Кто будет молчать – останется в старости без денег

Здесь и сейчас
17 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Минфин просит оставить так называемых молчунов и накопительные  части их пенсий в покое. «Молчунами» называют граждан России трудового возраста, которые не приняли решения в отношении своих пенсионных накоплений.

Они должны в обязательном порядке определиться со своими деньгами на старость до 1 января 2014 года. После этого накопительная часть пенсии переходит в распоряжение государства. И вот,  предлагается оставить накопительную часть пенсии на текущем уровне – это 6 процентов от пенсионных отчислений. Реализация этой меры, уверены в Минфине, поддержит пенсионный рынок и сохранит поступление длинных денег в экономику.

Заместитель министра финансов Алексей Моисеев объяснил ведущим ДОЖДЯ Татьяне Арно и Дмитрию Казнину сложные расчеты пенсионных реформаторов. 

Казнин: Объясните вашу позицию. Вы хотите, чтобы все осталось, как было.

Моисеев: Мы не хотим, чтобы все осталось, как было, мы хотим реформировать эту систему. Мы считаем, что сейчас она может работать более эффективно, чем раньше. В этом году мы уже ответим на все вопросы критиков, которые нам говорили, как инвестируются деньги, как они охраняются, как производится надзор, расчёт, учет. Я надеюсь, что те причины, которые вынудили в прошлом году принять решение по тому, чтобы с целью сохранения денег отдать их в распорядительную систему, они в этом году или максимум следующем будут устранены. Сейчас идет очень активная по этому поводу работа. При этом мы считаем, что для развития экономики, появления длинных ресурсов, для того чтобы граждане сами управляли своими сбережениями в старости, отвечали сами за то, как они будут жить в старости, а не как это происходит  в распорядительной системе, когда деньги куда-то уходят, а потом когда-то, может, возвращаются, а в каком объеме, никто не знает. Это отвечает тому направлению развития, которым мы хотели, чтобы наша страна шла. Мы хотели, чтобы страна шла вперед, а не назад.

Арно: Зачем тогда год назад принимали такое решение?

Моисеев: Основной позицией критики было то, что был некачественный надзор за негосударственными фондами, было некачественное инвестирование средств, были некачественно отрегулированы отношения между гражданами, пенсионными фондами и управляющими компаниями. В результате чего были потери у граждан, инвестирование не приводило к хорошим результатам. Это решение послужило для нас встряской. Было несколько решений председателя Правительства и президента, работает сейчас рабочая группа в Минфине. Мы сейчас активно движемся к тому, чтобы эти проблемы постараться решить очень быстро.

Казнин: Поясните, как должно, на ваш взгляд, быть с 1 января. Остаться должно 6%, как и было до принятого решения о 2%. Но это же не реформа.

Моисеев: Это реформа, но в другой части. Это источник формирования этих пенсионных накоплений. Они как формировались, так и должны дальше формироваться. Но другое дело, что с ними дальше делать. Вы видели, сколько говорили, что они инвестируются плохо, деньги пенсионерам не защищаются, пенсии начисляются непонятно как, несколько фондов вообще проворовались. Мы считаем, что это вопросы разного порядка. Мы считаем, что вопрос, стоит ли давать гражданам самим обеспечивать свою старость и самим управлять накоплениями, как они считают, в соответствии со своим профилем риска, возрастом, это один вопрос, а как это отрегулировать, это другой вопрос. Поэтому не надо убивать всю хорошую идею, от того что мы не смогли ее в какой-то момент сделать. Сейчас очень много хороших наработок, я надеюсь, что система будет работать лучше.

Арно: А есть статистика по «молчунам»? Сейчас, может быть, многие из наших зрителей узнали, что они и есть «молчуны». Нет никакой социальной рекламы нигде в банках, чтобы люди знали, что есть такая опция.

Моисеев: Спасибо, что пригласили, может быть, ваши зрители узнают, что есть такая опция. Я согласен. Наверное, и мы могли быть более активными, и индустрия, которая в этом заинтересована, могла быть более активной. Информация есть, до прошлого года мы получали письма счастья, в которых было написано, что и где. Кроме того, идет какая-то реклама пенсионного фонда. Проблем три: люди не доверяют накопительной части, люди часто не знают, но мы видели сообщения, что большинство людей просто не думает об этом. Когда мы говорим про пенсии, как нам показали социологи, большинство людей нашего с вами возраста, которые должны пенсии копить, они переключают на другой канал, говоря, это для пенсионеров.

Казнин: А я думаю о пенсии. У меня есть деньги, которые я получаю ежемесячно, часть из которых я даже готов откладывать на пенсию. То, что смутно я представляю из немногочисленных рекламных роликов, идея самого финансирования, что часть дает государство. Этого уже не будет?

Моисеев: Не совсем. Эта идея с финансированием не сработала. Буквально накопления в районе нескольких миллионов рублей. У нас есть два уровня накопительной пенсии: обязательное пенсионное страхование – то, что ваш работодатель должен от вашей зарплаты 6% каждый месяц отчислять в Пенсионный фонд России, а дальше в зависимости от вашего выбора: либо оставлять там – тогда «молчун», либо передавать в управляющую компанию, либо уйти в частный пенсионный фонд, что собственно является реформой, чтобы ходить за пенсией не в Собес, а в нормальный приличный офис.

