«За сытыми нулевыми пришли беспредельные десятые»

Политолог Кынев о том, что значит побоище на Хованском кладбище
14 мая 2016 Петр Рузавин
16 408 0

В субботу, 14 мая, на Хованском кладбище в Москве произошла массовая драка и перестрелка. При этом источники «Интефакса» сообщали, что столкновения произошли между выходцами из Средней Азии и Северного Кавказа, то есть граждан России. В драке и перестрелке между выходцами из Таджикистана и Узбекистана с одной стороны, и Дагестана и Чечни — с другой, погибли 3 человека, ранены более 20, около 90 задержаны. Всего в ней принимали участие около 200 сот человек. 

Мэр Москвы Сергей Собянин к вечеру сделал заявление об утренней массовой драке и перестрелке с жертвами на Хованском кладбище. Полиция чуть ранее заявила, что участники драки на Хованском кладбище не были его работниками — это были нелегальные мигранты. По данным МВД, предварительная причина массовой драки — конфликт из-за территорий обслуживания на Хованском кладбище.

При этом источники «Интефакса» сообщали, что столкновения произошли между выходцами из Средней Азии и Северного Кавказа, то есть граждан России. В драке и перестрелке между выходцами из Таджикистана и Узбекистана с одной стороны, и Дагестана и Чечни — с другой, погибли 3 человека, ранены более 20, около 90 задержаны. Всего в ней принимали участие около 200 сот человек.

Столкновения объяснили попыткой группы людей с Кавказа заставить платить дань работников кладбища — выходцев из Средней Азии. По его словам, сегодня приехали вооруженные люди на 15 машинах, а их встретили более сотни работников. Приехавшие попытались скрыться на автомобилях, но им перегородили путь, машины сбили насмерть двоих человек, в итоге началась драка со стрельбой, применялся даже автомат Калашникова.

ГУП «Ритуал», которое контролирует кладбище, и мэрия Москвы высказывают ту же точку зрения, что и полиция   виноваты мигранты. При этом в мэрии заявляют, что «произошла стычка между охраной самого кладбища и нелегальными мигрантами», — это слова главы Департамента торговли и услуг Москвы Алексея Немерюка.

Что означает происшествие на Хованском кладбище, Дождь обсудил с политологом Александром Кыневым

В октябре 2013 года Орхан Зейналов убил Егора Щербакова. Это спровоцировало массовые погромы в Бирюлеве, а власти стали закрывать овощебазы. Сейчас какие последствия будут, как вы считаете?

Я думаю, что сейчас будет попытка сместить акценты при анализе этого события с темы криминального передела, чем оно и является, на тему межэтнических отношений. Мы уже это видим. За последние пару лет тема межэтнической напряженности отошла на третий-четвертый план, количество мигрантов в условиях кризиса сократилось, для них просто нет рынка труда, снизились доходы, то есть это стало невыгодно, нерентабельно.

Людей волнуют другие  проблемы. Даже на пике интереса к межэтнической проблематике она никогда не было проблемой №1. Она была важна, но с точки зрения приоритета людей всегда волновали другие вещи: доходы, зарплаты. Никогда эта тема не была важнее, чем все остальное. Партии и кандидаты, которые базировались только на подобной тематике, всегда получали микроскопические проценты.

Я думаю, то, что происходит сейчас ― признак совершенно другого. Если абстрагироваться от этнической принадлежности участников (я сужу по сообщениям новостных агентств ― как зоны географического происхождения ряда участников фигурируют Средняя Азия и Северный Кавказ), то это говорит о том, что, во-первых, рынок, связанный с похоронным бизнесом, всегда был очень криминальным. Это хорошо известно. Он криминален не только в России, это вообще один из самых криминальных видов бизнеса.

Но дело в том, что разборка средь бела дня за контроль над конкретной сферой, приносящей доходы, в которой участвуют несколько сотен человек, совершенно никого не боясь, повлекла, я бы сказал, растерянную реакцию властей. Это в определенном смысле индикатор того, что вообще происходит сейчас в стране и в столице с точки зрения ситуации на рынке труда, в экономике и в обществе.

Были проклятые девяностые, когда делили рынки, контроль над тем или иным бизнесом, захватывали офисы, «маски-шоу», если кто помнит, сколько этого добра было в девяностые. Это все ушло. Пришли сытые нулевые, эпоха сверхдоходов, которые были проедены. Сейчас за сытыми нулевыми пришли новые беспредельные десятые. Мы видим некоторые вещи, которые имели место в так называемые «проклятые девяностые», в еще более худшем виде. Я что-то не припомню в девяностые годы драку за передел рынка с участием 400 человек в Москве.

Это говорит о том, что социальная ткань общества и проблемы организации бизнеса просто сыпятся. Показное благополучие, в котором мы жили, истончается на наших глазах. Мы наблюдаем большой и малый хаос, в который погружаются все новые сферы. Люди фрустрируют, мы видим криминальные события разной степени важности из регионов: самоубийства предпринимателей, сообщения о стычках, о похищениях и вымогательствах. Это говорит о том, что ситуация в обществе меняется в крайне негативную сторону.

То, что в данном случае участниками события были представители именно этих этнических групп… Я думаю, что если так будет и дальше, будут вполне вероятны события, когда такие же разборки будут устраивать представители совсем других народов. Здесь, на мой взгляд, важно то, что такие разборки вообще стали возможны. 

Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Комментарии (0)
Другие выпуски