Хирург: "Еврей тоже может быть русским, если он православный"

Здесь и сейчас
22 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Иностранный легион по-русски. Вслед за представителем России в НАТО Дмитрием Рогозиным, идею создать специальные военные бригады так называемые "славянские батальоны" предложили "Ночные волки" и лидер знаменитого байк-клуба Александр Залдостанов.

Дмитрий Рогозин, который в последнее время пытается вернуться в публичную политику, уже обсудил предложение с министром обороны Анатолием Сердюковым. А служить в таком батальоне могли бы и русские, и сербы, и болгары.

Толчком к идее послужил запрос 20 тысяч косовских сербов на получение российского гражданства. И как заявил Хирург, "создав славянский батальон, мы откликнемся на призыв о помощи, все славянские православные народы должны держаться вместе" конец цитаты.

"Ночные волки" весьма близкое к российскому руководству, а именно - к премьеру Владимиру Путину, объединение байкеров. Путин несколько раз посещал их слеты. В последний раз - в августе этого года, где назвал байкеров "братьями". 

Изюмская: А это правда, что вы собирались сербское гражданство принимать?

Залдостанов: Давайте все-таки отличим эмоции от реальных поступков. Конечно, первым позывом, когда мы увидели желание сербов, такое многотысячное желание, более 20 тыс., по-моему, 22 тыс. человек пришли в русское посольство с просьбой о получении российского гражданства, первый эмоциональный всплеск с нашей стороны был – а мы давайте сербское попросим. Я объясню почему. Дело в том, что именно такое, как у нас получила именно вот эта ситуация с этой страной, что два последних байк-шоу я посвятил именно Сербии.

Изюмская: А у вас филиалы есть в Сербии?

Залдостанов: Да. И это послужило толчком для знакомства с этим народом. Не только с мотоциклистами, а, я еще раз подчеркиваю, с народом, с людьми. Таких эмоций, как от Сербии, я нигде не испытывал.

Изюмская: А в Таджикистане у вас случайно нет филиалов?

Залдостанов: В Таджикистане нет. Хотя ничто не стоит на месте, кто знает, что нас ждет в будущем. Но вот в Сербии у нас филиалы есть, отделения есть наши. Я вам скажу, что для меня вот эта идея посвятить байк-шоу Сербии, которое у нас проходило в Севастополе и Новороссийске в этом году, два было больших мероприятий, которые собрали огромное количество людей - в Новороссийске было порядка 120 тыс. человек, в Севастополе порядка 80. Вообще, там бы не было бакй-шоу, если бы не ситуация, которая случилась на сербском стадионе в Белграде во время футбольного матча между Россией и Сербией. Там я увидел транспарант, который меня просто потряс. И когда я прочитал текст, который там был написан на транспаранте - вот, чему я посвящу кульминацию нашего байк-шоу.

Изюмская: Что же там написано было?

Залдостанов: Эти слова врезались мне в память.

Изюмская: Надеюсь, они цензурные.

Залдостанов: Безусловно. Хотя, чтобы вы понимали, слова эти написали футбольные болельщики. И там транспарант выглядел так, текст был такой: «Старший брат, - они обращаются, собственно, к России, - поклонись матушке нашей и скажи ей, что мы достойные, что мы боремся, и мы будем бороться. И скажи ей, что мы любим ее».

Казнин: Скажите, эмоции эмоциями, но, во-первых, ведь не дадут российского гражданства сербам.

Залдостанов: А почему? Тогда это предательство! Если мы этого не сделаем, на мой взгляд, мы опять в очередной раз бросаем друзей.

Казнин: Вы общаетесь с Владимиром Путиным периодически. Вы можете спросить его об этом? Ведь не дадут по политическим соображениям: тогда можно давать гражданство всем, кто обратится за этим к России - и русским в Эстонии, например, и в других странах.

Изюмская: С другой стороны, абхазы получают и ничего.

Залдостанов: А почему нет? Если кто хочет получить русское гражданство, это тот, кто чувствует себя русским. Вы поймите, что русский – это состояние души. Этот человек даже может быть другой национальности. И еврей может быть русским, если он православный.

Изюмская: А вам кажется, есть необходимость вообще в создании славянского батальона?

Залдостанов: Я считаю, что это выход из тупиковых ситуаций. Более того, я уверен, что если был бы русский, по образцу французского легиона, были бы подобные батальоны созданы в Абхазии и в Осетии, там не нужно было бы разворачивать регулярную армию, чтобы спасать своих людей.

Изюмская: А почему тогда вообще не иностранный легион, не важно, серб, таджик, абхаз – хочешь, приходи, служи, пожалуйста.

