Казино под санкциями. Почему Крым не превратить в Лас-Вегас

Здесь и сейчас
23 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Теги:
Крым, казино

Комментарии

Скрыть

Игорных зон в России станет больше. Теперь они появятся в Сочи и в Крыму в районе большой Ялты. Сегодня этот закон подписал Владимир Путин. Сейчас в России фактически только одна работающая игорная зона «Азов-Сити». В трех другие зонах, которые создавались одновременно с ней, до сих пор не началось строительство.  

Будущее игорных зон в России обсудили с советником председателя Совета министров Крыма, бывшем вице-премьером Крыма, который курировал создание игорной зоны в Крыму, Рустамом Темиргалиевым и заместителем главы комиссии РСПП по туризму, индустрии гостеприимства и развлечений  Дмитрием Слободкиным. 

Дзядко: Называются конкретные сроки, называется конкретное место, где игорная зона в Крыму появится. Если говорить реально, когда, на ваш взгляд, первые казино могут быть открыты?

Темиргалиев: Я думаю, что если мы только в сентябре примем окончательное решение на уровне республики, затем начнется этап выбора партнеров в этом проекте, проектирование, думаю, что не раньше 2017 года, если быть реалистом.

Монгайт: Сегодня мы слышали информацию, что будут приглашены партнеры из Лас-Вегаса, Макао для того, чтобы помогать строить игорную зону в Крыму. Правда ли это? И каким образом их будут приглашать и отбирать?

Темиргалиев: Дело в том, что когда только сообщение, что власти республики инициируют создание игорной зоны  в Республике Крым, достаточно большое количество инвесторов, связанных с игорным бизнесом, изъявили желание инвестировать в этот проект. И у китайских компаний, которые инвестировали в Макао, есть интерес, и у компаний, которые имеют соответствующие возможности в Лас-Вегасе. Я думаю, что как только все предложения, после подготовки всей правовой базы на уровне республики будут готовы, все эти предложения будут публично обсуждены.

Мы прекрасно понимаем высокий общественный интерес к игорным зонам. Вы знаете, что общественное мнение примерно наполовину разделено по поводу поддержки и отрицания надобности создания игорных зон. Поэтому всему этому будет предшествовать большая дискуссия.

Дзядко: На какое количество людей вы рассчитываете, людей, которые будут посещать игорные заведения на территории Крыма? Есть какие-то расчеты на этот счет?

Темиргалиев: На сегодняшний день работает четыре независимые друг от друга экспертные группы, каждая из которых на достаточно профессиональном уровне оценивает возможность будущей игорной зоны. Я думаю, что с учетом того, что Крым стремится выйти на уровень посещения республики около 8 миллионов человек к 2020 году, это показатели советского времени, я думаю, что вполне по силам нам привлекать в игорную зону не менее полумиллиона человек в год. Это будет достаточно крупный проект. Более того, это позволит нам распределить количество туристов не только в летнее время, как сейчас, в июле и в августе, но и позволит работать длинное время, как круглогодичному курорту.

Дзядко: А есть планы и понимание, где все эти люди будут жить? Будет ли строиться инфраструктура? Человек, который приезжает в Крым отдыхать на пляже и гулять по набережной, селится в частном секторе, а человек, который приезжает для того, чтобы спускать многое тысячи или наоборот зарабатывать многие тысячи в казино, это два разных туриста. Человек, который идет в казино, вряд ли будет селиться в частном секторе.

Темиргалиев: Вполне возможно, что нами будет учтен опыт того же Макао и Лас-Вегаса, когда казино размещались в пятизвездочных отельных комплексах, которые предоставляют клиентам этого казино сервис высокого уровня. Если такое решение будет принято, именно такая модель будет реализована. Вполне возможно, что это будет локальный город, где туристы, «игроки», которые будут находиться на территории игорной зоны, будут достаточно локализованы. Естественно, что любой желающий сможет попасть на эту игорную зону, имея желание поиграть.

Монгайт: Вы сказали, что мнения разделились по поводу создания игорных зон. Чем руководствуются те люди, которые не поддерживают создание игорной зоны? Боятся ли они изменения криминогенной обстановки? Это же очень специфическая публика - люди, которые приезжают спускать деньги в казино.

Темиргалиев: Действительно, у многих наших жителей Республики Крым есть вполне справедливое опасение по поводу того, что создание игорной зоны может якобы повлечь всплеск криминогенной ситуации. Но это зависит, в первую очередь, от работы правоохранительных органов, во вторую очередь – от уровня зоны. Речь идет о создании элитной, высококлассной игорной зоны. У нас достаточно амбициозные планы конкурировать и с Макао, и с тем же Монако.

