Срочно
Минобороны подтвердило гибель 21-го российского военного в Сирии
5 декабря
6 497

Константин Костин: Вячеслав Володин не боится произнести фамилию Навальный

Здесь и сейчас
10 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Накануне задержания Алексея Навального после того, как он отдал подписи для участия в выборах мэра, первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин встречался с политологами, для того, чтобы рассказать им, как администрация президента работает над повышением конкурентоспособности и прозрачности политической системы России.

Один из участников этой встречи сегодня с нами в студии – руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин. Обсудили с ним политическую систему и ее конкурентоспособность.

Кремер: Что это за странный жанр? Вячеслав Володин не пишет программу, не дает интервью, а встречается с политологами и с ними, как с почтовыми голубями, передает какие-то весточки обществу. Почему именно таким образом?

Костин: Это достаточно сложившаяся форма общения государственных чиновников высокого ранга с представителями экспертного сообщества.

Кремер: Несмотря на то, что она сложившаяся, можете вы как-то ее оценить?

Костин: У нас в стране уже более полтура лет идет политическая реформа. Сейчас началась вторая кампания, которая после тех изменений, которые были в декабре 2011 года, пройдет уже по новым правилам. Соответственно, можно сказать, что первый этап завершился, можно подвести какие-то итоги. Мне кажется, и для моих бывших коллег в администрации президента важно услышать мнение экспертов о том, как эта реформа идет, какие есть проблемы, что стоит поменять, либо наоборот, к чему-то присмотреться. Есть какие-то посылы, которые передаются от тех, кто администрирует политический процесс.

Кремер: Например, тот факт, что «Единая Россия» буквально всем миром собирала подписи муниципальных депутатов для Алексея Навального, это и есть проявление результата этой реформы?

Костин: В том числе, потому то речь идет о том, что выборы должны быть прозрачны, легитимны, и все кандидаты, которые пользуются какой-то заметной поддержкой, должны принимать в них участие. То есть власть фактически говорит «Добро пожаловать на выборы».

Кремер: В каких выражениях на этой встрече обсуждался Алексей Навальный? Я знаю, что Владимир Путин вообще избегает произносить фамилию Навального.

Костин: Поскольку встреча происходила в формате вопросов-ответов, были вопросы, касающиеся регистрации кандидатов в Москве и Подмосковье, соответственно, на эти вопросы давались ответы.

Кремер: Вячеслав Володин отвечал на эти вопросы и даже произносил фамилию Навального?

Костин: В этом нет ничего страшного.

Кремер: Может быть, и нет, но наш президент боится ее произносить по какой-то непонятной причине. Вячеслав Володин смелее?

Костин: Это ваши оценки. Он произносил фамилии Урлашова, Гудкова и т.д.

Кремер: Вы тоже что ли боитесь ее произнести?

Костин: Нет, и Навального. Я, кстати, в эфире вашего телеканала неделю назад сказал, что, скорее всего, Навального зарегистрируют. Корреспондент вашего канала со мной оппонировал, сказал, что это невозможно, власть боится выборов. То, что вы мне говорили, это некий устойчивый миф, как тот же миф, что власть боится выборов или боится оппозиционеров на эти выборы допускать. Когда я сказал, что Навального, скорее всего, зарегистрируют, я сказал, что в этой кампании для Навального очень много рисков. Он, конечно, станет официальным кандидатом, получит трибуну, получит возможность агитировать за себя, доносить свою программу, но и также очень важен результат, который он может получить. Я напомню результат Бориса Немцова в Сочи, когда выборы казались ему некой легкой прогулкой, он проиграл там с треском, и с этого закат его политической карьеры и начался.

Казнин: Володин, отвечая на вопрос про Навального, сказал, что его участие в выборах мэра – это, в общем, хорошо для этих выборов. Значит ли это, что изначально власть дала зеленый свет на участие Навального в выборах, и поэтому мы видим голоса муниципальных депутатов, поэтому мы видим, что он регистрирует голоса?

Костин: Любая политическая система существует еще в дополнительной системе неких сигналов, посылов. Безусловно, эти слова Володина, где он сказал, что и Воробьев, и Собянин правильно сделали, что призвали своих сторонников помочь оппозиционным кандидатам зарегистрироваться на выборах, и если остальные последуют их примеру, это будет хорошо и полезно для легитимности и открытости системы.

Кремер: Но они, наверное, правильно сделали по согласованию с самим Володиным. Это не были их личная инициатива?

Костин: Это ситуация домыслов, я комментирую факты.

Казнин: Мы же понимаем, что если бы это было нежелательно, Навальный никогда в жизни не подал бы голоса, даже не дошел бы до дверей…

Костин: Вы слегка в этом смысле тоже живете в неком мифе, потому что, когда участвует оппозиционный кандидат, и это серьезный кандидат, который имеет шансы победить, Москва часто следила за тем, чтобы региональные власти не снимали его с выборов.

Кремер: Москвой вы называете администрацию президента?

Костин: В первую очередь.

Казнин: Можно ли ожидать дебатов Собянин-Навальный? Ведь и про дебаты сказал Володин, что они должны быть и партия власти не должна избегать этих дебатов, уважая противников.

Костин: Как мне кажется, Володин говорил это о дебатах, но здесь есть еще такое понятие как целесообразность. Я считаю, что дебаты, безусловно, нужны, но все-таки будет правильно для Собянина спорить с наиболее сильным кандидатом. И неочевидно, что таким кандидатом является Навальный.

Кремер: Кто является наиболее сильным кандидатом?

