Лев Гудков. Самая дееспособная часть общества хочет уехать из страны

Здесь и сейчас
26 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Директор "Левада-Центра" Лев Гудков, Михаил Касьянов, Ольга Романова, Алексей Козлов обсуждают эмигрантские настроения при перспективе провести следующие 12 лет с Путиным президентом.

Кадровые перестановки в российской власти вызвалим бурную реакцию общества -сразу после заявления Дмитрия Медведева о том, что он не пойдет на второй срок, в интернете появились тысячи призывов уезжать из страны.

Примерно в час дня в субботу на российской территории твиттера появились хэштеги #яуезжаю и #поравалить. Френдлента фэйсбука стала мгновенно пополняться ссылками на статьи из серии «быстро и легко мигрировать в канаду». Про ЖЖ я вообщу молчу, даже под «постом с котятами» можно было обнаружить призывы к незамедлительному переезду… Но начнем наш обзор с твиттера.

Добрый десяток твитов, которые в большей мере отображают субботние настроения твиттерян. Пользователь под ником зефирная пишет – кратко и понятно: Собираю вещи. В эмиграцию. Путин на 3й срок. Пользователь Олыкин, журналист и главред ТРК Барс просит у друзей по твиттеру совета: Итак, Путин ещё 12 лет. Куда лучше уехать на ПМЖ? – справшивает олыкин.

Айтишник из Ярославля под ником Исаев пишет одному из друзей. цитата : Пора валить из рашки!, - это сейчас, пожалуй, самый популярный призыв в российском твиттере. Пользователь Сиванова публикует следующие рассуждения - Не квартиру покупать, а валить надо из этой страны... Если возможно то,что происходит сейчас на наших глазах с "рокировкой"-России конец.

А вот популярная шутка от финансистов, ее публикует пользователь Журин: - Что надо покупать во время финкризиса: RU, USD или EURO? - Надо на рубли покупать авиабилеты и валить туда, где покупают на доллары и евро.

Идем дальше. Вот твит от простого офисного работника под ником Ужинский: сидел разговаривал с директором минут сорок. он говорит, что надо валить, пока молодой. А вот непосредственный твит от молодой особы с твиттер-именем Олевшина, она пишет : Чувствую надо выходить замуж за немца и валить из этой страны. А вот наблюдения человека под ником офня: Второй раз за год полтвиттера думаю валить из Рашки. Первый раз был после приговора МБХ.

Ну а так же популярна и другая позиция, против настроений бегства. Так к примеру, журналист Константин Рыков пишет: Сегодня столько умников переписывают друг за другом одну фразу "надо валить из страны". Кому Вы там нужны дурики? работать ведь заставят ;)

А так же благодаря Твиттеру в субботу появились такие чудесные высказывания, как Уж лучше Путин, чем Путин, или вот такое - На съезде Единой России объявили, что теперь Путиным будет Путин. А сейчас предлагаю обратиться к ЖЖ.

Там так же шли жаркие, эмоциональные споры. По слову «валить» поиск выдает сотни страниц постов. В сообщество жж пора валить в эти выходные особенно активно добавляются пользователи сети.

Монгайт: Может быть, в последнее время были какие-то опросы, с чем связаны такие призывы? Действительно в интернете, по крайней мере, в последние дни стало очень много.

Гудков: Мы, действительно, проводим регулярные исследования. А вот этим летом провели по заказу «Новой газеты» исследование миграционных настроений среди среднего класса. И оказалось, что задумываются об этом примерно 50%, что много. Но это настроения, в основном, предпринимают конкретные какие-то шаги 6%. Я хочу подчеркнуть, что это наиболее активные, наиболее образованные, наиболее дееспособная часть нашего общества, с которой, вообще говоря, и связаны перспективы развития, модернизации, все хорошее вообще. И то, что такой всплеск настроений среди вот этой части общества, говорит о том, что эти люди не видят перспектив в стране. У них нет сильных идеологических и политических разногласий с правящим режимом, но их тревожит сохранение вот этого загнивающего состояния, в котором оказывается Россия: отсутствие политических перспектив, нарастающий административный произвол, зависимость суда, бюрократический произвол, коррупция. И это вот заставляет чесать в затылке, действительно думать о чемоданных настроениях. Речь идет, еще раз говорю, не о политических разногласиях, а отторжении цивилизационном, если хотите. Потому что эта часть, которая должна была бы обеспечить развитие страны, она оказывается не удел. Она оскорблена вот этим политическим наперстничеством, которое мы наблюдали в последнее время и все системы такого демонстративного пренебрежения обществом. И это их пугает. Их пугает даже не собственное состояние, а будущее их детей, с которыми, вообще говоря, связано это. И это вот заставляет задумываться об отъезде. Еще раз говорю, это настроение, это не реальная готовность в ответ.

Казнин: Сейчас обратимся к людям, которые не уезжают, а только приехали в Москву. Напомним, Ольга Романова и Алексей Козлов с нами в студии. Скажите, а у вас возникают такие настроения вот в последние дни?

