Следственный комитет "повесил" смерть Магнитского на врачей

Здесь и сейчас
4 июля 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Как заявил официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин, между смертью Сергея Магнитского и недостатком оказанной ему медицинской помощи есть прямая причинно – следственная связь. И на первый взгляд похоже, что Следственный комитет своим заявлением пытается возложить вину за смерть Магнитского только на медицинский персонал СИЗО, которые и не оказали Сергею Магнитскому необходимую помощь.


Однако, в черном списке фонда Hermitage, который сразу после смерти своего юриста потребовал расследовать это дело и привлечь виновных к ответственности, медики занимают далеко не самые первые места. Более того, из шестидесяти лиц, которые находятся в этом списке медиков - только двое. Это Дмитрий Кратов, замначальника Бутырки по лечебно профилактической работе и Лариса Литвинова, начальник медицинского отделения Бутырка. Остальные пятьдесят восемь человек – это следователи, сотрудники налоговой инспекции и судьи. И претензии у фонда Hermitage в основном к ним – именно следователи, несмотря на предписания врачей СИЗО, в декабре 2009 года отказали в просьбе адвокатов о предоставлении медицинской помощи Магнитскому. Случайно или нет, но так совпало, что свои выводы Следственный комитет огласил накануне встречи Совета по правам человека при президенте с самим президентом. Правозащитники должны будут передать результаты своего расследования, в том числе и фамилии тех людей, которые могут быть причастны к смерти юриста Hermitage.
Впрочем, по мнению главы российского отделения Трансперенси Интернешнл Елены Панфиловой, решение Следственного комитета - это уже большой прогресс в деле Магнитского и трактовать его однозначно как попытку укрыть остальных виновных совсем не стоит.

Панфилова: Мне кажется, что это такой первый шажок, отнюдь не исчерпывающий, на мой взгляд, разобраться с этой сюжетной линией, которая касается здоровья и непосредственно физической смерти Сергея Магнитского. Но это не значит, что это все, и то, что они делают первый шаг, дает нам очень много возможностей требовать второго и третьего шага, чтобы докопаться до всех составляющих того, почему вообще эта трагедия с Сергеем произошла. 

Если российская правоохранительная система не посчитает чиновников из черного списка, который совместно подготовили фонд Hermitage и сенатор Бенджамин Кардин, виновными, то за них это сделают другие государства. Накануне голландский парламент единогласно проголосовал за за введение санкций в отношении российских чиновников по делу Магнитского.

И сегодня же стало известно еще об одном аспекте в деле Магнитского. Мосгорсуд признал законным заочный арест партнера инвестфонда Hermitage Capital Ивана Черкасова, подозреваемого в неуплате налогов. Коллегу Сергея Магнитского обвиняют в том, что он не заплатил в бюджет два миллиарда рублей налога на прибыль. В аналогичном преступлении был обвинен и сам Сергей Магнитский, скончавшийся во время следствия в СИЗО.

Черкасов: Отвечая на ваш вопрос, смогут ли следователи приехать сюда и арестовать, мы давно этого, на самом деле, очень ждем. Дело в том, что нам очень хочется, чтобы следствие вышло из юрисдикции Российской федерации, хоть что-то предъявило здесь, потому что собранная доказательная база, аргументы, факты будут рассмотрены тогда здесь, в Лондоне в судах. Я думаю, это будет очень сильное слушание.

В Hermitage также с нетерпением ждут, что же произойдет на завтрашней встрече президента с Советом по правам человека. В фонде рассчитывают, что правозащитники назовут конкретные фамилии и виновные в смерти юриста Сергея Магнитского все-таки будут наказаны.

О том, кто ответит за смерть Сергея Магнитского в СИЗО, говорим с Владимиром Овчинским, бывшим главой бюро Интерпола в России. 

Казнин: Вы как профессионал как расцениваете предварительные итоги следствия - виноваты врачи и виновные будут наказаны?

Овчинский: Есть понятие факта самой смерти Магнитского, и наверное, в самой смерти виноваты врач, потому что вовремя не оказали помощь. Но как Магнитский оказался в следственном изоляторе, что с ним делали – это должно быть дополнительно расследовано. Но для меня самое главное другое – это та история вокруг дела Магнитского, с хищением миллиардных средств из бюджета сотрудниками некоей налоговой инспекции города Москвы с помощью сотрудников МВД, которые работают в департаменте экономической безопасности. И вот здесь я не вижу каких-то событий, расследований, проверок. Весь интернет забит этими фактами, у нас заявлена борьба с коррупцией, но приводятся конкретные счета, дома, апартаменты, адреса, платежки - и ничего, никакой реакции не видно. Поэтому дело Магнитского, парадокс заключается в том: вот назвали Игнатенко, бывшего прокурора Московской области, назвали Магнитского, еще погибла Трифонова, когда начинаешь смотреть материалы, там очень много стыковок между собой. На самом деле, все эти три дела взаимосвязаны, потому что там фигурируют одни и те же люди, связанные с департаментом экономической безопасности МВД и связанные с управлением К, уже арестованы два человека. В конкретной смерти причина следствия – наверное, виноваты врачи, не оказали помощь.

Арно: Но не только врачи, там огромный «черный» список Hermitage.

Овчинский: Дальше я говорю – как он оказался в следственном изоляторе, почему следователи не удовлетворяли его различные ходатайства по оказанию медицинской помощи, почему не принималось мер к нормальному расследованию, я думаю, что вообще в этой теме мы еще столкнемся с очень любопытными фактами.

Казнин: А вообще сажают мэров, например, городов просто как огурцы на грядке по всей стране, средней руки чиновников, в том числе, из правоохранительных органов опять же, среднее звено – много ведь сажают, снимают и т.д. В данном случае эта неприкосновенность – пока, по крайней мере – этого списка о чем говорит? Что это такие большие деньги и такая связь, которая может привести куда-то совсем высоко? Или это боязнь потерять лицо, например?

Овчинский: Это не боязнь потерять лицо, это свидетельство о том, что это не единичный факт, единичное нарушение законности. За всем этим стоит система организованной преступности. Я всегда говорил, что если мы начинаем бороться с коррупцией, то мы должны бороться с организованной преступностью, коррупция – только небольшой элемент. А если это организованная преступность, то это реально спрут, образование внутри общества, которое своих не сдает, а те, кто пытается идти на сотрудничество – их уничтожает, или самих сажает, и следов не оставляет. Поэтому если мы начинаем в обществе очищение, мы должны понять, что процессы будут очень болезненные кровавые.

Арно: По счастливому совпадению или несовпадению завтра правозащитники передадут этот «черный» список президенту. Какое ожидаемое развитие событий, как это должно быть по Конституции?

Овчинский: Никакого не будет развития событий.

Арно: Вы так считаете?

Овчинский: Будет вяло вестись дело вокруг выявленных фактов, которыми интернет забит, на правозащитных разных сайтах, по тем фактам, которые вскрывал Магнитский, которые потом уже вскрыты на сайтах Навального.

Арно: Но тем не менее, это же официально передается президенту, некий список подозреваемых, он должен отреагировать.

Овчинский: Мы же видим, как вяло ведется то же «дело прокуроров». Это все взаимосвязано.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия