Срочно
ФСБ пришла с обыском в офис «Почты России» из-за премии ее руководителя
9 декабря
4 268

Кораблекрушение на Москве-реке: список погибших

Здесь и сейчас
1 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Трагедия произошла в ночь на воскресенье на Москве-реке. Частный прогулочный катер "Ласточка" столкнулся с баржей в районе Воробьёвых гор. Жертвами стали 9-ть человек. Тело одной девушки до сих пор не нашли.

Как показало предварительное расследование, "Ласточка" была перегружена: вместо допустимых 12-ти на борту находились 16-ть человек. Сразу после столкновения судно ушло под баржу, и пассажиры оказались в ловушке.

Спасти удалось лишь семерых, в том числе гражданина Турции, чей день рождения и отмечала компания на катере. По одной из версий, виновник трагедии - капитан и владелец "Ласточки" Геннадий Зингер. Он погиб. Геннадий Зингер трижды платил штраф за нарушение требований безопасности, после чего стал работать только по ночам.

У нас в студии - председатель российского Союза потребителей Пётр Шелищ.

Макеева: Странно было бы говорить после того, что произошло с «Булгарией», вновь такая история. И странно, и страшно на самом деле. В принципе, люди, которые договариваются о таких праздниках, о таком времяпрепровождении, должны теоретически рассчитывать на то, что их безопасность будет как-то соблюдаться. Судя по всему, они рассчитывать не могут вообще, и мы живем каждый как будто на свой страх и риск, и словно нет этих ведомств многочисленных, которые отвечают за безопасность людей.

Шелищ: Я, конечно, хочу выразить соболезнования близким погибших. Но хочу обратить внимание: четыре новости, которые я здесь уже от вас услышал, три из них – на потребительские темы. Два кораблекрушения, где жертвами, прежде всего, стали пассажиры, то есть люди, которые заплатили за некую услугу и вовсе не собирались тонуть или спасаться. Третья – это аттракционы в парке культуры, та же тема. По причинам, связанным с безопасностью, их сейчас, как я понимаю, демонтируют, там вообще огромные проблемы с аттракционами, которые по всей стране в разных парках культуры и не культуры работают, зачастую непонятно от кого и кто отвечает. Так вот это большая беда, абсолютно убежден, от безответственности и безнаказанности Очень легко работать на рынке, предлагая свои услуги, свои товары и очень редко, притом, что огромное количество фальсификаций товаров, нарушений правил оказания услуг - потому что законодательство у нас строгое, там все у нас в правилах, везде все хорошо и правильно написано, если бы их выполняли – так вот неисполнение этих правил и законов не влечет каких-либо наказаний, если не погибли люди. Это безрисковое дело. Это беда, о которой мы не говорим уже – кричим много лет, особенно с началом экономического кризиса, который резко обострил конкуренцию. Тяжело удержаться на рынке, пускаются во все тяжкие предприниматели, чтобы как-то выжить, сохранить доход, прибыль. Но мы с вами расплачиваемся, к счастью, не всегда жизнями, но всегда здоровьем. Огромное количество фальсификата на продовольственном рынке, и все это мы просто не замечаем, но когда смотрим статистику, мы же с вами живем, в среднем, мужчины Петербурга живут примерно на 15 лет меньше, чем мужчины Финляндии с тем же климатом. Отчего? Есть и другие, конечно, причины, но в огромной степени из-за этого.

Казнин: Но это же цепочка целая виновата, не один человек. Но и наказывают часто не тех, кто виновен, а так называемых стрелочников. Вот три раза выносили предупреждение капитану. Кто должен проверять – устранены эти нарушения или нет? Вот почему после трех нарушений это судно все равно выходит на воду?

Шелищ: Капитан погиб, и не хочу ничего сказать плохого. Но вы же знаете, как это делается вообще? Это делается за деньги, закрывают глаза надзоры на нарушения, потому что за мзду – обычная российская история. Наш классик Владимир Ильич Ленин сказал когда-то замечательную вещь: «Наказание должно быть сильно не своей жестокостью, а свое неотвратимостью». Нет неотвратимости, нет ее. Не то что неотвратимости, все наоборот. Хочет человек что-то делать, какой-то настоящий продукт и честно его продавать – он неконкурентоспособен, потому что вокруг него делают люди по названию то же самое, но намного дешевле, потому что это на самом деле не то. И он не может на рынке удержаться – или должен уходить, или должен поступать как все. Мы прошли уже грань определенную, критическую массу перешли недобросовестного бизнеса. Без радикальных мер тут не обойтись.

