Касьянов: "Мы должны собрать 15%"

Здесь и сейчас
23 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Оппозиционная "Партия народной свободы" — она же ПАРНАС — подала документы на регистрацию в министерство юстиции. В самом ведомстве эту информацию пока не подтверждают.

О создании новой политической силы объявили в прошлом году. Сейчас в партии 46 тыс. участников. И уже летом ПАРНАС собирается выдвинуть своего кандидата в президенты.

О планах на будущее рассказывает один лидеров партии Михаил Касьянов.

Макеева: Вообще, заявляем: партия-партия, а Минюст что-то ответил? И когда вы ждете ответа?

Касьянов: Сегодня сданы документы. Подтвердил – не подтвердил – это вопрос десятый, поскольку у нас есть расписка, как это положено по закону. Наши исполнительные люди там побывали с утра, сдали ящики или коробки с документами, на машине привезли, поскольку это со всех регионов документы, разные протоколы собраний и т.д. 30 дней по закону есть у Министерства юстиции, фактически у правительства, у вертикали на рассмотрение заявки оппозиционной партии, партии Объединенных демократов, нашей Партии народной свободы на регистрацию и после этого мы имеем в виду участвовать в парламентских выборах.

Казнин: Не будем говорить, что это самый возможный вариант, но все-таки один из вариантов, что вас не зарегистрируют – что тогда?

Касьянов: Мы условились таким образом: сейчас, поскольку мы считаем, что не существует никаких причин для того, чтобы нас не зарегистрировали, не существует никаких причин. Поскольку по законам, которые действуют в Российской Федерации, и международные обязательства России – это законы, которые выше законов обычных, принимаемых здесь, кроме трех – это угроза национальной безопасности, именно призыва к распаду страны, призывы к насильственным действиям или сами насильственные действия со стороны членов партии. И третье – это ущемление в политических правах какой-либо другой социальной группы. Конечно, наша партия не может подойти под одну, другую или третью причину. Других причин по этим законам правительство не имеет право привести.

Казнин: Технических нет возможностей?

Касьянов: Отсутствуют. Более того – недавнее решение Европейского суда по правам человека в отношении закрытия Республиканской партии говорило о том, что закрытие было незаконным и технические причины не могут являться основанием для нерегистрации или закрытия политических партий. Поэтому исходя из этого, поскольку у нас документы сделаны в идеальном виде, мы закон считаем неправильным, более того, антиконституционным, противоречащим духу Конституции демократического государства, но мы его исполнили, поскольку он действует. Исполнили очень четко, все документы сданы, поэтому нас не могут не зарегистрировать.

Макеева: А если вдруг нет? В Комитет национального спасения лимоновский будете вступать? Это, я так понимаю, такая альтернатива путинскому фронту, только для тех, кого не зарегистрировал Минюст.

Касьянов: Мы сами – Объединенная коалиционная партия, объединенных демократов, мы сами хоть фронт, хоть десять.

Макеева: То есть не будете?

Касьянов: Мы сами будем с этой ситуацией бороться. Мы начали эту борьбу в условиях произвола, в условиях страшнейшей коррупции, поэтому наш один из лозунгов важных – «За Россию без произвола, за Россию без коррупции». Поэтому мы расскажем вам, какие дальнейшие наши действия, какая наша программа будет в случае, как вы говорите, маловероятный, но все-таки бывает беззаконие в стране. В нарушение закона у нас много что делается, и здесь может произойти нарушение закона и игнорирование его. Тогда мы расскажем, и нашим 46 тысячам членов нашей партии, и вам, что мы будем делать.

Макеева: По поводу планов на думские выборы. Стоило Прохорову возглавить «Правое дело», как тут же заговорили с большой уверенностью, прежде всего, члены его партии, о том, что на думских выборах «Правое дело» теперь-то уж точно свое получит. Вы как считаете, у вас есть вообще вероятность и перспектива что-то получить на думских выборах?

Касьянов: У нашей партии? Однозначно. Это и есть цель нашей борьбы, поскольку мы находимся в информационном вакууме – только ваш канал и еще иногда где-то мы проскакиваем, который дает возможность наибольшей группе наших сторонников.

Макеева: Ну есть еще Интернет – такая мощная сила.