Костин: Я считаю, что хорошие позиции у коммунистов. Коммунистический электорат никуда не делся, поэтому я сегодня с удивлением увидел опрос Левада-центра: говорить, что Навальный уже опережает Мельникова, это странно. Очень сильное представительство в Москве у «Справедливой России», Левичеву есть на кого опираться, он в значительной степени будет играть на той электоральной площадке, на которой собирается играть Навальный. Поэтому для Собянина как для лидера гонки дебаты важны, но они должны происходить с сильнейшим конкурентом.

Кремер: А это не такой тепличный способ выращивания овощей? Это все руководится из администрации президента. Те тренинги, о которых говорил Вячеслав Володин, тренинги для губернаторов, депутатов… Для чего нужны эти тренинги?

Костин: Если речь идет о губернаторах, это государственное управление, если о мэрах  -  муниципальное управление, которое имеет свою специфику. Если говорить о представителях элит, о тех, кто собирается участвовать в выборах, это, безусловно, повышение политической культуры, навыков политической работы.

Кремер: И выращивание в тепличных условиях оппозиции.

Костин: Мне кажется, правильнее говорить о создании условий для того, чтобы у нас появлялись сильные политические игроки, которые решают важную задачу – задачу народного представительства во власти.

Кремер: А для условий необходимы тренинги, проводимые администрацией президента?

Костин: Во-первых, это дело добровольное. Как мне кажется, те специалисты, которые есть в Академии спецслужбы, в Сбербанке, достаточно квалифицированные, у них можно многое почерпнуть. Когда я рассказывал о прошедших выборах, я говорил, что многие представители оппозиции не могли написать программу, не могли составить нормальную листовку. Программу РПР-Парнас в Барнауле просто надо раздать всем как образец того, как программы писать никогда не надо. Что плохого, если люди, которые работают в политике, в госуправлении, будут повышать свою квалификацию, получать дополнительные знания? Такое есть во всем мире.

Кремер: Что говорилось на этой встрече с Володиным про Урлашова и про то, что во время выборов в Ярославле местные власти спросили, можно ли его снять с выборов, а администрация президента сказала оставить. Обсуждалось ли что-то подобное?

Костин: Обсуждалось. Поскольку я в то время работал в администрации президента, там действительно были основания для судебного процесса. Что бы решил суд, неизвестно, но Урлашов мог не оказаться в списке на голосовании. Тем не менее позиция сверху на то, что нам нужна политическая конкуренция, если человек хочет победить, пусть побеждает, с ним надо бороться в публичной политической плоскости, а не какими-то подковерными методами. Урлашов стал мэром.

Кремер: Благодаря администрации президента получается.

Костин: Нет, благодаря себе. Он провел яркую кампанию, сумел достучаться до ярославцев, предложить им идеи, которые оказались более популярны, чем то, что предлагал Яков Якушев. Другое дело, что некие действия могли действительно привести к его снятию. Мы не знаем, как бы поступил суд.

Казнин: Получается, что суд отложили.

Костин: Его не отложили. Там речь шла о том, что он в своих материалах нарушил авторские права. Это является основанием для снятия кандидата. Как решил бы судья, мы не знаем, поскольку были сжатые сроки и насколько это серьезное нарушение, неизвестно. Тем не менее, это серьезно бы затормозило кампанию.

Кремер: По какой схеме областная администрация советовалась по этому поводу именно с администрацией президента?

Костин: Есть режим консультации.

Кремер: Как проходят эти консультации?

Костин: Все секреты вам сразу рассказывать не буду. Есть режим регулярных встреч, совещаний, когда отслеживается ситуация в стране, особенно в регионах, где проходят выборы.

Казнин: Можно это назвать «ручным управлением»? Об этом тоже говорил Володин.

Костин: Да, он об этом говорил.

Казнин: Значит, сейчас пока отходить нельзя.

Костин: Сейчас как раз происходит отход. Вячеслав Володин пришел в администрацию, когда политическая реформа только началась. Условия для политики меняются. Инструменты, регуляторы тоже должны меняться. Он сказал, что мы должны от рычагов непосредственного административного вмешательства переходить к созданию такой системы, таких условий, которые способствовали бы конкурентности, прозрачности. Результаты видны: кампания Урлашова была в апреле 2012. Сейчас прошло больше года, мы результаты видим. В предыдущем Едином дне голосования приняло участие 16 партий, то сейчас уже более 37, возможно, их число увеличится – имеют право на это 55 партий. Это совершенно другая реальность. Именно поэтому Володин на разные предложения, как поступить с муниципальным фильтром, когда должен быть день голосования, сказал «Реформа идет, мы должны посмотреть итоги этого дня голосования, сделать выводы».  Политическую систему надо менять очень осторожно, поскольку от того, как она функционирует, зависит жизнь большого количества людей.

Кремер: Вы на эти встречи зачем ходите? В чем ваша миссия?

Костин: Я один из экспертов. У меня были свои вопросы, которые я задавал. Я участвовал в общении с другими экспертами. Встреча шла долго – почти 4 часа. То, что вам рассказано – примерно 5% от всего, что обсуждалось.

Казнин: Интересно, кто следующие звенья этой цепи.

Костин: Есть люди, которые тоже сказали, что они на этой встрече были: был Алексей Мухин, Евгений Минченко, Борис Макаренко, Игорь Бунин. Называть других людей я бы не хотел, поскольку все-таки это рабочее совещание.

Казнин: Как часто будут проходить совещания?

Костин: Они проходят по мере необходимости. У нас есть понятие политического сезона – полугодие. Сейчас, поскольку Володин сказал, что надо проанализировать результаты выборов 8 сентября, по сути это приглашение к разговору после выборов.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.