Родион Мариничев вернулся из Минска

Здесь и сейчас
31 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Специальный корреспондент телеканала ДОЖДЬ Родион Мариничев был задержан вчера в Минске милицией сразу после интервью с Ириной Халип, женой бывшего кандидата в президенты Белоруссии Андрея Санникова. Сотрудники милиции отобрали у Родиона Мариничева камеру и отформатировали карту памяти, удалив запись интервью.

Родион Мариничев вернулся на родину. И лично рассказывает о своих белорусских приключениях.

Изюмская: По тому, как ты выглядишь, можно сделать вывод, что с тобой белорусские власти были довольно нежны.

Мариничев: Сразу хочу сказать, что милиция со мной разговаривала вежливо, никто на меня не кричал, никто меня не бил. Сразу мне дали понять, что все поняли, что они все знают. В общем, пытались всячески вывести на то, чтобы я признался, что да, действительно я имею такие-то цели. Потому что официально я говорил милиционерам, что я приехал снимать репортаж о развитии белорусской литературы, о белорусской культуре. Действительно у меня несколько героев было, которые представляли белорусскую литературу. Это представители интеллигенции, которые рассказывали, как вообще воспринимает интеллигенция те события, которые происходят в Белоруссии сейчас. К сожалению, собственного видео у меня не осталось практически. Единственные крупицы, которые я привез, покажу позже. Вчера вечером, после того, как у меня конфисковали карту памяти из камеры, мне удалось записать интервью с Владимиром Некляевым, поэтом и бывшим кандидатом в президенты Белоруссии.

Некляев: По-моему, вы сами на своей шкуре испытали, что здесь происходит. Психоз власти совершенно очевиден. Преследовать журналиста, который к тому же всем и везде говорит, что он приехал приватно, что он интересуется литературой, прежде всего, его арестовывать и депортировать без никаких на то оснований – это не то что ненормальная, а просто больная ситуация в стране.

Мариничев: Полную версию я рассчитываю показать в своем материале сегодня, но в более поздних эфирах.

Изюмская: А интервью с Ириной Халип, которое не удалось сохранить, о чем вы с ней разговаривали?

Мариничев: Конечно, интервью с Ириной Халип должно было стать гвоздевым в моем материале. Она рассказала практически обо всех сферах жизни в Белоруссии. Но на мой взгляд, самые ценные слова ее были, когда она говорила, как вообще она находилась под домашним арестом, как у нее в квартире сидели кэгэбэшники, как на это реагировал ее маленький сын, как она ему пыталась объяснить, что происходит, как она им выделила комнату и запретила включать телевизор, как она пыталась с ними не ссориться. Конечно же, Ирина, как человек, который все это пережил, получилось совершенно замечательное интервью с ней. К сожалению, не войдет то, что удалось снять, потому что меня задержали, как вам известно, сразу после интервью с ней. У меня на руках имеется уведомление, что я должен покинуть Республику Беларусь до 31 мая. И мне запрещен въезд до 30 мая 2016 года.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.