 Казнин: Потребители тоже готовы платить деньги, например, для того, чтобы взяли на борт больше людей, чем можно, тот самый «авось».

Шелищ: А кто знает из потребителей, из тех, кто стоит в очереди на этот катер, какая у него там норма, сколько можно брать. Да не знаем мы, как правило, этого.

Казнин: А потребителей не интересует, к сожалению.

Шелищ: Не интересует.

Макеева: Нельзя говорить о том, что потребители виноваты сами в том, что получают.

Шелищ: Это и в Европе их не интересует и не должно интересовать. Но там другие совершенно последствия. Там не так, как у нас сейчас – раз в три года, не чаще можно проверить предпринимателя, только начавшего свой бизнес. В любое время дня и ночи можно проверить. И если выявлено нарушение, он знает: огромные штрафы, которые его могут разорить, а если это имеет последствия такие вот тяжкие, он будет сидеть в тюрьме неотвратимо.

Макеева: Сегодня Союз потребителей подал иски в отношении нескольких интернет-магазинов, личные данные покупателей которых оказались доступны. Почему только интернет-магазинов? У нас же целая цепочка этих скандалов: тут и РЖД, например.

Шелищ: Это второй наш иск. Первый отметился, как вы знаете, «Мегафон», и мы на прошлой неделе отреагировали иском к «Мегафону» в защиту неопределенного круга потребителей и его абонентов, смс-ки направленные которым оказались в открытом доступе в интернете. Уже на 11 августа назначено первое судебное заседание, предварительное, и мы уверены, что есть все основания законные удовлетворить наш иск. А иск состоит в том, чтобы признать противоправными действия «Мегафона». Это совершенно очевидно. Это та же самая история о безответственности.  Специалисты говорят, что это было и раньше, это было до выброса 18 июля. Некоторые говорят, вопрос конкуренции, вопрос выхода Yandex-a, что это все неслучайно. Но вы знаете, если это даже так – может быть – я рад, что так произошло, потому что обратили внимание на очень серьезную проблему. Пошли следом несколько десятков интернет-магазинов, просто сил у нас не хватает, мы на 10 сейчас подали, потому что это огромная бумажная работа. В Гагаринский суд Москвы подали иск сразу к 10 компаниям. Но их многие десятки. Раньше никто не обращал внимания, но ведь это все абсолютно неправильно, и это действительно может приводить к серьезному ущербу для людей.

Макеева: Может приводить, но привело ли в данном случае к ущербу? Удастся ли в суде доказать, что был нанесен вред – ведь это важный момент.

Шелищ: А это не надо нам. Это будут доказывать в своем районном суде жители Москвы, Калуги, Хабаровска, когда мы выиграем свой иск в защиту неопределенного круга потребителей, там вторым требованием является после признания противоправными действия ответчика обязать ответчика опубликовать – мы написали конкретно в «Российской газете», можно в любой потребовать газете, чтобы опубликовали, так по закону положено. С опубликованным решением суда любой идет в свой районный суд и там он только доказывает две вещи: что он имел отношения с этим «Мегафоном» или интернет-магазином, обосновывает размер морального вреда или имущественного вреда, который ему причинен. Все. Ему не надо доказывать, что тот нарушил его права – это уже доказано один раз на всю страну. Вот почему мы так сейчас действуем.

Макеева: К вопросу о развитии бизнеса. Тоже через такие вещи проходят разные страны, когда у них начинает развиваться интернет-торговля, но у нас это все равно еще в неразвитом виде.  Как быть с интернет-магазинами, насколько в принципе покупатели интернет-магазинов могут быть защищены? И не считаете ли вы, что, например, подобным иском, который все-таки вызван событиями вокруг «Мегафона» и, возможно, недобросовестной конкуренцией, вы просто перекроете развитие ряда интернет-магазинов? Это такое полезное дело.

Шелищ: Мы думаем, что мы ничего не перекроем, а как раз обеспечим более высокий уровень доверия к их услугам. Потому что та информация, которая сейчас пошла, это многих отпугнет. Если люди будут знать, вопреки утверждениям некоторых известных интернет-деятелей, что это нарушение закона, я немало слышал таких выступлений: «А что произошло? Вы вошли в интернет – должны быть готовы к тому, что это открытое пространство, там нет никакой конфиденциальности».

Макеева: Пошли в магазин, должны быть готовы к тому, что вас обманут.

Шелищ: Мы-то как раз считаем, что это очевидно разгильдяйство системных администраторов  сайта и тех, кто им доверял в интернет-магазинах, в «Мегафоне», будут строже к этому относиться, будут наказывать рублем, уволят каких-то людей, и станет услуга лучше, надежнее. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.