Химкинский лес-2: глава «Химки Групп» Антон Винер ответил на обвинения бывшего министра

Здесь и сейчас
4 апреля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Жители Химок обвиняют строителей комплекса «Олимпийская деревня Новогорск. Квартиры» в вандализме и вырубке сотни деревьев, и даже обратились в прокуратуру и к президенту. За активистов вступились известные правозащитники и бывший министр экономики Андрей Нечаев. О том, что не поделили строители спортивного комплекса и жители Химок, поговорили с Антоном Винером, президентом компании «Химки Групп».

Писпанен: Что вы ответите на обвинения Андрея Алексеевича Нечаева о том, что многие бумаги сфальсифицированы были для строительства, о том, что нарушается огромное количество кодексов, в том числе и водный кодекс, что постройка идет прямо на берегу реки. Правда? Не правда?

Винер: Давайте я для начала расскажу вообще, что мы делаем, чтобы было понятно, о чем идет речь. Действительно, идея этого проекта принадлежит Ирине Александровне Винер, и вопрос такой, очень актуальный для всех, я думаю, - это дети. Мы все знаем, что сегодня можно быть очень успешным бизнесменом, чиновником, клерком, кем угодно. Но быть педагогом и воспитать ребенка – это сегодня огромная проблема. Мало у кого есть такие возможности, вследствие этого дети многие курят, гуляют, пьют; в результате, у успешных родителей рождаются и растут неуспешные дети. Это огромная и сильная проблема для всей нашей страны.

В результате, идея была такая: что такое Олимпийская деревня? Жилой комплекс, на территории которого кроме жилого комплекса находятся огромный инфраструктурный объект, в данном случае – около 21 тысячи квадратных метров. Объект, который включает в себя огромную универсальную спортивную площадку, школу, детский сад и разные секции практически всех направлений видов спорта.

Писпанен: То есть, это почти то же самое, что Олимпийская деревня вот, собственно, и есть в Новогорске?

Винер: Это Олимпийская деревня, но идея такая…

Фишман: Но только там не олимпийцы, а просто дети тех, которые живут, занимаются, и все?

Винер: Конечно. Олимпийцы – это спортсмены ведущие, которые непосредственно тренируются на спортивных базах в Новогорске, и после того, как они заканчивают спорт, они становятся там педагогами, это олимпийские чемпионы, чемпионы мира.

Писпанен: То есть, это объединенные две базы получаются, только одна база – очень узкоспециализированная, только для олимпийского резерва, для олимпийской сборной, а вторая база - для всех?

Фишман: Для жителей элитного поселка?

Винер: Нет, ни в коем случае не для жителей элитного поселка. Вся идея того, что мы делаем, связана с тем, чтобы дать возможность всем людям, живущим в Куркино, в Химках, в Новогорске там тренироваться. Идея связана с тем, чтобы ни в коем случае не брать с людей деньги. То есть, все, что мы делаем, мы делаем без привлечения государственного финансирования. И этот спортивный комплекс строится за счет продажи этих самых домов. И за счет продажи этих самых домов финансируется все, что называется бесплатной возможностью тренировок.

Вот таким образом это все делается. Любой человек, живущий на территории Химок, Куркино, Новогорска по прописке сможет там тренироваться.

Мы это делали в связи с детьми, то есть, по сути, мы забираем детей в 5 лет, и после школы отдаем их здоровыми нормальными целеустремленными детьми, такая стояла задача.

И на самом деле первую нашу Олимпийскую деревню, она состоит из коттеджей, мы в результате построили. Мы сейчас реализовали практически все коттеджи, а на деньги от продажи этих коттеджей мы сегодня строим непосредственно сам комплекс. Это огромное здание, оно в длину около 800 метров, в высоту – девятиэтажный дом.

Писпанен: Одно из подозрений Андрея Нечаева то, что вы не будете строить этот спортивный комплекс, а только построите элитное жилье, причем многоэтажное, тут же его распродадите, и видимо куда-то уедете.

