Кому принадлежит культурное наследие Крыма – Киеву или Москве? Разговор с директором музея в Феодосии

Здесь и сейчас
9 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня в Госдуме обсуждали культурное наследие Крыма. Вел заседание совета по культуре лично спикер Сергей Нарышкин, что, видимо, подчеркивает важность вопроса. Тема была заострена так: законодательство и правоприменение. 

Действительно, сейчас может возникнуть много вопросов юридического характера.

Пока на слуху золото скифов. Знаменитая коллекция из крымских музеев отправилась на гастроли в Амстердам еще до того, как победил Майдан, а Крым перешел к России. Теперь на нее претендует и Крым, и Киев. А какие еще возможны потенциальные осложнения?

Об этом мы поговорили с экспертом – директором Феодосийской картинной галереи имени Айвазовского Татьяной Гайдук.

Тарута: Давайте попробуем ответить, какие еще возможны осложнения?

Гайдук: На самом деле, если вы имеете в виду вопрос возвращения тех ценностей, которые были вывезены на выставку, я не ожидаю, что должны быть какие-то осложнения, если это все пойдет законным путем. Поскольку договор, который подписывается во время этих и любых музейных ценностей за рубеж, очень определен и четок. Этот договор подписывается не между двумя государствами, не между двумя министерствами, и даже не между двумя представителями городских органов власти, когда предметы перемещаются, допустим, из музея одного города в музей другого города. Этот договор подписывается между двумя музеями. Согласно этому договору, предметы, которые были вывезены из одного музея, должны по окончанию выставки  вернуться в этот же музей. Единственное, как звучит государство в этом договоре, - принимающая сторона дает государственные гарантии того, что ценности будут возвращены именно в тот музей, из которого они вывозились.

Таратута: Но тут нельзя не задаться вопросом, я вовсе не принимаю ничью сторону, но ведь музей – это госучреждение. Например, представьте ситуацию: у человека был паспорт с иностранной визой, потом гражданство его меняется, и ему приходится ставить новую визу того, что государства, которое выдало визу в старый паспорт. Не работает ли такая ситуация с музейными экспозициями? Если вам понятна моя метафора.

Гайдук: Да, конечно, все понятно.

Таратута: Я просто предполагаю аргумент ваших оппонентов.

Гайдук: Дело в том, что то, что является собственностью музеев, одновременно является частью государственного музейного фонда. И если вы имеете в виду то, что Крым стал территорией другого государства, у нас же уже прецедент. Однажды Крым стал территорией другого государства, правда? Было такое в 1954 году.

Дзядко: В 1954 году он не стал частью другого государства, он стал частью составной части единого государства.

Гайдук: Совершенно верно. Мне трудно что-либо более определенное сказать вам в этой связи, если откровенно, я немного затрудняюсь сказать. Может быть, это какие-то более серьезные юридические тонкости, но…

Дзядко: Не опасаетесь ли вы, что теперь официальный Киев будет заявлять о своих претензиях на те экспонаты, картины, на прочее в крымских музеях и добиваться выдачи их через какие-то международные механизмы?

Гайдук: Мне неизвестны такие международные механизмы, которые существовали бы на данный момент, которые позволяли бы осуществить такие претензии государству Украины.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.