Монгайт: Вы собираетесь уже в Монте-Карло или в Лас-Вегас для перемены опытом?

Темиргалиев: Те операторы, те инвесторы, которые хотят зайти, профессиональные компании, которые имеют опыт работы и представлены в том же Макао, в том же Лас-Вегасе, вполне возможно, что будут инвесторы, которые работают в Монако. Мы очень рассчитываем  на то, что именно такого уровня компании, с богатым опытом, с огромными возможностями привлечением инвестициями будут работать в Крыму.

Монгайт: Естественно, пока не появится инфраструктура, все это невозможно. Пока стоят 40-часовые очереди на переправу на пароме, ни о каких гостях, которые приедут играть в казино, да и инвесторам, мне кажется, неловко так добираться.

Темиргалиев: Мы не питаем иллюзий, мы не говорим о том, что у нас завтра. Сегодня у Крыма на повестке дня выживание. Речь о подобном проекте может идти только как о проекте, который начнет работать не раньше 2017 года, вполне возможно, что даже и позже. Мост, который будет построен, к этому периоду будет уже реализован.

Мы  очень надеемся на то, что вся инфраструктура, в том числе, в рамках федеральной целевой программы 2020 года будет, активно строится уже со второй половины, конца этого года. Вполне возможно, что к 2017 году на том месте в районе Большой Ялты будет размещена игорная зона, будут соответствующие коммуникации.

Монгайт: А там еще коммуникаций даже нет, да?

Темиргалиев: На такой большой объект необходима реконструкция современная.

Дзядко: А как вы собираетесь привлекать партнеров, иностранных партнеров под этот проект, если Крым находится, по сути, под санкциями со стороны Запада?

Темиргалиев: Сложный вопрос. В настоящий момент достаточное количество компаний, в частности, китайские, несмотря на европейские и американские санкции, заявляют желание инвестировать в республику. Мы искренне надеемся, что в ближайшее время будет найден серьезный международный компромисс, связанный с тем, что Крым будет легализован для международного сообщества, которое по каким-то причинам не признает Республику Крым. Соответственно, никаких серьезных геополитических барьеров для инвесторов, мировых игроков в Республике Крым не будет. 

***

Дзядко: Вы слышали оценку ситуации от Рустама Темиргалиева. Насколько вам она кажется реалистичной? Насколько 2017 год – это планка, к которой можно успеть?

Слободкин: Да можно успеть и быстрее, вопрос не в этом. В принципе, все игорные зоны в РФ создавались на большом оптимизме, все с этого начиналось. Все рассказывали, что там полно инвесторов и все будет хорошо. На сегодняшний день игорных зон у нас пока нет, к сожалению. Несколько казино, которые функционируют, это не зоны и, в общем, не игорная деятельность в РФ, по большому счету если говорить.

С другой стороны, если отвлекаясь от того, что сказал советник, я очень позитивно оцениваю принятие этого закона по нескольким обстоятельствам. Во-первых, был очень быстро принят этот закон, что радует. И не было никаких спекуляций вокруг игромании, патологического увлечения к азартным играм.

Монгайт: Когда хотят принять закон, то уже игромания уходит на задний план.

Слободкин: Это очень позитивный момент. Второй позитивный момент – это то, что еще 7 лет назад, когда Александр Николаевич Шохин написал письмо, мы его готовили, заместителю председателя правительства Кудрину относительно того, какова будет ситуация с игорной деятельностью в РФ, мы там как эксперты давали свои заключения о том, что вообще, если говорить о зонах, то правильнее было бы их разместить рядом с городами-миллионниками и в курортных зонах. На сегодняшний день мы получили такое прагматичное решение, что игорные зоны открываются в курортных зонах. Если дальше так пойдет, то игорная деятельность появится в РФ уже на совсем другом уровне. Это положительный момент.

Что касается вообще ситуации с реализацией закона, у нас же всегда проблемы в реализации. Принято закон – быстро, хорошо, все нормально, а как раз самое сложное происходит в реализации. Во-первых, надо понять целеполагание. Я всегда об этом говорил. Что мы хотим получить в результате? Налоги, 25 миллиардов, о которых шла речь? Неких 25 миллиардов нет. На сегодняшний день казино по минимальной конфигурации, которая дает право на получение лицензии, я имею в виду по количеству объектов игорного оборудования, с которых берется налог на самом деле. Минимальная конфигурация дает 16 миллионов рублей налогов в год с игорной деятельности.

