Кирилл Разлогов: «Высоцкий» заменил новогодние блокбастеры

Здесь и сейчас
30 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Впервые за восемь лет к новогодним каникулам российская киноиндустрия не подготовила хит на праздники. Итоги киногода подвели с киноведом Кириллом Разлоговым.

Тренд, заданный «Ночным Дозором», в прошлом году в последний раз продолжил «Щелкунчик» от Андрея Кончаловского ‑ крайне дорогой, но провалившийся в прокате проект. Вроде бы новогодний фильм "Елки‑2" от Первого канала, главного производителя хитов для первой декады января, и тот вышел сильно заранее.

Хотя, если верить соцопросам, провести новогодние каникулы в кинотеатрах собираются 16% опрошенных ВЦИОМом. В прошлом году для сравнения таких было лишь 9%.

Вообще, этот год для российского кино стал весьма знаковым и успешным ‑ взять хотя бы мировые кинофестивали. В Венеции победил «Фауст» Александра Сокурова, в каннском «Особом взгляде» показали «Елену» Андрея Звягинцева и «Охотника» Бакура Бакурадзе, в Берлине — «В субботу» Александра Миндадзе и «Мишень» Александра Зельдовича.

Итоги киногода подвели с киноведом Кириллом Разлоговым. 

Казнин: Это просто так получилось, или решили не выпускать очередной хит, не устраивать бешенную рекламную кампанию?

Разлогов: Бешенную рекламную кампанию устроили, очередной хит выпустили – «Высоцкий».

Писпанен: Не сильно комедия.

Казнин: Не новогодняя премьера все-таки.

Разлогов: Не сильно комедия, но это то самое, куда ушли все усилия по части промоушена, по части того, чтобы сделать это абсолютно коммерческим хитом, в чем, по-моему, Первый канал, скорее, преуспел, чем нет. Новогодней радостной прелести, данной картины, чтобы она сорвала все – нет. Сейчас выходит мультипликация, которая будет иметь довольно большой успех «Иван-царевич и Серый волк», будут «Елки-2», будут всякого рода развлекательная продукция, которая очень соответствует праздничному новогоднему настроению.

Когда вы говорили про «Ночной дозор» и «Дневной дозор» - это были комплексные, но тоже не очень веселые картины, не очень радостные. На сей раз эту роль сыграла картина о Высоцком.

Писпанен: Как вы считаете, если подводить итоги, это действительно успешный и знаковый год для российского кино?

Разлогов: каждый год можно объявить знаковым.

Писпанен: Не скажите. Бывали годы, когда совсем безрыбье было.

Разлогов: Был период провальный в прокате, в котором, как потом выяснилось, было сделано много хороших картин, но они не были замечены своевременно. Сейчас ситуация для нашего кино нормальная. Мы делаем около 100 игровых полнометражных фильмов, из которых 2 или 3 картины так или иначе оказываются интегральными успехами, срывают кассу настолько, насколько это сейчас возможно. Порядка от 5 до 10 картин пользуются престижным успехом у критиков и на международных фестивалях.

Этот год отвечает этим критериям. Естественно, там 85 картин, которые непонятно зачем сделаны, но они сделаны для того, чтобы профессия развивалась, такой бульон необходимый для того, чтобы развивалась профессия. На мой взгляд, два действительно центральных события помимо упомянутого «Высоцкого» - это, во-первых, телевизионный вариант «Утомленных солнцем» Михалкова…

Писпанен: Главный успех?

Разлогов: Главное событие. По рейтингам тоже успех телевизионный бесспорный. Тот факт, что вообще интересы экранного искусства поворачиваются от кино в сторону телевидения, это в мире происходит, и у нас это происходит. Это важный симптом.

И второе – то, что пришло новое поколение. Картина, которая еще не была выпущена в прокат, но была показана на многих фестивалях – «Шапито-шоу» Сергея Лобана. Старшее поколение в детстве смотрело фильмы в кинотеатрах, среднее поколение, представленное Алексеем Германо-младшим, в детстве смотрело телевидение, а поколение Сергея Лобана, пусть по возрасту не очень отличается, в детстве уже сидело в интернете. Это уже совершенно другое поколение, с другим менталитетом, с другим мироощущением. И то, что такого рода картина вышла, получила признание на Московском фестивале, а сейчас, я думаю, получит признание на фестивале в Роттердаме, где она будет показана в феврале – это, на мой взгляд, кинематографическая сенсация.

Между «Утомленными солнцем» и «Шапито-шоу» весь диапазон нашего кинематографа, по которому одна моя приятельница любит выражение «Холера развивается нормально», в нашем кино холера развивается вполне нормально.

Писпанен: Получается, что зачастую фильмы наших молодых и не очень режиссеров – Звягинцева, Сокурова, отмечают престижными наградами за рубежом, а здесь они практически не имеют никакого проката. А если имеют, то он очень незаметен – в нескольких кинотеатрах 1-2 дня.

Разлогов: Не заметен – это пресса виновата. А что касается проката, например, Елена Звягинцева была выпущена профессионально в прокат. По количеству зрителя на копию она заняла чуть ли не первое место, лишних копий не было выпущено. А вообще это картина, которая рассчитана на очень небольшую аудиторию ценителей прекрасного, которых от 3 до 5% населения и никогда больше не бывает. Поэтому то, что эта картина 2-3% собирает со всего земного шара, делает эту аудиторию очень важной и влиятельной.

