Конфликт в Сирии развивается по самому плохому сценарию

Здесь и сейчас
2 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Кофи Аннан уходит с поста спецпредставителя ООН и Лиги арабских государств по урегулированию сирийского конфликта. С апреля в Сирии, в соответствии с планом Кофи Аннана, было объявлено перемирие, за соблюдением которого призваны следить международные наблюдатели.

Однако бои между армией и повстанцами становятся всё более масштабными, о перемирии, похоже, никто уже не вспоминает.

Кофи Аннан сегодня заявил, что президенту Башару Асаду рано или поздно придётся уйти в отставку. Однако пока что уходит Аннан. Остаётся ли шанс мирного урегулирования конфликта в Сирии, поговорили с нашим гостем – Еленой Супониной, руководителем Центра Азии и Ближнего Востока Российского института стратегических исследований.

Казнин: Уже становится ясно, что речь о мирном урегулировании, о компромиссе не идет. Барак Обама заявил, что ЦРУ теперь будет помогать повстанцам, официально заявлено о десятках миллионов помощи народу Сирии и тем, кто выступает против режима Башара Асада . Когда мы увидим развязку этой истории?

Супонина: Не скоро. В Сирии идет гражданская война и события развиваются по самому худшему из возможных сценариев. А самое худшее – это то, что на Ближнем Востоке проживает очень много представителей разных национальностей и религий. Этот конфликт все более приобретает окраску религиозную, а это означает, что даже  если Асад уйдет в отставку - я согласна здесь с Кофи Аннаном в том, что он уйдет досрочно – это не означает, что в Сирии снова будет все хорошо.

Макеева: То есть, это даже не завершение конфликта?

Супонина: Абсолютно. К сожалению, столько людей убито, счет идет на десятки тысяч. И эти десятки тысяч людей, на протяжении многих лет имели всегда в своих домах личное оружие. У них есть кровная месть, и маховик этот уже запущен. Вспомните Ливан. Там  гражданская война шла более 15 лет, и это означает, что жертвами боевых действий могут становиться абсолютно невинные люди. Заходит одна вооруженная команда в деревню, убивает, вырезает всех женщин, детей – такое случалось в Ливане. В Сирии это тоже уже было. Возьмите маленькие деревушки, такие, как Хэвок, Девая, где было вырезано много семей без разбора: от мала до велика. Все развевается по такому сценарию. А Кофи Аннан - опытный дипломат, хитрый аппаратчик. Он понимает, что все острие международной критики будет и на него тоже, и он не хочет брать на себя все эти риски. И не только он. До этого умно поступил глава международных наблюдателей, норвежский генерал Роберт Муд – он тихо ушел в отставку. Потому что понял, что международные наблюдатели, да еще и в количестве 300 человек, мира Сирии сейчас не принесут.

Макеева: Сейчас все  страшно сожалеют по поводу ухода Кофи Аннана с поста. Дамаск, в частности, сожалеет об уходе Кофи Аннана. Дипломатическое ведомство Сирии обвиняет  в создании помех миссий Аннана те государства, которые стремятся дестабилизировать обстановку в стране. Сирийцы сами находятся в такой патовой ситуации, что извне никто не может вмешаться и воздействовать на ситуацию, или действительно есть какое-то влияние извне, которое усугубляет обстановку?

Супонина: Решить проблему дипломатическим путем  можно было в самой начальной стадии конфликта – еще весной этого года. Но теперь начались убийства без разбора с обеих сторон, повстанцы получили в свои руки все больше оружия, и необязательно они получали его извне, многие, кто входит в «Свободную сирийскую армию»  - это дезертиры из правительственной сирийской армии. Представьте, у повстанцев есть и артиллерия, а по некоторым сообщениям, и танки. То есть, танки одной страны против бронетехники другой страны - что это, как не гражданская война. Да, Кофи Аннан был более объективен, как и многие другие международные дипломаты. Поэтому он так и нравился России. Он не склонялся ни к одной из сторон в этом конфликте, старался придерживаться нейтралитета между всеми крупными державами, каждая из которых имеет свой интерес на Ближнем Востоке. Но его репутация не всегда была безукоризненно блестящей. Вспомните Руанду, его очень многие критиковали за то, что он не преуспел в мирном разрешении того конфликта, а там-то счет шел - и дошел - до полумиллиона убитых. И сейчас многие уже начали критиковать Кофи Аннана за то, что он не справился. Хотя я даже не могу представить, кто бы справился.

Макеева: Какая роль Турции и России в Тартусе? Можно ли говорить о том, что эти государства помешали дипломатическим усилиям иметь эффект на первом этапе и какие сейчас могут быть интересы у Турции и у России?

Супонина: Изначально конфликт в Сирии возник из-за большого количества нерешенных социальных и экономических проблем. И нынешний президент Башар Асад не смог справиться с их решением. А то, что некоторые сторонние силы, в том числе и Турция, и другие государства попытались оседлать волну этого кризиса – это естественно. Естественно для Турции, соседней с Сирией страной. Но главное – внутренний конфликт и неспособность действующего президента вернуть страну к стабильности и провести назревшие политические и экономические реформы.

Казнин: Смогут контролировать новую ситуации в Сирии те, кто прямо заявляет свою позицию – Турция, Саудовская Аравия, США?

Супонина: Конфликт в Сирии уже пошел по самому плохому сценарию, и если бы Башар Асад ушел раньше, когда у повстанцев еще не было на руках столько оружия, возможно, все развивалось бы более мягко. Но сейчас Башар Асад связан с религиозным меньшинством алавитов - это небольшой клан, который в стране с населением в 22 млн. человек составляет около 10 %, чего боятся люди, которые поддерживают Асада. Боятся, что месть будет  направлена на них, что будет все по сценарию кровной мести. И как это остановить? Смогут ли это остановить другие международные силы, соседи? Я в этом очень сомневаюсь. К сожалению, сирийцам сейчас можно только посочувствовать. А тем россиянам, которые находятся в этой стране, Москва, наверное, обязательно должна помочь.

Макеева: В конфликте с Сирией мы даже приблизительно не можем сказать, насколько долго это продлится, по аналогии с Руандой, например?

Супонина: На Ближнем Востоке полно конфликтов такого рода: это упомянутый Ливан с его длительной гражданской войной, соседний Ирак, где тлеющая гражданская война: несмотря на мусульманский пост Рамадан, там гремят взрывы и десятками человек каждый день гибнут. В Сирии мы видим примерно начало такого хода событий и, несомненно, международное сообщество, в том или ином виде, должно вмешиваться в это. Мир меняется, он не может спокойно смотреть на то, как друг друга убивают арабы в Сирии и наблюдать за тем, как этот конфликт может перекинуться на соседние страны. Международное сообщество неоднократно призывало Башара Адаса уйти в отставку. Да и тот же Кофи Аннан много раз об этом говорил. Он даже однажды, несколько месяцев назад, когда встречался с президентом Сирии, потом глубокомысленно заявил, что в беседе с Асадом он привел ему старинную африканскую пословицу: «Если не можешь сменить ветер, то перемени парус». Я так понимаю, что это был намек: уйди со своего поста. Но Башар Асад добровольно сейчас не уйдет, слишком  поздно. Это означает, что война в Сирии будет в ближайшее время продолжаться. Но в чем я уверенна, это в том, что нынешний президент до конца своих полномочий – а они заканчиваются в 2014 году –  не досидит. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.