Монгайт: У вас наверняка больше мотивов, чем у всех присутствующих.

Казнин: Теперь, когда уже можно об этом задумываться всерьез.

Романова: Мы под подпиской о невыезде.

Козлов: У нас подписка, во-первых, о невыезде, это первое. Во-вторых, для меня принципиально с последним решением ничего не изменилось. Поскольку мы прекрасно понимаем, кто принимал основные решения последние 4 года, цифры, которые говорят об оттоке капитала из России, еще в прошлом году были ужасающими, и в этом году тенденция сохраняется, насколько я, по крайней мере, сидя в зоне…

Романова: Посмотрел, сколько капитал.

Козлов: Поэтому реальным заслоном для того, чтобы талантливые, молодые, потому что уезжают в основном молодежь, чтобы люди не уезжали, является, конечно, изменение, прежде всего, нашей судебной системы. На сегодняшний момент я говорю конкретно о Московских судах. Потому что, как показывает опыт моего дела, на стадии Верховного суда еще возможно справедливое решение, а московские суды… Москва – это финансовый центр России, во многом инвестиционная привлекательность нашей страны, она зависит от качества работы именно московских судов. Так вот, их качество работы ужасающе. Так показывает опыт и моего дела и тех людей, с кем я встречался в тюрьме. Без справедливого суда, у каждого, абсолютно у каждого человека есть шанс оказаться в тюрьме и потратить 3-4 года на то, чтобы отмыться. Поэтому, изменения какие-то в тенденции, как вывода капиталов, так и изменения в настроениях это должны быть не кадровые перестановки, а более системный подход.

Казнин: А все-таки, еще раз, я спрошу, если не подписка о невыезде, вы бы уехали? Ольга?

Романова: Нет. Я нет. Я бы отправила, безусловно, мужа.

Козлов: А я бы не уехал.

Романова: Вот именно. Я бы отправила мужа, и выпихивала, как я выпихивала в последний год перед твоей посадкой с криками «Уезжай, уезжай, тебя посадят как Ходорковского». На что Алексей мне тогда говорил: «Ходорковского хоть чуть-чуть было за что, меня-то вообще не за что». Это первое что мне сказал на свидании Алексей, когда мы только с ним увиделись нелегально, только-только. Это вместо «здравствуйте» - «как я был не прав». В отношении Ходорковского, а не в отношении уезжать.

Казнин: А тогда бы вы уехали?

Козлов: Тогда бы я уехал.

Казнин: Зная, что вас ждет?

Козлов: Зная, что меня ждет.

Романова: Он не верил.

Козлов: Зная, что меня ждет, я бы уехал на 100%.

Казнин: И навсегда?

Козлов: Нет. Я думаю, что это скорее вариант с Киселевым, к примеру.

Романова: Олегом Киселевым.

Козлов: Олегом Киселевым. Я бы продолжал бы бороться. Почему я не уеду сейчас при любых раскладах, потому что я, пройдя все это, увидел, насколько тот мир, в котором живем мы, отличается от того мира, в котором живет большинство. На самом деле не просто граждан, а людей, как, с ними обращаются, фактически второго сорта. Я хотел бы помимо своей основной работы, которая у меня появится, заниматься вопросами, связанными с помощью этим людям, а также организовывать людей, влиять на изменения. Вы знаете, у нас были очень неплохие поправки в Уголовный кодекс, но люди, которые их принимали, абсолютно не знают специфики, они не работают. Это работа, которая была сделана впустую большим государственным аппаратом. И мне кажется, для того, чтобы происходили изменения, мы все должны что-то сделать для того, чтобы ситуация изменилась.

Монгайт: Алексей, мы счастливы видеть вас на свободе.

Козлов: Спасибо, огромное.

Казнин: Спасибо, что пришли. Не прощаюсь, это я говорю, собственно, то, что мы должны сказать с самого начала. Скажите, а эти настроения могут измениться в одну или в другую сторону? Кстати, наши зрители комментируют, что, наверное, надо говорить о настроениях сред блогеров, в первую очередь, а не среди россиян. Есть различия?

Гудков: Блогеры, конечно, все-таки небольшая часть российского общества, более образованная, более молодая, в основном, это жители крупных городов. Так что их нельзя их мнение нельзя выдавать за всех. Есть огромная периферия депрессивная, бедная, ущемленная, завистливая и она молчит. Это малые города и села, в них проживает почти 2/3 населения. И единственный выход из той ситуации, в которой оказались эти люди, это надежда на власть. Поэтому они ее поддерживают против более развитой, более образованной, более обеспеченной активной части нашего общества, более молодой. Это жители крупных городов. Разрыв этот он все время усиливается и как повернется дело, это трудно сказать.

Ясина: Но модернизацию делает все-таки та 1/3, которая…

Гудков: Ясно совершенно, что политическая система, которая сегодня сложилась – это тормоз на пути развития нашей страны. Но как ее изменить при такой поддержке, это проблема.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия