Кого еще кроме Сердюкова потеряет российская армия

Здесь и сейчас
6 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

После отставки Анатолия Сердюкова министерство обороны, очевидно, ждут масштабные кадровые перестановки. По крайней мере, так считают многие военные эксперты.

Уже называют первых кандидатов на вылет. Кого из видных чиновников ведомства уволят в первую очередь, и как скоро это произойдёт – выяснял Родион Мариничев.

Мариничев: Перестановки в команде – это почти закономерное следствие смены руководства. И Министерство обороны вряд ли станет исключением. Буквально через пару часов после громкого известия о снятии Анатолия Сердюкова эксперты назвали фамилию ещё одного высокопоставленного сотрудника ведомства. Это генерал армии, Начальник Генштаба Николай Макаров. По должности одновременно заместитель министра. Он едва ли не ближайший сподвижник Сердюкова, и ему уже за 60. После достижения пенсионного возраста срок службы Макарову был продлён на три года, и истекает он в декабре. Ещё до сегодняшней новости поговаривали, что генерала вот-вот с почётом отправят на пенсию. Вместе с ним свои должности могут покинуть и другие заместители министра. Однако военные эксперты больше всего ожидают увольнения многочисленных неопытных сотрудников, набранных в само министерство и подконтрольные ему ведомства во время реформы вооружённых сил.

Литовкин: Это не касается военнослужащих, это скорее касается гражданских служащих, которые пришли для различных организаций, в первую очередь на те департаменты, финансовые, имущественные, жилищные обеспечения. А то, что Макаров может уйти вместе с Сердюковым - не исключено, хотя я не думаю, что он сразу уйдет, потому что Сергею Кужугетовичу надо вникнуть в положение дел в Министерстве обороны. Без начальника Генштаба Николая Егоровича Макарова он, конечно, будет ему труднее это все сделать.

Найти преемника Макарову действительно непросто. Эксперты отмечают, что сегодня в российской армии трудно найти более авторитетных и опытных генералов, которые могли бы претендовать на его пост. Многие уволились из-за несогласия с политикой, которую проводил теперь уже бывший министр. Впрочем, одну кандидатуру на пост нового начальника Генштаба всё же аккуратно называют. Это нынешний замначальника Александр Постников. Опытный силовик, которому, однако, тоже может помешать близость и к Макарову, и к Сердюкову. В любом случае, новому министру обороны Сергею Шойгу в ближайшее время предстоит работать над восстановлением репутации своего ведомства, которая в последнее время сильно подорвана, особенно в свете последнего коррупционного скандала в «Оборонсервисе». Сейчас ведутся сразу пять уголовных дел, и по итогам расследования, очевидно, неизбежны кадровые перестановки. В рядах военных кандидатура Шойгу встречена в целом положительно, тем более, что он более 20  лет руководил другим силовым ведомством – МЧС. И ранее не фигурировал ни в одном крупном скандале.

Монгайт: Вот говорят про Шойгу, что это несколько вынужденное назначение: президенту не из кого было выбирать. Как вы относитесь к этой позиции?

Гольц: Конечно, это был форс-мажор. Какой смысл назначать Шойгу на должность губернатора с тем, чтобы через полгода его дергать?

Лобков: Как раз наоборот, расчет, когда назначают Шойгу губернатором и все думают, что вот, приближаются прямые выборы, а он абсолютно избираем с одной стороны, и устраивает Кремль с другой стороны - это абсолютно идеальный кандидат для такого примерного показа, да?

Гольц: У меня такое ощущение, что Сергей Кужугетович – это последний, если не единственный кадровый резерв у президента. Вот такой Жуков 41-42-го года, которого бросают то защищать Ленинград, то Москву. И действительно, надо отдать должное, это, может быть, самый симпатичный человек сейчас во власти, человек, который никогда не боялся брать на себя ответственность, человек, который имеет огромный организаторский опыт и организаторские способности. Посмотрите, что демонстрировало МЧС без Шойгу в Крымске.

Лобков: И одновременно, несмотря на то, что бюджет огромный, коррупционных новостей фактически не было.

Гольц: И еще один важный момент: у Шойгу важный опыт переустройства войск. В начале 90-х он получил под свое командование войска гражданской обороны. Коллега не даст соврать, большей дыры в советской армии, чем войска гражданской обороны, не существовало. За все провинности отправляли, как правило, именно туда. И вот, получив все это, в течение довольно короткого времени человек создал мотивированное войско, войско где офицеры, я знаю многих из его людей, которые гордились тем, что они делают, у которых была мотивация, было ощущение долга и неплохая зарплата, замечу.

Монгайт: Скажите, как же так, неужели в армии больше никого нет, а есть только один Шойгу, которого переставляют как в шахматной партии?

Владимиров: В армии всего много, надо сказать, но дело в том, что министром обороны не обязательно должен быть профессиональный военный и даже, как правило, не нужен он там.

Монгайт: Но не женщина?

Владимиров: Вот все профессиональные военные, которые там были, были хуже, чем непрофессиональные. Но я хочу сказать, что сейчас в России у нас вообще только два абсолютных министров-профессионалов – это Сергей Лавров и Сергей Шойгу, которые доказали своей талант именно в том деле, чем занимаются. Я, как главный суворовец страны, связываю с Шойгу не только серьезные изменения в распорядке армии, и это безусловно будет, мы будем помогать, а с тем, что на следующий год будет 70 лет созданию суворовских, нахимовских училищ…

Лобков: Ну да, Сергей Железняк сегодня высказался, что главным итогом будет парад.

Владимиров: Я думаю, что на этот праздник Сергей Кужугетович даст команду, и мы туда пойдем. Наконец, вернут нам парад.

Лобков: Если говорить о более таких значительных вещах, считаете ли вы, что вот то, что сейчас началось с «Оборонсервисом», будет продолжаться в такую коррупционную махину в андроповском стиле, когда целые республики оказывались вовлеченными, или министерства, в коррупцию, громкие публичные процессы и так далее, и тому подобное?

Гольц: Мы больше 10 лет существуем под руководством Владимира Владимировича Путина. Мы полагаем, что все эти годы в России отсутствовала коррупция? Мы полагаем, что ничего этого не было и нужен был какой-то толчок?..

Лобков: Но вот мы видели другой стиль сейчас.

Гольц: я думаю, что, конечно, в этой схватке бюрократических кланов вопрос коррупции будет подниматься, и он будет использоваться как некая дубина. Но никакого отношения, собственно, к борьбе с коррупцией это, конечно, не имеет.

Мельникова: Ну, это же повод, Павел. Вот эта история с…

Лобков: Ну, можно довести до конца, а можно не довести до конца.

Мельникова: Не, а что значит «до конца»? Ну, будет следствие. И потом, непонятно, почему это Генпрокуратура, например, а не главная военная? Почему это не военное следственное управление? Тут много непонятного, с точки зрения самой организации вот этой вот бучи. Ну, наверное, будет уголовное дело…

Владимиров: В точке поворота власти, когда власть очнулась и проснулась, и поняла, что дальше отступать некуда.

Монгайт: Это хорошая точка, чтобы подвести итог нашего разговора.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.