Родион Мариничев вернулся из Минска

Здесь и сейчас
31 мая 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Специальный корреспондент телеканала ДОЖДЬ Родион Мариничев был задержан вчера в Минске милицией сразу после интервью с Ириной Халип, женой бывшего кандидата в президенты Белоруссии Андрея Санникова. Сотрудники милиции отобрали у Родиона Мариничева камеру и отформатировали карту памяти, удалив запись интервью.

Родион Мариничев вернулся на родину. И лично рассказывает о своих белорусских приключениях.

Изюмская: По тому, как ты выглядишь, можно сделать вывод, что с тобой белорусские власти были довольно нежны.

Мариничев: Сразу хочу сказать, что милиция со мной разговаривала вежливо, никто на меня не кричал, никто меня не бил. Сразу мне дали понять, что все поняли, что они все знают. В общем, пытались всячески вывести на то, чтобы я признался, что да, действительно я имею такие-то цели. Потому что официально я говорил милиционерам, что я приехал снимать репортаж о развитии белорусской литературы, о белорусской культуре. Действительно у меня несколько героев было, которые представляли белорусскую литературу. Это представители интеллигенции, которые рассказывали, как вообще воспринимает интеллигенция те события, которые происходят в Белоруссии сейчас. К сожалению, собственного видео у меня не осталось практически. Единственные крупицы, которые я привез, покажу позже. Вчера вечером, после того, как у меня конфисковали карту памяти из камеры, мне удалось записать интервью с Владимиром Некляевым, поэтом и бывшим кандидатом в президенты Белоруссии.

Некляев: По-моему, вы сами на своей шкуре испытали, что здесь происходит. Психоз власти совершенно очевиден. Преследовать журналиста, который к тому же всем и везде говорит, что он приехал приватно, что он интересуется литературой, прежде всего, его арестовывать и депортировать без никаких на то оснований – это не то что ненормальная, а просто больная ситуация в стране.

Мариничев: Полную версию я рассчитываю показать в своем материале сегодня, но в более поздних эфирах.

Изюмская: А интервью с Ириной Халип, которое не удалось сохранить, о чем вы с ней разговаривали?

Мариничев: Конечно, интервью с Ириной Халип должно было стать гвоздевым в моем материале. Она рассказала практически обо всех сферах жизни в Белоруссии. Но на мой взгляд, самые ценные слова ее были, когда она говорила, как вообще она находилась под домашним арестом, как у нее в квартире сидели кэгэбэшники, как на это реагировал ее маленький сын, как она ему пыталась объяснить, что происходит, как она им выделила комнату и запретила включать телевизор, как она пыталась с ними не ссориться. Конечно же, Ирина, как человек, который все это пережил, получилось совершенно замечательное интервью с ней. К сожалению, не войдет то, что удалось снять, потому что меня задержали, как вам известно, сразу после интервью с ней. У меня на руках имеется уведомление, что я должен покинуть Республику Беларусь до 31 мая. И мне запрещен въезд до 30 мая 2016 года.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия