Константин Ремчуков о Собянине: «Раз уж пошла такая пьянка, и все избираются…»

Здесь и сейчас
4 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

У нас в эфире был присутствовавший на встрече в мэрии главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, заместитель председателя Общественной палаты Москвы, с которым мы обсудили возможную битву за кресло мэра Москвы.

 Макеева: Константин Владимирович, четыре месяца назад – и сегодня последние сутки это очень многие вспоминают – Сергей Собянин, ссылаясь на данные социологов, говорил о том, что не поддерживает идею досрочных выборов мэра, что москвичи устали от политики, и тут вдруг такой пассаж. Моментально. Ваша версия, почему это нужно именно осенью делать, а не в 2015 году, и вдруг сейчас принято такое решение?

Ремчуков: Трудно сказать достоверно, но несколько гипотез есть. Первая гипотеза: если достоверна та социология, которая в последнее время нам давали, последний раз вчера, по-моему, «Интерфакс» опубликовал. Вопрос был как-то хитро сформулирован. Типа того: подмосковные жители выбирают себе губернатора, а москвичи – нет. Как вам кажется, должен ли мэр избираться? И 58% сказали: конечно, что мы хуже подмосковных жителей? Если исходить из достоверности такого рода данных, то, мне кажется, за последние месяцы у Собянина могло сложиться впечатление, что его рейтинг растет. Это первое. Второе: совершенно очевидно, что в сентябре если бы Собянин не избирался, то политический статус Воробьева Андрея, который, скорее всего, пойдет и, скорее всего, выиграет выборы губернатора Подмосковья, был бы другой. Он получил большую легитимность, с моей точки зрения. А поскольку количество проблем между Москвой и Подмосковьем невероятное по всем сферам, особенно в связи с расширением Москвы, то назначенный мэр против избранного губернатора – это не равноценная позиция, на мой взгляд. Третий аспект:  раз уж  пошла такая пьянка, и люди избираются, то, я думаю, Собянин ощутил, что, будучи назначенным, он, в принципе, уязвим. Потому что и Лужков в свое время казался таким неуязвимым человеком, но кого назначили, того и сняли. И приходится очень много бороться с федеральными чиновниками, тоже назначенными. Например, чтобы метро проложить, за всю историю существования метро было построено порядка 350 км метро, сейчас Собянин наметил до 2020 года типа 150 км. Но оказывается, ГОСТы, которые регулируют строительство метро, приняты в 1935-1937 годах, и каждые 500 м должна быть будка ФСО, ФСБ. Это удорожает минимум на 40% все строительство. Денег нет. И вот, когда ты приходишь, говоришь: а давайте снимем вот это, отменим вот это, то один чиновник с другим, хотя и влиятельный, бесспорно, избранный мэр, с моей точки зрения, обретает совершенно другой вес в этих бюрократических коридорах власти, от которой зависит финансирование Москвы. Еще один аспект, который резко обострился в последнее время – межнациональные отношения. И нашумевшая статья Собянина – тема деликатнейшая в многонациональном государстве. Отношение к мигрантам, которое может стать темой для избирательной кампании. Одно дело – назначенный человек говорит, кого надо вычищать, кому надо поработал и «давай, до свиданья», и другое дело – избранный, который проведет эту тему через всю избирательную кампанию и получит легитимность как волю москвичей. Поскольку эта тема, с моей точки зрения, будет ключевой в ближайшие годы в РФ, не только в Москве, то статус избранного, получившего мандат народа на любые меры такого характера, мне кажется, намного сильнее, чем чиновника, которого может одернуть любой.

Макеева: Получается, что в аппаратной борьбе, в коридорах реальных очень важно, чтобы тебя избрали, чтобы ты не был назначен самим президентом. Это важнее, чем назначение?

Ремчуков: Ну, мы же помним, что еще года два с половиной назад Медведев сказал, что выборов губернаторов в России не будет еще 100 лет. Это была фраза. Это было отношение. И когда ты говоришь о демократии, как способности слышать зачем-то, для какой-то цели, что люди думают внизу, то невыборы губернатора фактически перечеркивали вот эту потребность слышать внизу. Раз тебя назначают наверху сейчас, видимо, объективная ситуация в обществе такая, что игнорировать больше того, что люди думают, нельзя и вернулись к выборности.

Казнин: При это ведь Собянин, мы это видим, если можно так сказать, не публичный политик. Он не любит давать интервью. Он, в общем, избегает каких-то незапланированных разговоров с прессой. Нужно очень долго договариваться, прежде чем он даст какое-то долгое интервью с подготовленными вопросами, например, в отличие от Лужкова, который обожал внимание и готов был на любую тему долго говорить. Собянин не такой. И тут эти выборы неожиданные. Ему надо вдруг становиться публичным политиком, бороться за голоса людей, за очень сложный электорат. Он чувствует уверенность в себе, вы же виделись сегодня? 

Ремчуков: Я виделся сегодня, виделся вчера. Встречались главные редакторы с ним. Ну, он меняется. Я писал статью в завтрашний номер газеты сегодня с утра. Я написал, что он первые два года держался линии такой «лоу профайл» - низкого профиля, общественного как раз. И мне кажется, он позиционировался, сознательно или бессознательно, как противоположность Лужкову. Тот был крепкий хозяйственник, душа-парень, кепка. А этот пришел как менеджер, который начал разбираться в сложном хозяйстве и выявлять приоритетные направления: транспорт, безопасность, здравоохранение – что волнует. Сейчас, мне кажется, ему лучше сейчас проявить свое пассионарное качество, потому что в 2015 году будет сложнее. И по многим причинам, в том числе, потому что в сентябре 2015 года, если он избирается, то мы помнили по предыдущему циклу президентскому, в сентябре 2011-го нам сказали, кто пойдет в 2012-м на президента. Значит, в сентябре 2017-го будет… Представляете, если Собянин всенародно избирается в 2015 году, он автоматически становится федеральным политиком №2. И путается огромное количество карт тех, кто может планировать другие комбинации с приемником Путина или самим Путиным и так далее. Мне кажется, опасностей  у него общеполитических, федерального масштаба, потому что игроков будет намного больше задействовано, потому что все на следующие шесть лет, 18 и 24, париться будут. Поэтому, мне кажется, что здесь еще есть такая…Страшно, конечно, идти, но надо.

Макеева: Какой сложный математический подсчет! Тем не менее, было впечатление, что сегодняшняя встреча организовывалась, в том числе, чтобы показать Сергею Собянину, как много людей хотят, чтобы он это сделал, переизбрался. Это был целый сомн голосов: спасибо за это, за то, за пятое, за десятое.

Ремчуков: Да, я тоже слышал, обратил на это внимание, а потом уже читал комментарии язвительные. Ну, что я могу сказать? Я вчера уехал с этой встречи с Собяниным на «Эхо Москвы», поэтому я не знал, до чего они договорились. Потом вечером увидел ваше сообщение и написал Гульнаре смс-ку: а как так, была ведь какая-то договоренность? Она сказала, что ситуация… Гульнара Пенькова – пресс-секретарь Собянина. Она прислала мне: «Костя, решение не принято, ничего не изменилось». И я считал, что вы где-то получили слив, и ничего этого не было. И вчера был совет общественной палаты. Сегодня первое заседание общественной палаты. Ни одного вопроса по этой теме не было, было только сказано, что в связи с тем, что это первое заседание совета общественной палаты, то приедет Собянин и Платонов. Это сказал Кузовлев – председатель палаты. Я тоже с этого заседания уехал как раз на встречу с мэром. И это выглядело логичным, потому что когда месяц назад были выборы, и у меня неожиданно Венедиктов схватил микрофон и сказал: «Предлагаю Ремчукова  в председателя палаты», - и прошло голосование, то я должен был по процедуре выступить со словом, я сказал, что нынешний состав Мосгордумы, когда из 35 человек 32 представляет «Единую Россию», а 3 человека представляет КПРФ, не репрезентативен для настроения москвичей. Просто не может быть, что 32 человека – единороссы и три – коммунисты, всех остальных и креативного класса не существует. Поэтому общественная палата в том составе, в котором сейчас, намного более репрезентативный орган. Там столько таких боевых людей из разных сфер: экологисты, защитники и прочее. Мне кажется, выбирая площадку, он же должен был думать, на какую площадку, можно было прийти к вам в студию, сказать, тогда обиделись бы другие.