Почему? Мы это все анализировали 7 лет, до 2006 года. Основную долю в обороте игорного бизнеса в стране давали игровые аппараты и сетевые компании. Всего 15-20% от оборота составляют казино. А у нас по закону разрешены игровые аппараты только в казино. Это первое.

Второе – ни Ялта, ни Сочи не являются какими-то неизвестными зонами. Когда мне было поручено в 1988 году, мной были организованы соответствующие игорные заведения и в Ялте, и в Сочи, они успешно там функционировали 20 лет. Поэтому все об объемах этого бизнеса в данных регионах все изучено и известно всем и о налогах, и об обороте. Вообще если говорить о локализации игорной деятельности в Сочи, там 2-3 казино вполне достаточно, больше и нельзя.

Монгайт: Просто первое ощущение, вот что легче всего сделать для процветания региона, например, Крыма или Сочи? Проще всего указать, чтобы там поставило казино, и оно само будет деньги зарабатывать. 

Слободкин: Это не так все просто, и люди это понимают. Вопрос другой, я же говорю о целеполагании. Если хотят зарабатывать деньги те, кто организовывает казино, это один разговор, а если хочет зарабатывать бюджет, то это совершенно другой разговор. Поэтому надо понять. Когда мы предлагали в свое время изменение законодательства по налогообложению, когда был установлен фиксированный налог с единицы игорного оборудования, до этого вообще налогов не было с игорного бизнеса, вообще никаких не получало государство. И дальше должна была разбираться ситуация для контроля вообще оборота игорной деятельности в стране.

Тот, кто не контролирует оборот игорной деятельности в стране, не контролирует ничего. Потому что заниматься арифметическими действиями при умножении количества единиц игорного оборудования на ставку, это не контроль за игорной деятельностью на самом деле, и надо переходить к контролю над оборотом. И тогда уже начислять налоги с оборота.

Дзядко: А есть ли и будут ли найдены деньги на всю эту инфраструктуру?

Слободкин: А это опять разговор идет о целеполагании. Если будут инвесторы, о которых нам поведали, то это один разговор. Но вообще любая…

Дяздко: А они будут, как вам кажется?

Слободкин: Я думаю, что пока нет.

Дзядко: Почему?

Слободкин: Для того, чтобы получить инвесторов, надо сформулировать самое главное, о чем я и говорил, реализация закона. Надо сформулировать нормальное, внятное экономическое предложение бизнесменам, что будет предоставлено, как будет организовываться этот бизнес, какой конкурс, как, в общем, коммерческое предложение.

Монгайт: А эти мифические люди из Макао, про которых все говорят, эти китайцы, которые мечтают вложиться?

Слободкин: Я не знаю ничего. Видимо, те, кто этим занимаются, с этими людьми как-то пересекались. Я вам могу сказать только одно: конечно, оптимизм – это вещь хорошая, но оптимизм должен быть хорошо просчитанный. При наличии таких инвесторов сравнивать Крым  с Монте-Карло, Макао, Лас-Вегасом, конечно, это достаточно оптимистично, я бы так сказал, интеллигентно выражаясь.

Дзядко: Если вернуться к прежним попыткам создания игорной зоны, фактически есть только «Азов-Сити». Это ударит по «Азову-Сити»? Про «Азов-Сити» забыли, теперь будем строить в Сочи и Крыму?

Слободкин: Нет. Почему? Дело в том, что игорная деятельность предполагает, во всем мире это все известно, что человек не должен идти к игорному заведению, а игорное заведение идет к человеку. Поэтому Сочи – это локальное место, где абсолютно четко понятно, кто приезжает, как приезжает.

Монгайт: Люди, которые любят играть и живут в Москве, они обычно куда едут – в Белоруссию, в «Азов-Сити» или проще им ехать в Монте-Карло?

Слободкин: У людей разные предпочтения, но в Сочи будут ездить.

Дзядко: А в Крым?

Слободкин: Я сомневаюсь, потому что сегодня туда едет дешевый турист, и он тратит 6,5 тысяч в день рублей, причем 70% или 80% он тратит на проживание, поэтому вряд ли у него есть свободные средства, чтобы ходить еще и в казино. Поэтому там надо создавать другую атмосферу, других людей привлекать к тому, чтобы они туда ездили. Пока это не просматривается. 

Фото: evreiskiy.kiev.ua

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.