Казнин: Этого и хочется, но я хочу, идя по улице, увидеть внятно сделанную рекламу большими буквами на дверях, чтобы я вошел и через минуту вышел, зная, что у меня с карты деньги будут перечисляться совершенно автоматически. Хочется простых и понятных схем, которых нет. Не только нет социальной рекламы, нет схем.

Моисеев: На самом деле, схемы есть, что называется дополнительным пенсионным обеспечением. Негосударственные пенсионные фонды предлагают, предлагают компании накопительного страхования жизни. Там есть некоторые шероховатости налогообложения, но это мы в этом году устраним. Начиная с нового года вы можете выбирать страховую схему, она немножко дороже, но если с вами что-то случается, вы получаете деньги раньше, чем выходите на пенсию, или пенсионные, которые классические – вы деньги отдали, они инвестируются. Но если у вас деньги кончились, значит, кончились. Мы сейчас вступаем в ОЭСР, там тщательно проработанные правила по организации частного пенсионного обеспечения, мы их исполняем, это поможет нам выйти на европейский уровень, по представлениям программ…

Казнин: Их нет, значит, этих программ, раз мы должны только выйти.

Моисеев: Программы есть. Сейчас любой государственный пенсионный фонд, любые банки, которые являются частью финансовых групп, предлагают такие продукты.

Казнин: Поясните, что такое ОЭСР.

Моисеев: Организация экономического сотрудничества и развития.

Арно: Не опасно ли в нашей стране покушаться тратить деньги пенсионеров?

Моисеев: Во-первых, деньги пенсионеров никто не тратит, их инвестируют. В этом проблема, что деньги, которые инвестируются, не приносят дохода. Если деньги не приносят дохода, нет никакого смысла их копить, потому что они уходят вместо с инфляцией, хотя Россия достигла прекрасных успехов в борьбе с инфляцией, но она явно больше 0 есть и будет. Поэтому деньги надо инвестировать. Просто где найти ту золотую середину между очень качественными активами и доходными активами? Это именно то, что мы хотим сказать людям, чтобы люди выбирали сами. Даже сейчас вы можете выбирать между несколькими десятками пенсионных фондов, которые вам предложат разные стороны стратегии. Конечно, есть инвестиционные декларации, которые вводят ограничения, которые направлены, чтобы совсем мусорные ценные бумаги пенсионные фонды не покупали.

Казнин: То есть идет борьба за эти деньги, чтобы их инвестировать? А нет частных инвесторов? Почему за наши пенсионные деньги идет борьба?

Моисеев: Мы и есть частные инвесторы. В тех странах, где успешно действуют финансовые рынки, была реализована модель мобилизации частных сбережений. Это основной инвестиционный ресурс. Планировать на 20-30 лет корпорация не может. Банки на 20-30 лет никогда никому денег не дадут. Только люди планируют на 20 лет. Мы видели по опыту Великобритании, когда они реализовали свою пенсионную реформу, у них был дефицит тридцатилетних облигаций. Нет ничего плохого, что за счет ваших или моих денег что-то сделают. Если вы отдаете деньги в инвестиционный фонд, он потратил ваши деньги, купив им акций, вы не говорите, как вы посмели на мои деньги купить акции. Вы говорите, спасибо, вы заработали мне доход. Это же то же самое.

Казнин: Вы можете как высокопоставленный чиновник Министерства финансов посоветовать нам конкретные шаги, что надо сделать, чтобы мы перестали быть «молчунами»»?

Моисеев: Вы можете либо пойти в отделение Пенсионного фонда России, либо в любой негосударственный пенсионный фонд. Существует правило, которое позволяет им обмениваться с Пенсионным фондом России информацией, и написать заявление. Есть на сайте Пенсионного фонда список, куда вы можете пойти.

Казнин: Кто гарантирует то, что мои деньги, которые я отдам в негосударственный пенсионный фонд, не пропадут через 10 лет?

Моисеев: Сейчас разрабатывается закон, он уже в продвинутой стадии разработки, о гарантировании пенсионных накоплений. В этом месяце, я думаю, он будет уже готов. По этому закону государство будет гарантировать номинал ваших взносов примерно так же, как сейчас гарантируются банковские вклады.

Казнин: То есть если прогорит негосударственный фонд…

Моисеев: Деньги, которые вы отдали, вам вернут.

Казнин: Тогда остается ждать принятия решения. Может так получиться, что ваше предложение не будет принято.

Моисеев: Кроме того, что я сказал про 6%, все регуляторные вещи по устранению недостатков существующей пенсионной системы уже оформлены поручением президента и председателем Правительства, поэтому это уже вопрос наш исполнительский, мы должны правильно реализовать. Но про то, что мы начали, чтобы продлить эти 6%, это пока наше предложение.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.