Квартиры с детьми продать будет почти невозможно

Здесь и сейчас
18 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Забота о детях парализует рынок недвижимости. Правительство рассматривает инициативу Минобрнауки о введении требования получать разрешение органов опеки при сделках с квартирами, в которых прописаны дети.

Сейчас чиновникам приходится обращаться только в том, случае если дети, являются владельцами квартир. Какие последствия может иметь желание правительства защитить детей, выяснял наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Поправки в Гражданский кодекс, предложенные Минобразования, уже одобрены правительственной комиссией по законодательству и в ближайшее время будут рассмотрены самим кабинетом министров. Суть в том, что если у вас в квартире прописаны дети, то для того, чтобы ее продать, вам придется получить разрешение чиновников из органов опеки. Формальная причина – защита прав детей на жилье. Такие права есть не только у детей, но и у каждого жителя России, они прописаны в Конституции. Надо отдать должное, проблема с соблюдением этого права, особенно в части детей, действительно есть. Пока родителям идти в органы опеки приходится только в том случае, если ребенок является непосредственным владельцем доли в квартире. Практика работает, и норма говорит о том, что принадлежащую детям квартиру продать практически невозможно. Причем даже не имеет значения, живут ли дети, например, за границей, или туда вместе с родителями собираются уехать.

Ольга Тараканова, глава отдела московских продаж Knight Frank: В 95% случаев они выдают это разрешение только после приобретения на имя ребенка аналогичной площади в аналогичном районе. Соответственно, в 5% случаев это исключения, например, как разрешение выдается авансом до проведения сделки, но с обязательством в срок предъявить в органы опеки и попечительства договор купли-продажи и, как правило, они ждут исполнения 18-летия.

Это речь об элитной недвижимости. Этот сегмент небольшой, но в нем распространена практика записи жилья на детей по разным причинам. В целом на рынке недвижимости, например, в Москве ситуация еще более сложная. Как сообщает «Коммерсант», более половина из 90 тыс. сделок, совершаемых ежегодно в Москве, происходит с тем или иным участием детей. Это значит, что только в Москве органам опеки придется выдавать 45 тыс. разрешений в год на сделки по купле-продаже квартир.

Самое удивительное, что требование получать разрешение в органах опеки уже действовало в России с 1994 по 2004 годы. Впоследствии оно было отменено, а еще позднее Конституционный суд посчитал ее неэффективной. Тогда закон допускал, по мнению суда, неоправданное вмешательство органов опеки во все случаи отчуждения жилых помещений. По идее, это означает, что снова ввести подобную норму невозможно.

Тамара Морщакова, советник конституционного судьи: Означает одно – что законодательный орган не может преодолеть эту позицию путем принятия другого акта. Совершенно официальный статус позиции Конституционного суда. То, что сейчас, исходя из содержания проекта, налицо попытка преодолеть эту позицию, - это совершенно неоспоримо.

Беда в том, что инициатива Минобразования не то, чтобы высосана из пальца: в результате действий алчных родителей или просто мошенников дети действительно зачастую оказываются на улице. Но и предложенным способом эту проблему не решить.

Елена Альшанская, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам»: У нас реально не защищено право ребенка на жилье. Среди тех подопечных, которым мы помогаем, много тех, когда в период после изменений жилищного кодекса, когда дети были выселены из квартир, где они были только прописаны, чаще со своей мамой. В итоге просто оказались  на улице, без права на жилье. Можно ли сказать, что это механизм? По крайней мере, похоже на механизм, но, конечно, это не очень объективный механизм, потому что здесь должна быть совершенно иная история. Государство должно гарантировать каждому ребенку возможность при потере жилья получить хотя бы какое-то социальное жилье, потому что здесь у нас вариант разрешить или не разрешить.

Приходится ждать, будет ли разработан какой-нибудь другой механизм или будет проталкиваться этот. Но сложно представить, что Минобрнауки не знает о позиции Конституционного суда и проводят эту инициативу, якобы, не представляя о том, что это невозможно. С другой стороны, по словам Тамары Морщаковой, бывшей судьи Конституционного суда, нередки случаи, когда и такую позицию Конституционного суда удавалось законодателям преодолевать.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.