Кризис близок как никогда

Здесь и сейчас
22 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Рынки по всему миру закрываются падением: российские индексы упали на 8%. А доллар стоит уже 32 рубля. Что отделяет нас от последнего шага в бездну финансовой катастрофы?

Фишман: Игорь, ну что, серьезно действительно все или нет?

Иванов: Но выглядит все там серьезней некуда, и вспоминается, конечно, осень 2008 года, прошлый кризис, когда фондовые рынки валились и собственно, рубль слабел очень бодрыми темпами. Собственно, то же самое происходит сегодня, рубль переехал на торгах ММВБ за отметку 32, и есть такая, как все мы знаем, вещь, как валютный коридор, который у нас все-таки сохранился. И он у нас теперь считается, так называемой бивалютной корзиной. Соотношение доллара и евро. Соответственно, до границы верхней бивалютной корзины осталось 10 копеек, грубо говоря.

Фишман: Что будет происходить, когда она будет пробита?

Иванов: Если она будет пробита, это, безусловно, главная интрига касательно курса рубля, как минимум, ну и вообще, наверное, там ближайшие пару недель главная интрига, будет ли пробита главная граница бивалютного коридора. Собственно, в тот раз что было? Центральный банк ее раздвинул и после этого держал до последнего. Достаточно успешно это ему удалось. Что будет в этот раз, очень и очень интересно. Собственно, я напомню, что в начале недели были призывы к девальвации рубля примерно на 10% со стороны Андрея Клепача, это чиновник из Минэкономразвития. Сегодня в газете «Московские новости» вышла колонка первого зампреда Центрального банка Алексея Улюкаева, который как раз отвечает за курсовую политику, в том числе. То есть, собственно, главный по курсу рубля.

Фишман: Да, да, и что он говорит?

Иванов: Но, собственно, он говорит, что неправильно призывать к девальвации рубля, смысла в этом никакого нет. У нас, значит, курс плавает теперь в принципе свободно. Если вот, как бы кто не знает. Но, а по всей видимости, в рамках установленного Центральным банком, то есть Улюкаевым, коридора.

Фишман: Когда был кризис 2008 года, Центральный банк тратил миллиарды долларов на интервенцию и на поддержку валюты. Сейчас …

Писпанен: За что его и ругали постоянно, говорили: «Отпустите уж в свободное плавание».

Фишман: То есть сейчас будет происходить что-то в этом роде?

Иванов: По-разному было в 2008 году. Кто-то, конечно, ругал, кто-то и хватил, но там собственно, нет такого консенсуса, правильно была проведена девальвация в тот раз или нет, но ок, можно спорить. А сейчас мы пока, как считается, не потратили там ни доллара на поддержание курса рубля, пока этого нет. Что будет дальше, это, конечно, дико интересно. Потому что завтра, наверное, можно предположить, что валютные спекулянты, они, что называется, протестируют границы валютного коридора, то есть курс доедет…

Фишман: А почему, вопрос основной, почему падает рубль сейчас?

Иванов: Дико интересно, потому что, собственно, до сегодняшнего дня нефть, грубо говоря, стаяла как скала в районе 110 долларов за баррель, так считается, независимо тут, справедливо или нет. Курс рубля привязан к стоимости нефти. Когда там нефть растет или стоит, с рублем все в порядке, когда падает, значит, считается, что и рубль должен падать. Но а тут самая такая, можно сказать, убедительная теория, она состоит вот в чем. Сейчас существует кризис в Европе, долговой, который потихонечку перерастает в кризис банковский. То есть, собственно, европейским банкам не хватает денег, на них закрывают лимиты. Они сами друг друга уже не кредитуют. Что происходит в этой ситуации? Штаб-квартира довольно, собственно часто, мы это видели, довольно ярко, в прошлый кризис 2008 году, когда иностранные банки через свои российские «дочки», что называется, выкачивали ликвидность. То есть, они, собственно, покупали на все деньги, которые у них есть, и которые можно занять на рынке, например, валюту, и отправляли ее.

Фишман: То есть вырос спрос на валюту здесь в России?

