Катя Затуливетер: Платный обед с премьер-министром Великобритании – это нормально, но не за 250 тысяч фунтов

Здесь и сейчас
26 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В Великобритании разгорается политический скандал. Один из ответственных за сбор средств в казну правящей Консервативной партии предлагал встречу с британским премьером Дэвидом Кэмероном в обмен на крупные пожертвования.

Репортеру газеты Sandy Times удалось заснять на видео управляющего средствами тори, когда тот предлагал подобную сделку. Согласно информации издания, обед с Кэмероном стоит 250 тысяч фунтов стерлингов. Чтобы добыть информацию об отношениях правящей партии с лоббистами, журналисты Sunday Times пошли на хитрость: под видом бизнесменов они встретились с Краддасом и попросили его помочь замолвить за них словечко перед премьер-министром. После публикации казначей консерваторов Питер Краддас подал в отставку. В официальном заявлении он поспешил заверить, что в этой ситуации никакие пожертвования не принимались и даже не рассматривались.

Особенности работы британских парламентариев обсудили с Катей Затуливетер, которая два года работала помощницей члена Палаты общин в Лондоне. 

Макеева: Представители партии собирались поужинать с премьер-министром, что тут такого? Тем более, когда речь идет о спонсорах партии, к которой он принадлежит.

Затуливетер: Тут дело не в том, что они вместе «Fish and Chips» пожуют, а в том, что за ужином они могут повлиять на политику государства, это самое главное. Консерваторы сейчас в коалиции находятся во власти, и ужин с Кэмероном как раз, таки, такую возможность дает. Почему это человек, у которого есть 250 тысяч фунтов, может иметь большее право повлиять на политику государства, чем человек, у которого нету этих денег? Вот в этом вся и состоит разница, - влияние на политику государства. А вообще во всей этой истории меня удивляет глупость Круддаса, я просто не поверила в происходящее. Во-первых, использование скрытой камеры журналистами в Англии – это известный факт, они это делают постоянно. И не проверить людей, которые пришли к тебе и сказали: мы тебе заплатим 250 тысяч за ужин с Кэмероном? Ну, сколько человек в Европе могут позволить себе такие деньги и захотят повлиять таким образом на политику государства? В этом состоит, мне кажется, вся глупость.

Еще один момент очень интересный: у консервативной партии существует очень четкая иерархия доноров, официальная иерархия. Они разделены на группы в соответствии с тем, сколько денег они вкладывают в партию. Все это должно быть записано официально, и группа, которая вкладывает больше всего денег, называется «группа лидеров», чтобы стать членом этой группы, - достаточно заплатить 50 тысяч в год, - и тогда ты можешь ужинать с Дэвидом Кэмероном, можешь ходить на какие-то вечеринки, мероприятия без проблем. То есть, Круддас еще и попытался очень сильно обмануть людей, пришедших попросить ужин. На 200 тысяч фунтов, представляете?

Макеева: То есть, все-таки, можно поужинать за деньги с британским премьером? Не в этом суть скандала, а в том, что он вне кассы и вне этой официальной системы пытался это сделать?

Затуливетер: Да, и официально те, кто платят 50 тысяч фунтов в год, они не влияют на политику государства, во что я совершенно не верю. Зачем ты будешь присутствовать на скучнейших ужинах с политиками и при этом не будешь влиять на политику государства?

Казнин: То есть, вскрылась какая-то теневая сторона британской политической жизни?

Макеева: Или Круддас попытался раз в жизни подзаработать таким образом?

Затуливетер: Сейчас самый главный вопрос – решить, это была личная инициатива Круддаса, или это был план консерваторов? Нужно до этого докопаться. И сейчас лейбористская партия настаивает на том, чтобы произошло независимое расследование, и чтобы выяснили, кто действительно стоит за этим. И очень сложно поверить, что это, правда, Круддас решил, что давайте вот тут я вам подзаработаю каким-то теневым путем, особенно после того, как всего меньше трех лет назад был огромнейший скандал в Англии по поводу проблем с расходами депутатов. Там были мелочи и там были не мелочи. О мелочах было смешно читать, поэтому они выходили в прессу. Но были и не мелочи, несколько депутатов сели в тюрьму за подобные деяния, так что были и огромные суммы на самом деле.

Было интересно посмотреть, сколько же времени пройдет, пока мы узнаем о новом скандале.

Казнин: Тут еще, наверное, вопрос, - в принципе британская политика построена на теневых историях или нет? И как реагирует общество на подобные истории?

Затуливетер: Я думаю, любая политика в любой стране построена теневыми путями, чтобы каким-то образом влиять на политику.

У нас, конечно, в России ситуация будет совершенно другая, никто не будет удивляться, что кто-то с деньгами попытается повлиять на политику.

Тут удивляться будут, людям не нравится, естественно, это. Но сейчас лейбористы пытаются таким образом выгородить, - мы вот какие хорошие, посмотрите на нас, мы сейчас хотим, чтобы было независимое расследование. Но на самом деле мы не знаем, что происходит в лейбористской партии. Если бы они сейчас были у власти, может быть, какие-то скандалы мы бы узнали о лейбористах.

Макеева: Если говорить о коррупции в разных видах, ваше впечатление – Великобритания в этом смысле какая страна, с высоким уровнем, с низким, средним?

Затуливетер: В политике, как раз к 2009 году, когда у них был вот этот огромнейший скандал, это был показатель того, что коррупция снижается. Когда разгорается подобный скандал, это значит, что общество, наконец-то, начинает понимать, что терпеть этого больше не надо, и начинает с этим сражаться. Например, в Швейцарии подобные скандалы были 10-15 лет назад. То есть, в зависимости от того, как общество прогрессирует в своем мышлении, так и происходят такие огромные скандалы.  

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.