Клячин не будет реставрировать «Метрополь»

Здесь и сейчас
30 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Гостиница «Метрополь» ушла с молотка. Один из старейших отелей столицы продан почти за 9 млрд рублей.

Победитель аукциона – бизнесмен Александр Клячин – получил в собственность 40 тыс. кв. метров площадей: 362 номера, 72 из которых – люкс, 10 залов для мероприятий, два конференц-зала на 300 человек, 10 банкетных комнат и два ресторана.

Клячин – владелец сети отелей Azimut, которая работает в России и Германии. В Департаменте имущества города говорили, что инвесторов, заинтересованных в приобретении жемчужины русского модерна, хоть отбавляй. Ведь вместе с шестиэтажным гостиничным комплексом продается и земля, на которой он стоит. А цена на участок в 1 гектар в 100 метрах от Кремля по определению стремится в бесконечность. Поэтому 9 миллиардов за «Метрополь» – совсем немного.

Мельников: Если бы «Метрополь» работал в рынке с максимальной эффективностью, с хорошим менеджментом и так далее, и был бы действительно по своим показателям сравним с "Рицем", "Араратом" и с близлежащими хорошими отелями, то цена была бы адекватная. Но в «Метрополе» есть особенность - на сегодняшний день это один из самых нэффективных отелей в том районе. Поэтому это как раз вторая сторона медали. Если оценивать по текущей деятельности, то цена несколько высокая, но потенциал у отеля очень высокий.

После покупки инвестор подпишет специальную «охранную грамоту». Таким образом, город рассчитывает сохранить памятник, построенный по инициативе мецената Саввы Мамонтова. Клячин должен будет не только сохранить интерьеры Метрополя, но и отреставрировать картины, которые украшают номера, и фасад. А в коллекции «Метрополя» – работы Михаила Врубеля, Константина Коровина и Виктора Васнецова.

«Метрополь» – не первая московская гостиница, переданная в частные руки. С аукциона уже проданы знаменитые «Националь» и «Украина», которые после продажи работают в прежнем статусе пятизвездочных отелей.

Передачу гостиницы «Метрополь» в частные руки мы обсудили с президентом Федерации Рестораторов и Отельеров России – Вадимом Прасовым.

Казнин: 9 млрд. – много или мало?

Прасов: Здесь ситуация двоякая. Вы сейчас сказали о земельном участке площадью 1 га, а земля около Кремля стоит действительно дорого, при этом есть ограничение – снести это здание нельзя, поскольку оно является памятником федерального значения.

Макеева: А снести и построить такое же? Сразу пришла в голову история, которая буквально в 50м развивается.

Прасов: Эта история довольна грустная, продолжается не первый год и конца ее пока не видно. С «Метрополем» ситуация такова: отель уставший, он требует реконструкции, после 1991 года не реновировался, а для отелей этой категории – критичное состояние номерного фонда. 21 год – это много для любого отеля, тем более отеля сегмента luxury. Позиция «Метрополя» не настолько очевидна, если мы говорим о топовом уровне. Сегодня московский рынок отелей сегмента luxury и ultra luxury четко поделен, и «Метрополь» требует реконструкции, хотя я читал, что представитель господина Клячина заявил, что отелю реконструкция не требуется, и он в любом случае остается лучшим в Москве.

Казнин: Вы имеете в виду, что не каждый захотел бы выложить 9млрд. за такой отель?

Прасов: Несмотря на мнение правительства Москвы, утверждавшего, что желающих много, для меня это сомнительно. У нас есть небольшое количество бизнесменов, которые готовы вкладывать деньги в непрофильный бизнес и объект, который на сегодняшний момент неоднозначен. Морально и физически устарел, требует реновации, и если ее не проводить, позиция отеля на рынке не улучшится, с другой стороны, стоимость реконструкции будет весьма серьезной.

Макеева: У меня впечатление, что мы продаем «Метрополь», а гость – покупает. Есть мнение, что можно было на 15-20% дороже продать. Впечатление, что у аукциона не было должной рекламы, что продавали конкретно Клячину, или продавали многим, но не рекламировали, потому что неважно? Это же не сарай в Химках.