Иванов: Да, это собственно, в некотором роде и есть такой отток капитала, который мы сейчас видим, что там, считается, что капитал, считается, это видно. Капитал бежит из России, и убегая из России, он немножко, так сказать, прохудил и курс рубля к доллару, что мы и видим. И самое интересное, что будет дальше. Тем более, что с точки зрения, так сказать, чтобы было интересней, как раз все складывается как нельзя лучше, один к одному, потому что сегодня стала падать и нефть, которая стояла 110 и все было нормально, сегодня значит, за день упала почти на 5 долларов. В принципе, она уже 106, нефть «бренд», которая как бы, цена которой близка к нашей цене, американская она вообще доехала до 80, и видимо, отметку в 80 пересечет не сегодня, завтра. И есть, как говорят экономисты, важная такая психологическая отметка в 100 долларов за баррель. Если выше 100, то таких реальных то причин для ослабления рубля нет. Если упадет ниже 100, то там может случиться, так сказать, новая такая с удвоенной, утроенной силой атака на рубль, но его там попытаются продавить за валютный коридор, а там, где он остановится, Бог весть. И еще есть такой сюжетец, то что происходит на фондовых площадках. Сегодня, по крайней мере, с двумя акция были вынуждены биржи приостановить российские торги, это Распадская и Система, потому что они упали там свыше 15, если не ошибаюсь, процентов. А собственно, сам индекс, уехал в район -7 за день, что тоже очень солидно, такого, собственно, с 2008 года и не бывало. Почему это происходит, понятно.

Фишман: То есть, на этот раз это не конъюнктурные и сиюминутные страхи участников рынка, а некий реальный процесс, у которого есть четкий тренд.

Иванов: Да, собственно, более-менее такой вот ужас, не ужас, но вот в понижательном тренде все от рубля там, до нефти и фондовых индексов находится с начала августа и когда не видно. В принципе, была такая надежда еще накануне, еще вчера глава федеральной резервной системы Бен Бернанке должен был выступить с заявлением. Тут тоже есть такая очень важная штука для рынков, для того, чтобы они успокоились. Считается, что Бернанке должен в ближайшее время сказать, это хорошая цена и объявить ее в начале программы количественного смягчения третьей части. То есть, первая часть началась в 2008 году, когда был кризис. Потом этих денег не хватило для того, чтобы экономика и американские рынки они воспряли, был и второй этап КуЕ-2, первый назывался «Старт», не важно. Соответственно, все ждут третьего этапа этой программы. Если Бернанке объявит, то вроде как все должно придти в норму потихонечку. Но пока этого не случилось - то, что вчера рассказал Бернанке, расстроило рынки. Потому что, собственно, вместо того, чтобы выделить где-то там пол-триллиона или триллион долларов, что-нибудь вот в этом диапазоне, на стабилизацию финансовых рынков, он всем объявил, о том, что они возьмут - ну ок, это очень большая сумма, 400 миллиардов - но по сути, переложат из одного кармана в другой. И финансисты, и спекулянты, в общем, не поверили в то, что это как-то может стабилизировать ситуацию и весь день сегодня идет обвал. Но а собственно, следующее выступление Бернанке ожидается на следующей же неделе, ровно через неделю, и может быть тогда, да, он скажет эти волшебные заветные слова. И рынок стабилизируется. Но и понятно, что так сказать, еще один важный триггер, который развернет рынки туда или обратно - это дефолт Греции, который, видимо, в той или иной форме состоится. Судя по всему, он неизбежен, тут собственно, вопрос в форме, там допустим, выкинут Грецию из зоны евро или не выкинут.

Фишман: Выкинут - все покатится дальше. Не выкинут - есть более спокойная ситуация.

Иванов: Да по-разному, если честно. В некотором роде, если же Грецию выкинут из зоны евро, то проблемы Греции станут проблемами Греции.

Фишман: Понятно.

Иванов: По большому счету, собственно там Германия, может уже не заботиться о Греции никогда. И в принципе, это в некотором роде даже неплохо. Есть такие призывы, есть известный экономист Элио Рубинео, он призывает: «А давайте выкинем Грецию из еврозоны, и все встанет нормально». Возможен такой вариант, почему нет? И последняя штука - собственно, не будет ли у нас рецессии в Европе. Рецессия - это когда экономика не растет, спад, сокращаются рабочие места, сокращается спрос на все, и что для нас важно, на нефть. Высока довольно вероятность того, что рецессия в Европе начнется, собственно, многие экономисты закладывают это в свои модели, что она продлится полгода или больше. И что это означает для нас? Вероятное снижение стоимости нефти и небольшое снижение курса факса, и собственно, риски европейской рецессии, как считается, уже в цене. Рынок верит в дефолт Греции, в рецессию в Европе, в банковские проблемы, ну и в спасательные меры американского правительства. Теперь осталось всего этого дождаться и посмотреть, собственно, что будет дальше.  

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия