Конституционный суд разрешил критиковать начальство

Здесь и сейчас
30 июня 2011
217
0
Поддержать программу

Полицейским и чиновникам теперь можно публично высказывать личное мнение и критиковать начальство. Конституционный суд признал неправомерными нормы, содержащиеся в законах "О милиции" и "О государственной гражданской службе в РФ", которые предусматривают мгновенное увольнение за любые несанкционированные руководством публичные выступления госслужащих.

В Конституционном суде посчитали, что начальники, которые увольняли критиков, просто неправильно трактовали закон "О госслужбе". Теперь, принимая решения об увольнении, они должны опираться на нынешнее постановление Конституционного суда.

Началось все с видеообращения участкового Алексея Мумолина к министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву. Автор назвал видеоролик "По следам Дымовского". И рассказал в нем горькую правду о буднях Автозаводского районного УВД Тольятти, где сам работал. Сотрудники тонут в бумажной работе, от них требуют любой ценой отчитываться о 15 административных и трех уголовных делах в месяц.

Сначала начальство объявило Алексею Мумолину неполное служебное соответствие. Но офицер не успокоился: дал интервью местной газете и устроил одиночный пикет на центральной площади города. Тогда его уволили. Похожая история получилась и у налогового инспектора Любови Кондратьевой. Ей хватило одного неосторожного телеинтервью, где она покритиковала систему расчета и начисления командировочных. Уволили и ее. Суды общей юрисдикции в обоих случаях признали правоту начальства.

Оно и понятно: закон "О госслужбе" запрещает "публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в СМИ, в отношении госорганов, их руководителей, включая решения вышестоящего госоргана, если это не входит в его должностные обязанности". А закон "О милиции" распространяет действие этих норм на сотрудников МВД.

Но Мумолин и Кондратьева обратились в Конституционный суд. И тут… случилось неожиданное. Российский суд встал на сторону обиженных, то есть уволенных. Судьи признали эти нормы неправомерными и объявили, что начальство, которое выгнало сотрудников за критику, неправильно толкует закон о госслужбе. Чиновник может критиковать босса публично, невзирая на должностные инструкции. Правда, для этого нужно соблюсти три принципиальных условия. Предмет публичного высказывания должен представлять "общественный интерес", а не преследовать "личные цели". Высказывание должно быть основано "на реальных фактах". И наконец, если высказывание и причиняет кому-то вред, то мера этого причиненного вреда должна быть меньше вреда предотвращенного. Если условия соблюдены, то никто автора критики увольнять отныне не имеет права. Так решил Конституционный суд и это решение теперь должны будут учитывать все суды.

Что это значит на практике? То, что если раньше автора очередного видеообращения могли уволить, даже не разбираясь, что он наговорил, то теперь начальству придется каждый отдельный случай изучать, вникать и решать, как тут дела с общественным резонансом, реальными аргументами и мерой предотвращенного вреда.

И вроде бы все хорошо. Ложкой дегтя в может быть только то, что ни Мумолина, ни Кондратьеву обратно на работу брать пока никто не собирается. А они этого хотят. Ну а бочонок меда — это то, что аналогичные дела все-таки имеют шанс на пересмотр. Например, дело майора Дымовского. Конечно, официально его уволили не за критику начальство. Но все ведь все понимают.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия