете не сомневаться. Ведь проблема не в евроинтеграции, проблема в том, что во главе евроинтеграции стоят два негодяя по фамилии Филат и Плахотнюк, то есть два человека, которые руководят страной. Поверьте мне, за счет этой стратегической ошибки европейцев и США, если за евроинтеграцию при Воронине в 2008 году было 70%, сегодня 43%, 46% - это очень натянутые цифры. Сегодня это чуть меньше 40%, а через год, если оставят двух товарищей, будет 30%.

Лобков: Короткий вопрос. Будет ли в Кишиневе Майдан? Будет ли народ собираться, пересматривать итоги выборов, требовать пересмотр итогов выборов, переголосование, учитывая то, о чем вы говорили сейчас? Будет ли ваша партия этого требовать? Вы собираетесь выводить ваших сторонников на улицу?

Усатый: Нас провоцировали позавчера, под это привезли уже товарищей с соседней Украины, потому что полиция Молдавии, опять же буду не очень скромным, но ни один полицейский в стране на меня руку не подымет. Но для этого привезли специально обученных людей. То есть у нас должен был быть бокс по плану правящей коалиции с гражданскими лицами, которые якобы за евроинтеграцию. А у тех могут быть и ножи, и оружие.

Лобков: Бокс – чемпионат?

Усатый: Бокс – столкновения.

Лобков: В смысле уличные столкновения?

Усатый: Они провоцировали нас на улицу, взломали мою страницу в Фейсбуке и писали: «Я, Ренат Усатый, призываю всех с оружием в руках прийти в здание правительства». Я это отключаю - это через три минуты опять появляется на моей странице. Все проправительственные газеты начали писать: «20 автобусов активистов Рената Усатого с севера Молдовы выехали на Кишинев, часть из них вооружены». А у меня люди вообще не выезжали никуда, все мои сидели дома. Я понимал, что они нас вытаскивают на это столкновение, я записал несколько видеобращений в Youtube, просил всех остановиться. Для меня не столь важна политика, но я никогда не допущу, чтобы хоть один человек пострадал.

Лобков: А как вы думаете, будет после выборов это все продолжаться, выльется ли это на улицу так же, как и спор о результатах выборов 2011 году в России вылился на улицы из-за многочисленных фальсификаций?

Усатый: Я уверен, что это произойдет. Мало того, они сами того прогнозировали, я имею в виду власти. И сегодня вы посмотрите, ведь согласно законодательству, они исключили нас, и даже если будут перевыборы через три недели, то в них могут участвовать только те партии, которые участвовали в сегодняшних выборах. Понимаете, главная задача – снять меня, потому что сегодня по рейтингу мы на втором месте в стране после коммунистов. И это не мое мнение, а мнение всех социологических опросов, которые уважаемые, такие, как NDI, некоторые молдавские агентства, некоторые исследовательские институты Румынии проводили.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.