Винер: Я могу вашу съемочную группу пригласить и вы увидите, как мы выходим из котлована на уровень первого этажа, нужно понимать, что мы не просили денег у государства, а финансировали за счет продажи этих домов, поэтому сегодня это огромнейший проект, очень сложный, мы выходим на уровень первого этажа. Через полтора года этот комплекс полностью будет построен, это взятые нами обязательства, у нас получена вся разрешительная документация, мы строим очень быстро.

Фишман: Давайте не будем вводить в заблуждение зрителей и скажем, что эта Олимпийская деревня никакого отношения к Олимпиаде не имеет.

Винер: Ни в коем случае. Задача, поставленная Ириной Александровной – это готовить детей, делать таким образом, чтобы дети с возраста дошкольного и школьного, чтобы они развивались и были здоровыми, и вместо того, чтобы они гуляли где-то по улицам и занимались непонятно чем, чтобы они были при хороших грамотных тренерах.

Следующий наш проект - это уже восточные единоборства, то есть, мы сейчас делали универсальную спортивную площадку для гимнастики и игровых видов спорта, и следующий наш проект – это единоборства. Очень популярный сегодня вид спорта, потому что в школах просто забиты все секции, не попадешь. Но этот проект мы решили делать уже вместе с домами. И тут, вот теперь нужно понимать суть этой ситуации: объект, который мы сегодня строим, Олимпийская деревня №2, находится между Куркино и Новогорском; между Куркино, где квартира стоит около 100 тысяч рублей, это обычная квартира, и Новогорском, который считается элитным районом, и сотка земли в этом районе доходит до 50 тысяч. И практически весь Новогорск - элитные коттеджи. 50-ти тысяч долларов за сотку. Стоимость сотки доходит в некоторых местах в Новогорске до 50 тысяч долларов. Это очень дорогие дома. Там живут и чиновники, и бизнесмены.

И мы приступаем к этому проекту, все хорошо. Ко мне приезжают представители нескольких серьезных очень людей и говорят: Антон, вы знаете, почему вы тут не строите коттеджи? Что вы собираетесь здесь делать? Я говорю: Ну, вот собираемся построить школу восточных единоборств, чтобы туда ездили люди, построить дома… Он говорит: Ни в коем случае этого не делайте. Вы понимаете, что мы живем здесь уже столько лет, мы не хотим, чтобы рядом с нами строились квартиры, дома, нам это не нужно. Мы живем в полном спокойствии.

Писпанен: То есть, им нужна элитная застройка?

Винер: Ну, конечно.

Писпанен: А серьезные насколько люди? То есть, это чиновники или просто бизнесмены?

Винер: И чиновники, и бизнесмены, там живут разного рода люди, с серьезным ресурсом. Я говорю: Извините, но вы знаете, на Сколковском шоссе тоже живут серьезные солидные люди и дают там строить дома, и на Рублевском шоссе. Но я не испорчу никаким образом ваш внешний вид.

Смотрите, что произошло, мы еще не начали там строить вообще ничего, но что произошло: я сказал, что часть средств, которые мы получим в следствие реализации этого проекта, мы потратим на строительство ледового дворца. И тут началось, что мы никогда не ожидали: появились общественные организации, экологи, которые стали говорить, что мы работаем, - а вот теперь я хочу ответить на вопросы господина Нечаева. Скажу честно, я с большим уважением отношусь к господину Нечаеву, я его не знаю, я его видел один раз всего в жизни.

Фишман: Он в группе людей, которых, почему-то, не прельстила ваша спортивная площадка.

Винер: А вас бы прельстила? Я их по-человечески понимаю, но вы представляете: вы житель коттеджа, или житель виллы, у которых большой участок, и вдруг рядом с вами начинается строительство жилого дома, где будут какие-то школы, спортивные объекты, куда будут приезжать люди. Вам это нужно? Я же проводил среди них собрание, я пытался спросить: Что вам нужно? Я предлагал детские площадки, улучшить дороги, я спрашивал, что вы хотите? Они сказали: Нам ничего не нужно, мы хотим, чтобы то место, где мы живем – осталось таким, каким оно было все 20 лет. Чтобы в Новогорске вообще ничего не строилось. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.