Казнин: Вы уже упомянули о том, что кино неизбежно в России пойдет все-таки на телевидение. То, что происходит в Америке, в мире – у нас пока это не замечается. Как вы считаете, я прочитал, что зрители упускают фильмы на телеэкране просто потому, что не привыкли к тому, что там идет качественное кино, и сценаристы уходят в сериалы, потому что кризис сценариев в киноиндустрии существует, это признают многие режиссеры.

Разлогов: Кризис сценариев, кризис идей существовал в киноиндустрии с самого начала, каждые 5 лет начинают кричать: опять кризис. Дело немного в другом. Дело в том, что раньше считалось, и справедливо, что главное событие – это фильмы, выходящие в кинотеатре. Сериалы – это поточное производство, оно обслуживает телевизионное вещание, его много смотрят домохозяйки, и это явление второстепенное.

С какого-то момента отдельные телевизионные события стали важнее отдельных кинематографических. Это началось, на самом деле, с «Твин Пикса» Дэвида Линча. А потом оказалось, что кинематографический вариант, оказывается, менее интересным художественно, чем телевизионный. Опять-таки то, что произошло с картиной Михалкова, когда две картины, которые выпустили на экраны, были, мягко говоря, восприняты критически. Когда это объединилось в большую телевизионную эпопею, оказалось, что многие претензии неуместны, потому что на самом деле в голове у режиссера был, скорее, телевизионный вариант, чем кинематографический.

Казнин: Это как с фильмом «Адмирал», наверное, произошло.

Разлогов: Там более сложно. Там ни то, ни другое. С «Адмиралом» произошло то, что киновариант – это был такой обрезанный сериал, а сериал был растянутый фильм. Ни тот, ни другой не был достаточно органичным. А здесь получилось, что все-таки телевизионный вариант, на мой взгляд, получился органичным в соответствии с теми пропорциями, которые были расставлены, что нельзя сказать о кинофильмах, как бы они интересны ни были.

И вот это явление новое. Здесь мы не отстаем от Америки, здесь у нас это происходят параллельно с Америкой. Но по причине немножко другой. У нас в политическом и культурном плане влияние телевидения значительно более сильное, чем влияние кинематографа. Этим очень недовольны властители дум в кино, но тем не менее, с этим приходится считаться.

Писпанен: В Америке снимают уже такого высокого класса и качества сериальные продукты – и затратно, и сценарно, и идейно, и визуально. То, что делает отечественный сериальный кинематограф, не идет ни в какое сравнение. Как вы считаете, эта мода на качественные хорошие сериалы дойдет до России?

Казнин: И когда?

Разлогов: В принципе, она уже дошла. У нас была очень сильная школа многосерийных телефильмов в советское время. Многосерийные телефильмы советского периода были явлениями в культурной жизни.

Писпанен: Это было.

Разлогов: Было. Но это значит, что была школа, что были режиссеры, которые это делали, сценаристы. Я тут не совсем с вами согласен в таком самоуничижении, на самом деле, тот же Первый канал тратит на сериале зачастую деньги сопоставимые с американцами.

Писпанен: Сколько тратят – это в нашей ментальности. Можно потратить, сколько угодно, и ничего не получить взамен.

Разлогов: Дело в том, что я не большой поклонник американских сериалов, я тоже считаю, что там один из сотни или двух сотен становится явлением культуры. Один клан «Клан Сопрано» и «Твин Пикс» на 15 лет истории американского телевидения – это тоже не очень большая пропорция шедевров.

Я только знаю, что мои друзья, которые занимаются анализом телевидения, на телевизионную продукцию сегодня стали обращать больше внимания, чем обращали вчера. Но это не значит, что там делаются сплошные шедевры. Так же, как и в кино, впрочем. И у нас, и там барахло преобладает и на малых, и на больших экранах, и так будет всегда.

Казнин: Сейчас можно что-то сказать о 2012-м?

Разлогов: 2012 год будет не хуже, чем 2011. Количество фильмов будет достаточно значительное. По коммерческим показателям все зависит от того, будут ли какие-то крупные хиты. Мы все время кричали: «Караул, посещаемость отечественных фильмов падает, зрители отворачиваются». Потом вышла одна картина «Высоцкий», и выяснилось, что все поднялось обратно. Это зависит от 1-2 фильмов. Есть эти два фильма – будет 15-20% посещаемости. Нет этих двух фильмов, все пойдет обратно на 8%. Но это вопрос 1-2 фильмов, которые должны быть и под которые должна быть соответствующая рекламная поддержка.

Если такие два фильма будет, то коммерчески все будет хорошо, а что касается художественного – мы ждем. Алексей Герман-старший должен кончить картину, которую он делает уже 10 лет. Есть целый ряд картин, которые готовят молодые режиссеры. Илья Хржановский должен выпустить картину. Нам есть, чего ждать. Ждет весь фестивальный мир, когда эти картины будут закончены, и кто выиграет – Венеция или Канны – за право их показа, это мы еще посмотрим. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.