Кучерена об аттестации. Первое интервью в новой роли

Здесь и сейчас
20 апреля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Каждый пятый милицейский начальник не пройдет переаттестацию и не превратится в полицейского. Этот прогноз сегодня сделал глава МВД Рашид Нургалиев.

Причем проверкой на профпригодность займутся не только сотрудники ведомства, но и поэт Илья Резник и адвокат Анатолий Кучерена. Их включили в состав аттестационной комиссии после многочисленных жалоб о том, что процесс нужно сделать более открытым и допустить до проверок правозащитников.

В начале апреля ассоциация "Агора" обратилась в Верховный суд. Главная претензия правозащитников была в том, что вся эта аттестация —закрытый процесс, и никто не понимал, по каким критериям становятся или не становятся полицейскими.

Превращение милиционеров в полицейских обсуждаем с депутатом Госдумы Геннадием Гудковым, заместителем председателя комитета по безопасности, и адвокатом Анатолием Кучереной, членом Общественной палаты и — с сегодняшнего дня — участником аттестационной комиссии высшего состава МВД.

Писпанен: Можно сказать, что правозащитники – молодцы, добились, да?

Кучерена: Им надо отдать должное.

Писпанен: Вы сами считаете - этого достаточно?

Кучерена: Вы знаете, может быть, и нет. Я, прежде всего, хотел сказать огромное спасибо тем правозащитникам, с которыми я знаком, и с которыми я работал на протяжении многих лет – я себя тоже отношу к категории правозащитников, хотя я профессиональный юрист. Но, тем не менее, благодаря работе с правозащитниками, мы поднимаем достаточно много вопросов. И тема действительно была затронута правозащитниками, они обратились в суд, и это свидетельствует о том, что у них есть гражданская позиция. Они, когда увидели, что в комиссии по аттестации не вошли представители гражданского общества, они естественно стали выяснять, почему. Наверное, это нормально абсолютно, потому что когда мы говорим о работе правоохранительных органов, тем более, когда говорим об открытости работы правоохранительных органов, конечно, мы понимаем, что там должен быть глас народа. То есть должны быть люди, которые не имеют званий, которые никакого отношения к структуре не имеют, и не зарабатывают там никаких денег.

Писпанен: Ну, может, посчитали, что достаточно гласа народа, когда народ просто высказывался в интернете, как мы помним.

Кучерена: Законопроект когда обсуждался?

Писпанен: Да, когда обсуждался законопроект.

Суханов: К которому, как известно, мало прислушивались.

Писпанен: И собственно, к нему практически и не прислушивались.

Суханов: Может быть, вот в этой комиссии, интересно, есть представители законодательной власти? Вместе с нами сегодня депутат Госдумы Геннадий Гудков. Геннадий Владимирович, вы зампред комитета по безопасности?

Гудков: Да.

Суханов: Почему нет представителей парламентариев? Я понимаю, что к власти все равно вопрос очень такой неординарный и неоднозначный, но тем не менее.

Гудков: Для начала я напомню, что наши поправки, мои поправки, если так можно выразиться, которые должны были напомнить аттестационные комиссии представителями общественности и законодательной власти, они были с негодованием отклонены под предлогом «не вмешивайтесь в компетенцию министра». Те аттестационные комиссии, которые сейчас созданы, они созданы опять-таки всеми теми же представителями власти. Но то, что включили Анатолия Григорьевича, к которому я с большим уважением отношусь – хорошо. Но это ведь одна комиссия. А такие аттестационные комиссии возникнут в каждом регионе, они возникнут при каждом управлении.

Суханов: А сейчас кто в них входит?

Гудков: Представители того же МВД, главного департамента по собственной безопасности. Мне сказали, что якобы туда включаются представители, сотрудники налоговой инспекции, а также Федеральной службы безопасности.

Суханов: На местах идентичные составы?

