Керимов-лезгин, а теперь в Дагестане президент-аварец и весь бизнес тоже у аварцев – братьев Магомедовых

Здесь и сейчас
28 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Сулеймана Керимова больше не ищет Интерпол. Сегодня международная полиция заблокировала санкцию на розыск и задержание совладельца «Уралкалия» – которое выписала белорусская прокуратура.

Сам Керимов продолжает торговаться за «Уралкалий». Он готов продать свою долю в компании близкому к Путину бизнесмену Владимиру Когану – но только в том случае, если ему, Керимову, вернут потерянное влияние в родном Дагестане.

Керимов – лезгин по национальности, родился в Дербенте. Пока главой Дагестана был даргинец Магомедсалам Магомедов, миллиардер был фактически главным человеком республики. А его партнер – гендиректор «Нафта Москва» Олег Липатов – первым вице‑премьером Дагестана.

Когда власть сменилась и президентом Дагестана стал аварец Рамазан Абдулатипов, влияние Керимова стало падать, а Липатова из правительства уволили.

Зачем Керимову Дагестан, и какие у него могут там быть интересы – обсудили с Бесланом Успановым – шеф‑редактором «Кавказской политики».

Зыгарь:  Действительно ли Сулейман Керимов утратил так сильно свое влияние в Дагестане? Может ли он сейчас иметь возможность поторговаться и вернуть утраченные позиции?

Успанов:  Вы знаете, это его влияние нужно как-то разделять. Бесспорно Сулейман Керимов был и, в принципе, остается сегодня достаточно влиятельным человеком не только в Дагестане, но и в России. Потому что это человек из того рода олигархов, которые не российские олигархи, а мировые. То есть он достаточно известная личность.  Что касается конкретно его региона, Дагестана, этот человек уже давно заработал себе репутацию человека, который много делает для своих земляков. Не нужно скидывать со счетов ту благотворительность, которую оказывают гражданам.

Зыгарь: Одно дело благотворительность, а другое – реальное влияние. Поговаривали, что несколько лет Керимов был человеком, который решал все вопросы в Дагестане.

Успанов:  При Магомедове. Потому что по средствам Керимова Магомедов и пришел к власти в Дагестане. Причем, Кремль делал ставку на эту связку в том плане, что благодаря им Дагестан зацветет.  К сожалению, этого не случилось.

Зыгарь:  По сути Керимов выступал таким Романом Абрамовичем для Дагестана? Но не стал.

Успанов:  Скажем так, с приходом Рамазана Абдулатипова этой зимой уже стало ясно, что с уходом Магомедсалама позиции Сулеймана Керимова в Дагестане сразу же ухудшаться. Что мы с вами и наблюдаем. Тот сценарий, который есть сегодня, уже прогнозировался, когда были слухи, что придет Рамазан Гаджимурадович.

Зыгарь:  Как он может вернуть себе позиции? Если это вообще возможно.

Успанов:  Если эта информация и эта инициатива достоверны, а я не скидываю это со счетов, в любом случае при сегодняшнем раскладе у Сулеймана Керимова при всем его авторитете нет реальных возможностей укрепиться в Дагестане. Потому что сегодня глава Дагестана сделал свою ставку на братьев Магомедовых.

Кремер:  А от кого может зависеть изменение его позиции? Изменение влияния? Что за разговоры должны произойти, чтобы он снова усилил свои позиции?

Успанов:  Понимаете, возвращаясь к нашему разговору, Сулейман Керимов не какой-то там мальчик для битья, которого так просто скинуть со счетов. Видимо, у него есть свои какие-то рычаги, благодаря которым…

Кремер:  Какие рычаги?

Успанов:  Он пытается как-то повлиять на эту ситуацию, но если меня спросить, то я считаю, что здесь нет никаких шансов. Как вариант, вот это все затягивание с «Уралкалием» ему на руку и акции будут расти.

Зыгарь:  Насколько плотно контролируется ситуация в Дагестане братьями Магомедовыми и не найдется ли какого-либо местечка для Сулеймана Керимова? Условно, если он предложит пакет каких-либо условий, например, вернуть Олега Липатова в правительство или еще каких-то своих людей внедрить. Или Магомедовы и Керимов не смогут договориться?

Успанов:  Учитываю национальность Сулеймана Керимова (в Дагестане всегда ведущие роли занимали аварцы, даргинцы, кумыки,  а он к этим национальностям не имеет никакого отношения, он – лезгин), Сулейманов может поддержать кого-то. Но учитывая  сегодняшнее состояние Дагестана, где клановая система (это всегда было), сегодня по факту аварец – президент, олигархи - аварцы, кругом аварцы. Они контролируют все и все те проекты, которые когда-то сулили Сулейману Керимову: махачкалинский порт, махачкалинский аэропорт, прибрежные курортные зоны. Сегодня все потихонечку попадает под влияние братьев Магомедовых. Проект «Анжи», который распался, был реальным имиджевым проектом, который позволял ему свое влияние наращивать. 

Зыгарь: «Анжи» не перейдет каким-то образом к Магомедовым?

Успанов:  Рамазан Гаджимурадович как-то высказывал идею, что давно пора в Дагестане развивать хоккей. Так что я не удивлюсь, если в Дагестане появится хоккейная команда «Анжи», которую будут спонсировать братья Магомедовы.

Зыгарь:  У нее может быть выездной стадион в Сочи. Там нет хоккейной команды.

Успанов:  Возможно будет состоять исключительно из аварцев, борцов.

Зыгарь:  Фантастический сценарий мы только что нарисовали с нашим гостем Бесланом Успановым, шеф-редактором «Кавказской политики». 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.