Касьянов: Это все в этом же. Вы знаете, что наш уровень поддержки всегда 6-7% фоновые, но это все те люди, которые как раз пользуются Интернетом, которые смотрят ваш телеканал и пару радиостанций. Расширить это не позволяют. Поэтому в случае регистрации, которая должна быть 100%-й, мы все разъезжаемся в регионы и с нашей программой работаем с людьми, с гражданами, доказывая и, прежде всего, информируя, что есть альтернатива. Единственная реально оппозиционная партия будет участвовать в выборах. Мы будем рассказывать нашим всем гражданам, мы не сомневаемся в том, что мы пройдем в Думу. И более того, у нас будет большая фракция, мы должны собрать процентов 15.

Казнин: Пойдете в народ.

Касьянов: Партия у нас народная, мы и так регулярно туда ходим – в народ и общаемся с людьми.

Макеева: К вопросу о народе. Масса комментариев к вашему появлению на нашем сайте. Скажем так, из хорошего – то, что Касьянов похож на политика в отличие от большинства представителей оппозиции. Это то, что пишут наши зрители. Ну есть разные не очень приятные вещи, в том числе и такое, что «Касьянов нужен для того, чтобы напоминать о судьбе тех, кто когда-то был у кормушки». Это цитата. В этой связи у меня такой вопрос: а вы не жалеете вообще, что вы связались с позицией. Вы же крупный государственный чиновник в прошлом, премьер-министр, может быть, все как-то бы изменилось, и глядишь – была бы возможность как-то влиять на ситуацию, находясь по другую сторону этих баррикад?

Касьянов: Вы знаете, надо историю эту рассказать. Причина в том, что я и не собирался возвращаться в политику. Завершив государственную службу в феврале 2004 года, я начал заниматься бизнесом и уже погрузился туда. Но события, которые произошли за год после моего ухода, а фактически это инициатива Владимир Путина по де-факто антиконституционной реформе – это бесланская трагедия и сразу после этого якобы в ответ на борьбу с терроризмом были отменены не только губернаторские, фактически была переформатирована вся политическая и административная конструкция. После этого у нас в стране нет выборов. И этот факт не позволил мне оставаться в стороне, что называется, поскольку платформу для выживания режима экономическую создавал я после кризиса. Вы вспомнили, что я был премьером с 2000, я с 1999 был министром финансов. Нами был разработан первый в истории России бездефицитный бюджет, и с тех пор страна 9 лет жила на бездефицитном бюджете при цене на нефть в 25, а не 105 долларов за баррель. И хватало денег и на погашение пенсий, и задолженности по зарплатам, но и на проведение реформ. Поэтому это и сподвигло меня вернутся в политику, для того, чтобы все-таки те принципы отстаивать.

Макеева: К вопросу о возвращению. О выборах, о губернаторских, и вообще о честных выборах очень много говорят, и, прежде всего, представители оппозиции. Как вы считаете, если сейчас верни народу полностью возможность выбирать, всех подряд, а они проголосуют не за вас и даже не за «Единую Россию», а, скажем, за националистов. Ситуация сейчас такова, что и не знаешь, что лучше – дать возможность или пока попридержать?

Касьянов: Я с вами не соглашусь, что только за националистов.

Макеева: Не только, но в массе своей за них.

Касьянов: Это неплохо. Все спектры политических сил должны быть представлены в Государственной думе. Это граждане Российской Федерации. Они же не являются террористами, они не призывают к насилию. Те, кто призывают, это в отдельную категорию. Мы-то говорим о том, что все политические партии могут иметь право или должны иметь право. Это нам даровано Конституцией, никто не может нас от этого отстранить. Поэтому, конечно, я думаю, что процентов 12 националисты наберут.

Макеева: Вы думаете, не больше?

Касьянов: Не больше. Это реально, так же, как и коммунисты процентов 12. Я говорю про нас, Объединенных демократов, процентов 15-20. Просто нужно время для информирования граждан, и поэтому это будет полный спектр того политического среза предпочтений российских граждан. И это правильно, так и должно быть. Конечно, коалиционные правительства и консенсусы, которые требуются – это переходный период становления демократии в стране, основ функционирования демократического государства. Это необходимо пройти. Нельзя насильно привести страну к какому-то единоначалию и какому-то единообразию.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.