Коррупция в Генпрокуратуре. Кто разваливал дела подмосковных прокуроров и Магнитского

Здесь и сейчас
28 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В четверг, 29 ноября, состоялись заседания по двум судебным процессам, участница которых,   бывший прокурор Галина Тарасова, пытается признать незаконным своё увольнение. До апреля 2013 года она надзирала за многими резонансными расследованиями: от дела «ночного губернатора» Санкт-Петербурга Владимира Барсукова-Кумарина, до убийства чеченского командира Руслана Ямадаева. Она была последним прокурором по делу о смерти Сергея Магнитского в «Матросской тишине».

В апреле 2013 года её уволили. Как она утверждает в интервью изданию «Русская Планета», уволили из-за интриг внутри ведомства. В интервью ДОЖДЮ  Галина Тарасова рассказала о том, как расследуются особо важные дела в Следственном комитете.

Родион Чепель: управление по надзору за расследованием особо важных дел внутри Генпрокуратуры создано специально, чтобы надзирать за Главным следственным управлением Следственного комитета – главного следственного органа страны. Прокурора проверяет, насколько законны все главные решения следователей: решение возбудить дело, привлечь человека в качестве обвиняемого, арестовать. Перед тем, как дело отправляется в суд, прокурор проверяет доказанность фактов преступления: прокурор не может отправить уголовное дело в суд под заведомо оправдательный приговор. В управлении, в котором работала Тарасова, всего около 50 человек, но особенно выделяется группа из 10-12.

Галина Тарасова, бывший старший прокурор Управления по надзору за расследованием особо важных дел Генпрокуратуры: В ходе проверок мне делали предложения, что давайте вы замолчите, переведем вас, и вообще ничего не будет. Вот эти служебные проверки, они были не только в отношении меня, они были проведены в отношении еще целого ряда сотрудников, пока не уберут всех, кто не нравится группировке.

Галина пыталась препятствовать этим систематическим нарушениям закона со стороны коллег. За это, как она утверждает, ее   старшего советника юстиции   и уволили из прокуратуры с формулировкой «за нарушение прокурорской присяги». До этого – были несколько служебных проверок всего за полгода.

Галина Тарасова: «Ранее это было вполне нормально функционирующее управление, с авторитетом, но сложилась группировка,  работающая в условиях вседозволенности. Когда люди не появляются неделями, и это оплачивается из бюджета, эта ситуация требует уголовно-правовой оценки на предмет наличия коррупционного состава преступления, мошенничества, расхищения бюджета с использованием служебного положения».

Но претензии к дисциплине своих коллег – это самое невинное, что вынесла Галина из стен прокуратуры. Она не скрывает, что во время надзора за следствием на нее оказывали давление.

Галина Тарасова: «Вмешательство, которое я считаю недопустимым, было по делу Магнитского, мне дело досталось в безобразном состоянии, пришлось быть ассенизатором, чтобы приличный вид приобрел надзор за расследованием. Чтобы воспрепятствовать надзору, в расчете на то, что какие-то нарушения останутся не выявленными и последствия будут негативными именно для дела. По таким делам есть заинтересованные стороны, и у меня сложилось впечатление, что сотрудники прокуратуры с этими лицами взаимодействовали». 

В итоге, когда дело Магнитского попало к Тарасовой, там не было даже обвиняемых. Это под ее надзором следователи привлекли к делу тюремных врачей Литвинову и Кратова. Возможно, добавились бы и еще обвиняемые, но, пока Тарасова была в отпуске, ее начальники передали дело в суд в итоге, Кратова оправдали. А сама экс прокурор Тарасова неожиданно нашла свое имя в так называемом расширенном списке Магнитского – там вообще много случайных людей, рядовых сотрудников органов. Еще более показательным было следствие по игорному делу. Помните, какой скандал оно вызвало два года назад, когда выяснилось, что прокуроры Подмосковья «крышуют» подпольные казино. Дело постепенно развалилось: его фигуранты были выпущены на свободу. Пока дело разваливалось, оказывается, в прокуратуре был настоящий праздник.

Галина Тарасова: «Дело подмосковных прокуроров,  была создана спецгруппа, специально, негибкие прокуроры в эту спецгруппу не вошли.  Все, кто имел отношение к надзору за делами подмосковных прокуроров, они получили либо должностной рост, либо поощрения».

Ну и напоследок – самое интересное, имена. Имена людей, которые оказывали давление на Тарасову по делу Магнитского, а потом получили повышения за разваленное дело подмосковных прокуроров. Имена людей, со стороны которых, по некоторым свидетельствам наших источников, гарантия благоприятного исхода следствия - от 100 тысяч долларов.

Галина Тарасова: «Руководил этой группой Магомед Расулов, который стал нач.управления в генпрокуратуре, еще один участник- Радченко Олег,  он был прокурором, был назначен прокурором Одинцовского района. Борисов Тимур, тоже прокурор, в течение полугода стал помощником замгенпрокурора Гриня. Таких карьерных скачков не наблюдали в управлении».

У Галины есть все основания полагать, что эта группа пользуется полной поддержкой и покровительством Виктора Гриня, заместителя генерального прокурора РФ.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.