Коммунисты и православные переименуют Волгоград в Сталинград, но тело Сталина в Мавзолей пока не вернут

Здесь и сейчас
6 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

РПЦ и КПРФ неожиданно слились в единении. И известный своей любовью к громким заявлениям протоирей Всеволод Чаплин тоже поддержал идею переименовать Волгоград в Сталинград. «Слово Сталинград – не синоним имени Сталина, а название, которое связано с известным периодом нашей истории». А «Сталин сделал и определенное количество полезных для страны дел».

Накануне вернуть Волгограду имя Сталина призвал в специальной декларации Всемирный русский народный собор –– но это светская организация, хоть во главе нее и стоит патриарх Кирилл. И вот теперь продолжение уже от протоирея. Изначально вернуть Волгограду имя Сталина предложили местные депутаты и даже приняли закон, по которому на время памятных дат – а их всего шесть – в официальных документах Волгоград нужно называть Сталинградом.

Как Сталин снова стал эффективным менеджером – обсудили с гостями студии – Никитой Петровым, зампредседателя фонда «Мемориал» и Ниной Останиной, руководителем аппарата фракции КПРФ в Госдуме.

Лобков: Нина Александровна, ваша фракция поддержала переименование на 6 дней или на год?

Останина: Если бы ваше вступление адресовать ветеранам, которые были на приеме у президента, там было 300 участников Сталинградской битвы, они бы слились в приступе. Согласитесь, это некорректно.

Писпанен: Сталинград был назван 30 лет всего?

Петров: С 1925 по 1961 год. Без малого 400 лет город носил имя Царицын.

Останина: Имя Царицын носил не только этот форт-пост, но еще как минимум 100, которые защищали границы России.

Лобков: Позиция вашей фракции все-таки?

Останина: Я так полагаю, что у вас самого есть ответ на этот вопрос. Это целый исторический период в жизни не только Сталинграда, но и всей страны. Поэтому мы за то, чтобы вернуть городу историческое наименование, быть может, даже не связывая, как сказал протоиерей Чаплин, с именем определенного человека, потому что 70% самих сталинградцев сегодня связывают название своего города с великой победой.

Лобков: Как торт «Наполеон», не имеющий отношения к императору?

Останина: У вас замечательные сладкие названия. Но если адресовать этот торт участникам Сталинградской битвы…

Писпанен: Вы же не участник Сталинградской битвы.

Останина: Я более почтительно отношусь к этим людям, которые с именем Сталина защищали этот великий город. Когда город был стерт с лица земли, Черчилль сказал, что надо оставить этот город в таком виде, в каком ее оставили немцы, чтобы показать…

Петров: Тогда название было бы уместным.

Писпанен: К сожалению, не так много ветеранов осталось, их можно поименно пересчитать. Почему не спросить у них?

Останина:  Я могу представить список тех людей, кто остался жив, оставил о себе хорошую память. Если вы были на Мамаевом кургане, спросить каждого родственника тех, кто погиб, наверняка, они сегодня выступят за то, чтобы этому городу вернуть название Сталинград.

Писпанен: Вы узнавали? Вы проводили референдум?

Останина: Безусловно. В самом городе проводили опрос общественного мнения. 35% опрошенных за возвращение городу названия Сталинград, 30% - за Волгоград, 2% за Царицын, остальные 33% – не определились.

Писпанен: Три года назад также подавали прошение на переименование  в Царицын. Там большинство опрошенных выступали как раз за Царицын.

Останина: Три года назад великой битве было 67 лет, а в этом году 70 лет.

Писпанен: А повод от этого меньше становится?

Останина: Нет, безусловно, не менее значим. Когда и власть об этом заговорила, а до сих пор умалчивала.

Лобков: Может, Сталин «очистился» и стал тем же, чем для французов стал Наполеон?

Петров: Давайте не будем путать Наполеона со Сталиным. Сталин не очистился и очиститься не может по одной простой причине: Сталин жил в 20 веке, когда то, что он творил, называлось государственным преступлением. Сталин нарушал законы той страны, в которой жил, диктовал чудовищные распоряжения, которые попирали и Конституцию, и действующее законодательство. Сначала нужно было вести себя совершенно бездарно и преступно, потом ценой огромных побед бить врага. Сколько поражений потерпел СССР до февраля 1941 года, пока не завершилась Сталинградская битва? Сколько было просчетов, преступления? Я не говорю о позиции Чаплина, отцу Всеволоду, на мой взгляд, должно быть просто стыдно перед преданными им новомученниками, которых советская власть по приказу Сталина уничтожала сотнями. Сегодня контроль над церковью, мы видим, сливается в экстазе не просто с коммунистами, но и властью. Власть бросает эту кость, отвлекает от насущных проблем, хочет нас вернуть к былому величию, чтобы мы забыли о сегодняшних бедах народных. И все покупаются. Сталин – государственный преступник. В 1961 году ветераны не протестовали, когда город переименовали в Волгоград.

