Казахстан очень нервно реагирует на высказывания о приграничных с Россией областях

Здесь и сейчас
11 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Небольшую дипломатическую бурю посеял председатель Верховного совета Хакасии Владимир Штыгашев. После его заявления «о существовании исторических прав у России на восточные области Казахстана», в МИД этой страны был приглашен посол России для официальных объяснений.

В переводе с дипломатического языка это означает очень строгое предупреждение.

В дело пришлось вмешаться и российскому МИДу. Заместитель министра иностранных дел Григорий Карасин встретился с послом Казахстана в Москве и называл заявление Штыгашева безответственным.

Почему одно необдуманное высказывание вызвало такую реакцию и как смотрят на территориальный вопрос по обе стороны российско‑казахской границы, поговорили с политологом Александром Минжуренко, он был на прямой связи со студией из Омска.

Дзядко: Мы в последнее время слышим немало экстравагантных заявлений от российских руководителей разного уровня. Почему здесь такой шквал дипломатической реакции, на ваш взгляд? Это очень деликатный вопрос для властей Казахстана?

Минжуренко: Такие заявления звучали, правда, не на официальном уровне, и раньше. На них просто не обращали внимания. Но прецедент Крыма, сами понимаете, создал уже совсем иную ситуацию. И на такие пробросы реагируют очень болезненно. У нас Омская область имеет самую длинную границу, тяжелую границу – 1000 километров с Казахстаном. У нас тоже случилось уже одно недоразумение: еще в январе этого года, когда на баннере нашего официального сайта появились субъекты РФ, с кем Омская область поддерживает экономические отношения, и в ряду этих баннеров стояла Республика Казахстан. Абсолютно такого же размера стоял баннер, где значилась та же Хакасия, кстати говоря, Бурятия и Республика Казахстан.

Возмущение было огромное, и пришлось долго объясняться, что обозначили экономических партнеров, с кем больше всего торгуют, а Омская область очень много торгует с Казахстаном. Поэтому такой неосторожный, мягко говоря, жест вызвал такую реакцию. А заявления Штыгашева – это очень чревато. И после прецедента с Крымом реакция будет болезненная. Это было естественно ожидать.

Таратута: Я хотела уточнить: реакция связана именно с крымскими событиями? Насколько в Казахстане, знаете, так можно было раньше говорить про идею казахстанского подбрюшья, когда говорили об объединении возможных земель, входящих в состав СССР. Насколько в Казахстане тревожно себя чувствуют?

Минжуренко: До этого было спокойно, потому что Россия не давала поводов для такого беспокойства. У нас разговоры, может быть, на очень неофициальном уровне велись историками и тому подобное, но мы вели себя осторожно. Те, кто живет на границе с Казахстаном, вели себя деликатно, и власти. У нас тут съезды целые устраивают губернаторы, и дружба крепкая, настоящая.

Действительно, Восток – дело тонкое. Я вспоминаю именно восточную поговорку: не должен бросаться камнями тот, кто сам живет в стеклянном доме. У нас в России границы устанавливались в течение многих столетий, и при желании тоже наши соседи могут их оспорить. Кстати, тот же Казахстан. А вы знаете, какой город был первой столицей Казахстана? Оренбург. С 1920 по 1925 год это столица Киргизской АССР.

Дзядко: Как вам кажется, насколько после такой дипломатической реакции казахского МИДа, российского МИДа этот инцидент можно считать исчерпанным или после этого какое-то напряжение будет присутствовать?

Минжуренко: И то, и другое. Надо, конечно, нейтрализовать это заявление. Я бы предложил на самом высоком уровне, может, на высшем уровне, обязательно президент России сказал бы, что это несанкционированно, отмежевался бы от этого, потому что надо успокоить соседей. Действительно, границы перемещались, у нас Омская область граничит с Казахстаном, и туда передавались районы, у нас было такое в 1921 году. В 1928 сюда передавались районы, Русско-Полянский район, Нововаршавский район. И сейчас мы начнем вспоминать, кто на эти земли имеет историческое право? С какого года? С 1921 – это одно, с 1928 – это другое. Это цепочка.

Нельзя вообще этого джина выпускать из бутылки. Уж коли договорились при разделе по этим границам, так бы и оставить. Мы же радовались, что в отличие от Югославии у нас это безболезненно произошло, и вдруг мы через 20 с лишним лет начали вспоминать о том, что да, пять областей. Если уж на то пошло, то государственности у казахов вообще не было, тогда их произвольно Россия устанавливала. Но коли они появились в советское время, надо их чтить. Это залог стабильности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.