Прасов: Господин Клячин был нацелен на покупку именно этого отеля, это произносилось и до аукциона, я читал такие ожидания еще месяца два назад. Сам аукцион технически был прост: если люди нацелились изначально на сумму лота в таком объеме, говорить о том, что один шаг в размере 180 млн. мог демотивировать их настолько, чтобы другие желающие ушли, сказать нельзя. Торга как такового не было. Не афишируется то, кто еще кроме Клячина принимал участие в аукционе, мы можем об этом только догадываться.

Казнин: Один шаг говорит о том, что была некая договоренность изначально. А как еще можно это расценивать? Ощущение, что в продаже важных объектов такой подход используется часто.

Прасов: Цена высокая. Единовременная покупка здания такого формата за такие деньги – это серьезное вложение капитала. Информация об аукционе была, желающие подать заявки могли это сделать, другое дело, что информация могла бы распространяться более широко. Но мы с вами не знаем, насколько гипотетически могло бы увеличиться число желающих.

Казнин: Западные сети участвуют в таких проектах?

Прасов: Западные сети, в принципе, не участвуют во вложении своих денег, они в любом случае переходят на деньги какого-то инвестора. Учитывая то, что от момента объявления аукциона до самого аукциона прошло немного времени, говорить о том, что за это время можно поднять пласт инвесторов и предложить им вложиться с вероятностью реальной покупки, говорить сложно. Полагаю, что западная сетка теоретически могла бы прийти на деньги какого-то инвестора в разрезе этого отеля. Но поскольку у господина Клячина есть своя управляющая структура, очевидно, что «Метрополь» вряд ли будет «Азимутом», поскольку сеть «Азимут» - отели уровня трех звезд. Иметь в своей коллекции жемчужинку, наверное, ему интересно.

Казнин: А насколько гостиница прибыльна?

Прасов: Я не видел опубликованной статистики, но то, что прибылен – очевидно: отель в центре Москвы, имеет свою стабильную клиентуру, определенный гостевой поток.  Другое дело, насколько быстро можно окупить вложенные в это здание инвестиции. Отели такого объема и формата более свежие и с более позитивной репутацией есть. У этого объекта после его открытия в 1991 года достаточно славная история. Насколько я помню, из золотого запаса страны продавали какое-то количество тонн золота, чтобы реконструировать здание, реконструкция начиналась еще в советское время. Но потом он управлялся людьми, близкими к бывшему мэру Москвы. Говорить о том, что отель в последние годы соответствовал формату 5* deluxe, достаточно сложно.

Макеева: А Клячин справится с тем, чтобы сделать гостиницу лучше? «Азимут» - хорошие отели, но это не «Метрополь», все-таки.

Прасов: Во-первых, не сам господин Клячин будет этим заниматься. Есть управляющая компания, и, насколько мне известно, там есть менеджмент, который в состоянии управлять объектами и такого рода. Если бы непрофильный инвестор пришел на рынок, поставил своих родню и сказал, что сейчас завоюет весь мир – это было бы странно. А когда структура, которая управляет отелями, пусть другого уровня, приходит на объект и утверждает, что отель будет лучшим, я могу посомневаться, что лучшим, но в плане управления глобальных проблем я не вижу.

Макеева: РИА-Новости дает экспертное мнение, что если разделить сумму 9 млрд. на площадь объекта, то получается 7 тыс. долларов за квадратный метр. Это цена неотделанного жилья  в пределах третьего транспортного кольца. Прокомментируйте это.

Прасов: Я не согласен с тем, что отелю дают оценку как жилью. В отелях есть площади, которые приносят доход, и есть площади, которые доход не приносят. Точно так же, когда вы покупаете жилье, вы платите не за коридоры и лифты, а стоимость конкретного метра конкретной квартиры. Если будем сравнивать общую площадь жилого строения  с общей площадью «Метрополя», тогда получится, что цена в 7 тыс. долларов выше, чем стоимость квадратного метра неотделанного жилья в пределах третьего транспортного кольца.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.