Макеева: Было бы здорово.

Ремчуков: Ну, почему именно в этой студии? Что он хотел сказать? Все равно б вопросы были. В Мосгордуме – она непрезентативна – поэтому решили, что новое, не запятнавшее себя еще никакими преступлениями перед народом сообщество людей подходящей формы, а уже…

Казнин: «Народный фронт», так называемый.

Ремчуков: Вы думаете, это «Народный фронт»?

Казнин: Ну, имеется в виду по аналогии.

Ремчуков: Мне кажется, это терминологически может обидеть народ.

Макеева: Загадочно насторожился…

Казнин: Вы упомянули креативный класс, ведь это такая удивительная ситуация происходит. Креативный класс, выходивший на площадь и протестовавший, не ассоциировал власть федеральную, Путина с Собяниным.

Ремчуков: Откуда известно?

Казнин: Там не было ни одного плаката, ни одного лозунга, ни одного выкрика в сторону Собянина, который является мэром города, где проходят эти протесты.

Макеева: Это к вопросу об аналогиях – то, что сейчас происходит в Стамбуле.

Ремчуков: И против Медведева не было ни одного…Президент, при котором состоялись выборы, и президент – конституционный гарант, который должен был гарантировать честность выборов, а протест был против результатов московской кампании, которая продемонстрировала совершенно не то, что ожидали люди. Тоже против Медведева не было ни одного лозунга.

Казнин: Медведев… активно все-таки его имя использовалось.

Ремчуков: Я не помню. Я смотрел…

Казнин: На него там были обиды…

Ремчуков: Ну, не в этом дело. Суть в чем? Креативный класс… что вы хотите сейчас сказать, я не понял?

Казнин: Сейчас высказываются мысли, что как раз креативный класс будет за Собянина голосовать в связи с его…

Ремчуков: Сам термин «креативный класс» относится к характеристике постиндустриальной экономики. Москва – город, в котором самая большая доля людей связана с постиндустриальным типом производства. Значит, у нас креативный класс  самый большой. И потребность креативного класса, с моей точки зрения, большинства даже тех, кто вышел тогда на эту площадь, отличается от потребности политически заточенных людей, которые могут даже выступить с трибуны. У политиков одна повестка дня, у креативного класса, мне кажется, он менее политизирован, он выступает за предсказуемость среды и так далее, поэтому с этой точки зрения, мне кажется, что лидеры креативного класса политического нет. А на федеральном уровне или даже на Собянинском я еще не слышал этого. Потому что когда я встречался когда-то с людьми федерального масштаба, они с обидой в голосе говорили: «Чего это эти самозванцы называют себя креативными? А мы разве не креативные?» А Путин даже в выступлении перед федеральным собранием, сказал, что учителя и врачи – тоже креативные люди. И мне показалось, что это и есть фундаментальное непонимание. Не вопрос креативности. Креативной может быть бабушка, которая делает хорошее домашнее варенье. Вопрос в том, что это отражение новой структуры экономики. Людей, связанных с постиндустриальным сектором, Ричард Флорида, знаменитый профессор, назвал «креативным классом». Посмотреть на его потребности – этого пока не получается. Поэтому посмотрим, какая будет программа у Собянина.   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.