Гудков: Я думаю, что примерно то же самое будет. Потому что нет там общественности никакой, нет совершенно. Но говорят, что якобы ветераны туда будут входить. Но кто из ветеранов, какие ветераны, для чего ветераны, свои – чужие ветераны, не знаю. Точно нет никаких представителей народной власти, депутатов – депутатского корпуса нет. Точно нет представителей общественности, гражданского общества. Ну за исключением - сделали такой широкий жест, аж двоих включили во все аттестационные комиссии. Поэтому я думаю, что это будет достаточно закрытый междусобойчик. Я могу сказать следующее – вот меня МВД упрекает, что Гудков дескать говорит не совсем достоверную информацию, платная аттестация – не платная. Я уточнил, действительно плата вносилась сотрудниками за переназначение, вот то, которое прошло у нас в 2011 году. Пока у меня нет достоверных данных – пока нет, подчеркиваю – по аттестации, но у меня есть достоверные данные по банкам. И вот сегодня у меня был один банкир, они тоже, банки, ловят конъюнктуру, они сейчас пачками, сотнями дают кредиты сотрудникам МВД от 30 до 50 тысяч с формулировкой «на неотложные нужды». И прежде, чем они получают кредиты – сотрудники МВД…

Писпанен: Это вот то, что в конвертиках заносится?

Гудков: Я не знаю. Я вам говорю фактуру.

Писпанен: Но мы так подозреваем. Но как? На счет теперь перечислять?

Гудков: Объясняю. Сотни сотрудников МВД, отвечаю за эту информацию, обращаются сейчас в ряд коммерческих банков, могу для МВД дать банки. И инспектора, которые выдают кредиты, спрашивают: «А зачем вам эти кредиты?». Они говорят: «Ну, нам уже сказали, что, наверное, нужно будет заносить, но у нас должна быть сумма на руках». Так ли это – не так, будут ли они заносить – не будут, правда это или не правда – пусть проверяет департамент собственной безопасности - УСБ МВД. Но я для уважаемого Юрия Владимировича Горбунцова, которого я хорошо очень знаю, он руководитель департамента, готов дать ему банки, банкиров, чтобы он сам лично проработал этот вопрос, насколько это достоверно.

Писпанен: Но тот же самый департамент собственной безопасности тоже, наверное, будет проходить переаттестацию?

Гудков: По-моему, они уже прошли.

Кучерена: Дело в том, что это важно очень – то, что говорит Геннадий Владимирович. Мы много лет общаемся, много лет работаем и участвует во многих мероприятиях в части правоохранительных органов, судебной системы. Конечно, очень важно, Геннадий Владимирович со мной согласится, что эта информация, которая есть, она должна стать достоверной для нас. Если я вошел в комиссию по аттестации, я соответственно обладаю такой информацией, могу сам проверить или, в конце концов, обсудить эту информацию на комиссии. И я вас уверяю, если такая информация будет, даже неважно, кто присутствует в этой комиссии, мы решение будем принимать совершенно однозначно, если факты подтвердятся - отрицательно. Такой генерал – он не пройдет на должность. Это я вам могу заверить, и эта комиссия не будет закрытой.

Писпанен: Скорее всего, речь-то тут даже больше не о генералах, наверное, идет. Мы никогда не узнаем, генералы заносили.

Гудков: Похоже, что все генералы уже прошли комиссию.

Кучерена: Конечно, мы не узнаем, но тем не менее. Дело в том, что есть информация, в том числе, и мы на нее реагируем. Вот у нас была информация по Пермской области, я просто не хочу сейчас фамилии называть. Есть часть вопросов, которые действительно придаются огласке, и меры принимаются. Конечно, кто-то может пройти, но если мы не будем обладать этой информацией, и не сможем ее проверить, конечно, пройдут коррупционеры, в том числе.

Суханов: Анатолий Григорьевич, скажите просто – по каким параметрам оценивается милиционер, претендующий занять место полицейского? По каким параметрам?

Кучерена: Есть определенные критерии.

Суханов: Вы можете, сейчас тезисно?

Кучерена: Критерии есть, как я их понимаю по-своему, как я буду, по крайней мере, голосовать и вести себя в комиссии по аттестации. Прежде всего, для меня – это профессиональная компетентность, первое. Даже на первое место я бы поставил человеческие качества, как тот генерал, как тот милиционер…

Писпанен: Ну как можно проверить человеческие качества?