Лобков: Когда демократическая общественность вносит на рассмотрение публики вопрос о перезахоронении тела Ленина, вы говорите, что вопрос раскалывает общество. Вы сейчас выдвинули идею о возврате имени Сталина, не считаете ли вы, что это раскалывает общество?

Останина: Мы хотим спросить само общество. Представители органов власти, которые сегодня в половине субъектов федерации, депутаты по инициативе фракции Компартии поднимают этот вопрос, высказываются за то, чтобы вернуть городу название Сталинград, думаю, это и есть тот самый опрос общественного  мнения. Те, кто сегодня выступает за вынос тела Ленина из Мавзолея – выступают за раскол общества.

Лобков: А возврат имени Сталина не означает?

Останина: У нас прошлый год был годом истории. Вы назовете хоть одно историческое событие, которое объединило бы наш российский народ? Новый министр культуры, когда он стал таковым, выступил за переименование улиц, что вызвало волну протеста.

Петров: Бородинская битва и многие другие события в истории. Давайте не будем тащить имя преступника вновь тащить на карту страны.

Останина: Давайте вы свое сугубо личное мнение, которое не совпадает с мнением наших ветеранов-победителей, поостепенитесь сегодня высказывать.

Писпанен: Вы сами сказали, что у вас нет еще точного описания мнения этих солдат-победителей.

Останина: Сегодня 35% жителей Волгограда, которые высказались за переименование города, - это и есть те самые ветераны.

Лобков: А 33% не определилось, значит, общество расколото пополам.

Останина: Если сегодня люди положили свои жизни? Если видели нынешние ветераны, как погибали их товарищи за то, чтобы спасти этот город, неужели они будут выступать против того, чтобы вернуть городу историческое наименование?

Писпанен: Когда было 60-летие Сталинградской битвы, почему его не переименовали?

Останина: Жаль, что тогда мы не смогли придать такой общественный резонанс этой проблеме. У нас силы не были такими.

Петров: Понимали, как будет выглядеть страна в глазах остального мира. Поднятие на щит преступника – это не мое мнение. То, что Сталин и его режим преступный зафиксировано в федеральном законе о реабилитации, в решении Конституционного суда от 30 ноября 1992 года.

Останина: Где в этом федеральном законе указано, что Сталин – преступник.

Петров: Там сказано о преступном советском режиме.

Останина: В федеральном законе нет слова «преступный».

Писпанен: А если Волгограду возвращать имя Сталина, почему не эксгумировать тело Сталина и не вернуть его в Мавзолей?

Останина: Если большинство общества выскажется, наверное, можно будет это сделать. Если большая часть общества пока не инициирует эту проблему, зачем это делаете вы?

Лобков: Как получилось, что марксистко-ленинская партия, наследница КПСС, базирующаяся на принципах материализма, вдруг разделяет все эти цели с Русской Православной Церковью?

Останина: Марксистская партия, которая является правопреемницей КПСС, во многом учла ошибки КПСС и давно не претендует на монополию идеологии. Внутри партии много верующих людей. Сегодня ваши взгляды о коммунистах немного устарели.

Писпанен: Вы приносили извинения церкви за то, что Коммунистическая партия сделала за годы своей власти?

Останина: У нас был 20 съезд, где партия принесла извинения за прошлый период. Вы знаете, кто является инициатором созыва русского национального собора? Компартия и Геннадий Зюганов. Это не есть форма извинения?

Писпанен: Форма извинения – это то, что делает Папа Римский. Он действительно приносит извинения.

Останина: Вы хотите, чтобы мы посыпали голову пеплом?

Писпанен: Да.

Останина: А я не хочу этого, потому что к великому сожалению и церковь тоже повинна с точки зрения отношения к Коммунистической партии. Помните период после революции и гражданской войны? К великому сожалению, тогда многие священники, перейдя на сторону белогвардейцев, держали у себя под сутаной обрезы. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.