Константин Янкаускас об обысках соратников Навального: очень странно, что обыск проводят не только в квартире свидетеля, но и у его родителей, и у родителей его жены

Здесь и сейчас
23 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Муниципальный депутат по округу Зюзино Константин Янкаускас рассказал Марии Макеевой и Тихону Дзядко рассказал о сегодняшнем обыске в своей квартире и о том, как   продолжится преследование сотрудников Фонда борьбы с коррупцией.

Макеева: Как считаете, что теперь будет? Можно ли ожидать, что в районе Зюзино, Чертаново победит Сергей Зверев? По-моему, от «Единой России» он против вас будет идти.

Янкаускас: Я думаю, что Сергей Зверев победит только в том случае, если меня с выборов снимут, или во время избирательной кампании посадят в тюрьму или под домашний арест, что я не смогу лично относить документы в избирательную комиссию. Во всех остальных случаях будут лишь попытки тщетно дискредитировать мое имя, имя коалиции независимых кандидатов «За Москву», которую представляет я и Николай Ляскин. Это попытка продолжить тот большой вал репрессий, начавшийся после 6 мая 2012 года, и уже в рамках Мосгордумы сосредоточить усилия на кандидатах в депутаты, особенно кандидатах, которые очень сильно укорены в районах, которые многое делали для людей.

Мне сегодня стоило некоторых усилий, чтобы отговорить жителей Зюзино приехать к моему дому или устроить в районе стихийный митинг. Я им выражаю огромную признательность и всем, кто приехал, звонил, писал, поддерживал, и вам тоже за то, что в течение всего дня держали руку на пульсе, освещали. Жители звонили и спрашивали, не надо ли устраивать стихийные митинги. Ситуация разрешилась пока таким образом, пока стихийные митинги и народные референдумы проводить не будем.

Дзядко: Я очень хорошо помню, что вы сидели ровно на этом самом месте, когда где-то полугода назад в ваш адрес уже звучали претензии со стороны правоохранительных органов из-за того, как шла предвыборная кампания Алексея Навального. Прошло полгода. Почему именно сегодня, почему конец мая 2014 года вновь всплывают эти переводы через интернет-кошельки?

Янкаускас: Я думаю, что сегодняшняя ситуация – это реакция на события позавчерашнего дня, на презентацию нашей коалиции независимых кандидатов. Это попытка создать некий негативный фон из серии, что жулики и мошенники рвутся в Мосгордуму. То же самое было с Алексеем Навальным, когда на фоне его избирательной кампании шел суд по «Кировлесу», потом лейтмотивом «Единой России» на выборах было то, что Навальный борется с коррупцией, при этом он сам вор - украл Кировский лес.

Что касается кошельков и денег, то я думаю, что сейчас правоохранительные органы видят все перемещения денег, для этого не нужно было у моей мамы и брата изымать компьютеры сегодня, не нужно было ксерокопировать у моего тестя и тещи документы, связанные с поступлением моей жены в ВУЗ давным-давно. У них вся имеющаяся информация есть. Леонид Волков в сюжете эту схему подробно объяснил. Все деньги по миллиону поступили от нас, остальные деньги с превышением этого лимита были переданы партии «РПР-ПАРНАС», которая имела право в значительно большем объеме, как партия, выдвинувшая Навального на выборах, вносить эти деньги на его избирательный счет. Это все видел Мосгоризбирком, видел Следственный комитет. То, что спустя почти девять месяцев возбуждают дело сейчас, это просто грязные политические технологии.

Макеева: А ваша мама, тесть, теща тоже в штабе Навального работали?

Янкаускас: Нет, тогда бы Навальный еще больше получил в Зюзино, в Новогиреево. Сегодня обыски утром проходили в трех местах.

Макеева: Чем это мотивировалось?

Дзядко: Чисто процессуально.

Янкаускас: Когда у вас открыто уголовное дело, в принципе следователь может принять решение провести обыск в любом месте.

Макеева: Вы заходили в магазин за хлебом, могут и там.

Янкаускас: Да, взял с кошелька 20 рублей, купил полбуханки хлеба. Пришли к моим родителям, отобрали телефоны, я даже по городскому не мог дозвониться. Пришли к родителям моей супруги, я уж совсем не могу понять, это другой район, там другой кандидат в Мосгордуму. Потом мне предъявили статус свидетеля. Очень удивительно, когда не только у свидетеля проходит обыск, но еще и у родителей свидетеля, и у родителей жены свидетеля.

Дзядко: Чем вы объясняете, что вы получили статус свидетеля, а ваш соратник, соратник Алексея Навального Николай Ляскин находится под подпиской о невыезде, а вы находитесь под требованием обязательной явки к следователю?

Янкаускас: Я могу здесь только предполагать, я не знаю, что в голове у Бастрыкина и других руководителей, которые принимают эти решения…

Макеева: Прощения не будет, пощады не будет, он уже сказал однажды. Вот, что у него в голове.

Янкаускас: Я ему могу переадресовать его реплику ровно в таком же ключе в случае избрания в Мосгордуму, будем работать, в том числе по его ведомству. Мне кажется, это личная месть Николаю Ляскину за последнее мероприятие у дачного кооператива «Сосны», по сути, у нас сейчас рождается новое «Межигорье» с теми же, наверное, золотыми батонами, туалетами с византийской мозаикой, если попасть туда внутрь. Мне кажется, что СК использовал эту дискредитацию как повод отомстить лично Николаю, сделать ему подписку о невыезде. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.