«Клишасу придется вежливо утереться». Дмитрий Орешкин о том, как вопрос об изоляции привел к подковерной борьбе во власти

30 марта, 16:37 Тихон Дзядко
13 212

За последнюю неделю российские и столичные власти ввели несколько ужесточающих карантинных мер, чтобы остановить распространение коронавируса в стране. Сначала Владимир Путин объявил нерабочую неделю, после чего его пресс-секретарь Дмитрий Песков призвал россиян не прекращать работу, а перейти на удаленный режим. В Москве 29 марта мэр Москвы Сергей Собянин объявил о полной самоизоляции города, однако позже сенатор Андрей Клишас заявил, что вводить ограничения на передвижения россиян может только парламент и президент. Что происходит в Кремле и почему каждое новое решение и заявление противоречит предыдущему? Разбирались с политологом Дмитрием Орешкиным. 

Дмитрий Борисович, я приветствую вас в эфире телеканала Дождь. Мне хотелось бы вот о чем у вас спросить. Такая ситуация накануне вечером разворачивалась, довольно непонятная: выступает сначала несколькими днями ранее президент, который всех призывает оставаться дома, но объявляет неделю нерабочей, затем пресс-секретарь президента говорит, что эта неделя вроде как нерабочая, но работать нужно продолжать, затем мэр Москвы объявляет о том, что Москва переходит на самоизоляцию, а в перспективе, через несколько дней, перейдет и на режим работы с пропусками, сенатор Клишас говорит, что все это незаконно, в каких-то телеграм-каналах, а они, понятно, являются участниками политического процесса в России, начинается атака на Собянина, Кремль это поддерживает и так далее. Что происходит в верхушке российской власти?

Я вижу три составляющие: медицинская, защита здоровья, правовая, законные какие-то основания для таких действий, и самая главная, подковерно-интриганская. С медицинской точки зрения, мне представляется, Собянин действует правильно, потому что, понятно, что надо минимизировать контакты возможно заболевших людей с коллегами, с соседями, с друзьями и так далее. С правовой точки он действует неправильно, потому что у него действительно нет никакого права и оснований для того, чтобы вводить чрезвычайные меры помимо государева ока, потому что права вводить чрезвычайную ситуацию есть у Федерального собрания и у президента, причем так просто это не делается. И здесь Клишас формально прав. Самое интересное, это конечно, подковерно-интриганская составляющая. Я думаю, что ситуация немножко походит на то, то место, ту позицию, которую занимал Советский Союз между 22 июня и 3 июля 1941 года, когда первое лицо самоустранилось, самоизолировалось, извините, в современной терминологии. И соответственно, получается проблема, с одной стороны, надо выстраивать оборону, с другой стороны, по правилам подковерной борьбы, тот, кто подпишет приказ при живом Сталине, потеряет голову, и все это понимают. Поэтому неделю страна была просто как бы в ауте, и никто не хотел брать на себя инициативу. Потом они все вместе поехали в товарищу Сталину на ближнюю дачу, и после этого он уже вернулся с новыми полномочиями к решительности и к решительным действиям по защите страны. Сейчас то же самое, Собянин взял на себя ответственность, Медведев ее одобрил, Медведев и Собянин это примерно одна партия, если можно так говорить, кремлевская. Они говорят, что надо прежде всего защитить здоровье людей. Но они действуют, подставляются таким образом, потому что действительно изоляция Москвы это серьезный урон, в том числе экономический, у нас даже транспортная инфраструктура так построена, что вы не можете проехать, не минуя Москву, а кольцевые дороги не выдержат. Значит, Собянин наносит серьезный ущерб, в том числе, общероссийской экономике. И его будет очень легко наказать после, когда он спасет население, ему скажут, а вот из-за тебя настолько-то упала экономика, а вообще ты действовал как бы помимо верховного соизволения, что это такое за самоуправство, а тебе ставят…

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю