Корреспондент ИД «Коммерсантъ» Козенко: Никто не хочет загонять Усманова в угол

Здесь и сейчас
14 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Скандал вокруг «Коммерсанта» разгорается. Сегодня сотрудники издательского дома опубликовали в интернете открытое письмо, в котором защищают главреда "Коммерсантъ-Власти" Максима Ковальского.

Включение Андрея Козенко, старшего корреспондента отдела неделовых новостей газеты "Коммерсантъ"

Лиманова: Скандал вокруг «Коммерсанта» разгорается. Сегодня сотрудники ИД, как я уже говорила, опубликовали в интернете открытое письмо, в котором защищают главреда «Коммерсантъ-Власть» Максима Ковальского. Напомню, его уволили после публикации в последнем номере журнала фото бюллетеня с нецензурной надписью в адрес премьера страны. На прямой связи со студией ДОЖДЯ по Skype Андрей Козенко, старший корреспондент Отдела неделовых новостей газеты «Коммерсантъ».

Вы, вместе с коллегами, подписали открытое письмо, выступив в защиту главного редактора журнала Максима Ковальского. Вы говорите, что решение владельца издательского дома Алишера Усманова - акция запугивания. Он уже ответил, что ничего подобного, что он вовсе не собирается преследовать журналистов по политическим или каким-либо другим мотивам. Что вы на этом скажете?

Козенко: На самом деле, это очень хорошо, что мы получили ответ. Потому что это письмо, оно изначально не планировалось как некий ультиматум, угрозы или что-то еще, мы все поувольняемся. Я очень надеюсь, что помимо этого ответа, состоится встреча Алишера Усманова с теми, кто подписал письмо. И тот случай, когда надо понять друг друга, потому что вмешательство учредителей в редакционную политику «Коммерсанта» - это редчайшая история. Те пара случаев, что произошли за время существованиями, их до сих пор как страшные сказки рассказывают.

Лиманова: Можете объяснить мне, в письме Алишер Усманов в ответе на ваше открытое письмо говорит: «Однако в последних номерах авторы перешли грань, нарушили элементарные этические нормы, которые приняты в приличном обществе». То есть, речь не только о последнем номере, когда была фотография этого злополучного бюллетеня?

Козенко: Я с удивлением прочитал эту фразу, потому что я не помню там ничего такого запредельного, что вызвало бы отдельный особый резонанс, хотя бы в интернете. Я бы очень хотел услышать ответ, что же там на самом деле было во всех последних номерах, а не только в этом.

Лиманова: Объясните, пожалуйста, вот вы встретитесь, о чем вы будете договариваться, ведь ваша позиция жесткая, позиция Усманова тоже жесткая?

Козенко: В идеале, мне бы очень хотелось услышать, собственно, на каких именно правовых основаниях произошло увольнение, и не является ли увольнение избыточным наказанием за то, что произошло. Я бы очень хотел услышать, в первую очередь, именно это.

Лиманова: А сколько человек уже подписали письмо?

Козенко: Сейчас больше 100, и процесс идет буквально в эти минуты, он продолжается, потому что в издательском доме технологически люди работают круглые сутки, поэтому кто-то с раннего утра, кто-то только сейчас. Уже больше 100 подписей.

Лиманова: Андрей, а если все-таки вы не сумеете договориться, вот какие ваши действия тогда, вашего коллектива?

Козенко: Если честно, не знаю.

Лиманова: По логике, надо тогда увольняться вслед за Ковальским?

Козенко: Это то, что я сразу с самого начала вам сказал, мне бы очень не хотелось, чтобы это выглядело так: либо вы примите Ковальского обратно на работу, либо мы все тут поувольняемся к черту. Ну, очень бы не хотелось до этого доводить.

Лиманова: Андрей, а как вы думаете, независимо от того, как разрешится эта ситуация, как может измениться редакционная политика ИД, «Коммерсантъ-Власть» и других изданий?

Козенко: Я надеюсь, что никак.

Лиманова: Вы не воспринимаете это как звоночек?

Козенко: Скажем так, тот резонанс, который возник, я воспринимаю это для тех, кто, возможно, хочет оказать давление на редакционную политику.

Лиманова: В вашем открытом письме сказано, что вы, журналисты, воспринимаете случившееся как акцию запугивания.

Козенко: Да, именно так. Но мне хотелось бы надеяться на то, что это первая и последняя такая история и то, хочу заметить, до конца не решившаяся.

Лиманова: А как вы сами считаете, правильно ли было принято решение главредом журнала показать эту фотографию?

Козенко: Можно я не буду отвечать? Просто мне представляется неэтичным отвечать именно мне на этот вопрос.

Лиманова: Просто ваш коллега Андрей Колесников сказал, что если бы он был главным редактором, то он бы не стал публиковать такую фотографию.

Козенко: Ну, с такой формулировкой – да. Если бы я был главным редактором, то я бы, наверное, да, тоже не стал, потому что, наверное, на заборе мало ли, тоже написано. Но при этом я абсолютно уважаю право Ковальского на публикацию и я не считаю, что она порушила какие-то супернормы, принятые в ИД.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.