Залдостанов: В первую очередь, мы должны понимать, это должно исходить от людей, которые нам близки по духу. Уж кто-кто, а более близкого к нам народа, чем Сербия, невозможно себе представить, и более любящего нас народа. Поэтому этим не надо будет объяснять, зачем они служат.

Казнин: А зачем этот батальон, что он должен делать, и что это вообще за такое образование? Просто не очень понятно.

Залдостанов: Как минимум, это выход для того, чтобы спасти этих людей. Вы поймите, что не оставят их в покое. Вы посмотрите, большей несправедливости в отношении Сербии трудно было вообще себе представить, чем где бы то ни было. Посмотрите, что попросил ЕС у правительства Сербии за вступление в ЕС: первое – сдать своих героев; второе – отдать последние земли в Косово; третье – провести гей-парад среди православных храмов.

Казнин: Вы знаете, что сдача вот этих «героев», как вы их называете, поддерживается большей частью сербского общества?

Залдостанов: Я не знаю этого.

Казнин: Например, хорваты не сдают, а сербы сдают.

Залдостанов: Это было одно из требований ЕС. Я просто считаю, что вот это стремление туда, где тебя не любят, это в любом случае, как жениться мужчине не по любви.

Изюмская: Женщинам-то ничего, а мужчине…

Залдостанов: Ничего хорошего из этого не выходит.

Казнин: А в России должны быть эти батальоны?

Залдостанов: Я думаю, что это может быть выходом из тупиковой ситуации, которая складывается у нас в армии, в том числе. Посмотрите, 11% только может быть призвано на службу. Из них 60% - это люди, которые по состоянию здоровья не годны. У нас некому в армии служить.

Изюмская: А вы как-то планируете эту идею дальше поддерживать, устраивать какие-то акции в поддержку создания этого славянского легиона, в поддержку сербов?

Залдостанов: Безусловно. Я хочу сказать, что если такой призыв последует, мы готовы физически принимать участие вместе с сербами и быть вместе с ними плечом к плечу на одной стороне.

Казнин: А кто будет контролировать вас? Это же получится вооруженное формирование. Вам что-то не понравится…

Залдостанов: Мы хотим служить своей стране. Это наше желание. Оно может показаться кому-то странным, но такое есть.

Изюмская: А что вас отвлекает тогда на сербов?

Залдостанов: Мы это делаем и так, и мне не нужно у вас разрешения спрашивать, ни у кого, и у правительства тоже. Мы сейчас говорим о ситуации, которая сейчас сложилась вокруг того, что происходит там, в Косово. Это единственный путь спасения, это реальный путь, не просто говорильня, языком молотить, а это единственное, что мы можем для них сделать, чтобы сохранить там их дома, чтобы их оттуда не выгнали, чтобы каким-то образом им помочь. Мы уже предали их один раз.

Казнин: К еще одной войне это приведет.

Залдостанов: Оно приведет в любом случае к войне. Если мы не поможем им, вот тогда оно приведет к войне. А если мы поможем – никакой войны не будет. Это мое четкое убеждение. Нельзя сдавать своих друзей, бросать людей во имя, так называемых, партнеров.

Казнин: Если бы Российская Федерация хотела бы это сделать, то это бы сделали еще тогда, когда была возможность переброски, например, регулярных десантных частей.

Залдостанов: Это сделают и сами сербы. Но вопрос в том, что тогда, может быть, у нас не было такой возможности. Сейчас более 20 тысяч сербов обратились за российским гражданством. Вы не понимаете, что это реальный прецедент, когда мы реально можем им помочь, предоставив им это гражданство, изменив этим ситуацию на Балканах, и получим действительно близких людей. Если мы предадим их, ничего хорошего из этого не выйдет.

Изюмская: Я думаю, что их придется забирать в Россию после гражданства.

Залдостанов: Дело в том, что они не поедут сюда, они хотят жить у себя дома, где они родились, и где они хотят умереть.

Казнин: Придется тогда губернатора прислать из России и выборы, кстати, скоро, опять придется проводить.

Залдостанов: Пусть это сделает сам народ. Давайте дадим возможность это сделать сербам, мы это инициируем.

Изюмская: Кстати, как объяснил нам политолог, 20 тысяч – это немаленькие цифры по нынешней ситуации.

Залдостанов: Я хочу сказать, что так, как там, к нам нигде не относятся. Не важно, приезжаешь ты туда как байкер к своим, либо ты просто приезжаешь туда к людям. И там действительно для нас по-настоящему братская страна. Во многом мы даже можем брать у них пример. Поэтому здесь, мне кажется, это был бы выход из положения, если бы поступили таким образом.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.