Кучерена: Очень просто. Он же работает среди людей.

Писпанен: Кто же будет говорить против своего начальника?

Кучерена: Он работает на конкретно взятой территории. И если речь идет о начальнике, допустим, в субъекте РФ, он работает конкретно в субъекте РФ.

Суханов: То есть вы будете выезжать туда, опрашивать людей?

Кучерена: Если будет необходимо, мы туда будем выезжать. Есть критерии работы – жалобы граждан, как рассматриваются эти жалобы. Почему на сегодняшний день поток граждан поступает только к президенту, премьеру, к нам, получается, в Общественную палату, к депутатам Госдумы? Почему на местах эти жалобы не поступают?

Писпанен: Потому что не верят.

Кучерена: Тоже один из критериев, согласитесь – не верят. Поэтому пишут сюда. Поэтому надо посмотреть, как он работает с гражданами. Я, по крайней мере, буду настаивать в рамках закона «О полиции». Я говорил, выступая в Государственной думе, что обязательно руководитель правоохранительных органов не должен вывеску там иметь: «Принимаю с такого-то по такое-то». А он должен встречаться с людьми хотя бы раз в квартал, раз в два месяца и с людьми общаться.

Писпанен: Это о какой-то другой стране, мне кажется, идет рассказ.

Суханов: Простите мою жесткость, Анатолий Григорьевич. Я, может быть, сейчас покажусь очень жестким, даже дерзким. Значит, на амбразуры бросили двоих – Резника и Кучерену. На всю страну. Марина Цветаева однажды написала: «Уж сколько их упало в эту бездну». Поднимаете, что вы сейчас подставляетесь? И в любом случае после такой переаттестации и такой реформы МВД народ разбираться не будет. Он скажет: «А, это Кучерена – ну понятно, и он там с ними заодно». Понимаете? И вы сейчас разбазариваете, деноминируете свой авторитет.

Кучерена: Дело в том, что, конечно, это большая ответственность, я сегодня уже говорил об этом, еще раз повторюсь. Безусловно, ответственность. Но я еще раз говорю, что, по крайней мере, та информация, которая будет проходить через комиссию, она будет доведена до общественности. Я не являюсь госслужащим, я не служу в органах внутренних дел, я не заинтересован в том, чтобы та ситуация, которая сегодня складывается, чтобы она происходила в закрытых кабинетах. Я, прежде всего, как гражданин России, хочу здесь жить, я хочу, чтобы дети мои жили здесь, и я хочу, чтобы наши правоохранительные органы работали эффективно. А то, что мы сегодня видим, все мы сталкиваемся сегодня, я могу сказать, что бывают чудовищные ситуации, где человек не может разрешить ее. Он обращается к правоохранительным органам и сам становится заложником, он сам страдает от того, что он обратился за помощью.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, Анатолий Григорьевич. Вот вы говорите, что главное – это довести до общественности. А что доводить? Уже огромное количество СМИ написали, даже выкладку полную с количеством денег, которые нужно занести за ту или иную должность пропечатали. Все это прекрасно понимают, все это читают, все это видят. Я имею в виду хотя бы тех, у кого есть интернет.

Кучерена: Ну факты нужны. Ну согласитесь.

Писпанен: Фактов, мне кажется, достаточно.

Кучерена: Вот давайте завтра пойдем к министру внутренних дел с фактами, которые у вас есть, и пусть он примет решение.

Гудков: Я много раз просился и в рабочую группу, и предлагал составить коллегиальные аттестационные комиссии. Ведь надо, по большому счету, эти аттестационные комиссии делать не разовой акцией, а хотя бы переаттестацией, предположим, номенклатуры – не надо всех.

Кучерена: В Америке, по-моему, один раз в год проводятся вот эти переаттестации. Каждый год.

Писпанен: А здесь один раз в жизнь.

Гудков: Я бы, например, делал аттестационную комиссию только для номенклатуры.

Суханов: Геннадий Владимирович, вы верите в то, что сейчас будет проведена реформа МВД, и переаттестация продет так, как должна пройти?

Гудков: Конечно, нет. У них даже сил нет. Даже если бы они захотели это сделать. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия