Касьянов: "В стране царит произвол"

Здесь и сейчас
22 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Оппозицию до выборов не допустят. Сегодня Министерство юстиции отказалось зарегистрировать партию "ПАРНАС".

Отказали "ПАРНАСу" в регистрации по вполне традиционным причинам - нашли в списке мертвых душ и несовершеннолетних. По информации самой партии, у них есть 53 региональных отделения в которых состоят 46 тыс. человек. И все - реальные люди. В знак протеста - "ПАРНАС" обещает вывести своих сторонников на улицы. Другие шаги обсуждаем с соучередителем партии Михаилом Касьяновым.

Казнин: Вы ведь, наверное, ожидали такого решения?

Касьянов: Знаете, последний месяц, так как вела себя власть и то давление физическое и политическое, которое оказывалось на наших активистов в регионах, не только арест наших трудов, наших публикаций, но непосредственно вызовы для так называемых бесед и собеседований в ФСБ и в полицию, конечно, это давало сигнал, что что-то не в порядке. Видимо, вертикаль боится объединенную демократическую коалицию и поступила команда давить на наших активистов. И более того, от наших активистов требовали письменных объяснений почему они вступают в оппозиционную партию. Это прямое давление и нарушение всего, что у нас есть – Конституция. Это давало основания считать, что, видимо, Владимир Путин, как глава вертикали, принял решение не рисковать и не пускать оппозицию на выборы.

Макеева: Письменных объяснений кому – по месту работу, что ли? Кто у них мог требовать письменных объяснений?

Касьянов: Офицеры ФСБ, офицеры полиции – объяснения, почему они решили вступить в партию народной свободы и с угрозами написать заявления о том, что они выходят или никогда не входили, и с угрозами потерять работу для тех, кто работает в бюджетных организациях.

Макеева: В каких городах происходили такие случаи?

Касьянов: В Курске, это было в Ульяновске, это было в Дагестане, Адыгее  и во многих других городах – порядка 15 городов и субъектов России, где такие спецоперации силовиков проводились в отношении наших активистов по запугиванию их, и с требованием давать письменные объяснения и более того, давать заявления о выходе их из партии.

Казнин: А сколько у вас в Дагестане членов партии?

Касьянов: Я сейчас не помню.

Казнин: Но это немного, наверное?

Касьянов: Ну, скажем, в Ингушетии, порядка 2 тысяч. В Дагестане меньше.

Казнин: То, что отказали в регистрации, на ваш взгляд, к чему это приведет: к некой маргинализации движения, или просто ничего не изменится – как все было, так и будет.

Касьянов: Слушайте, какая маргинализация? В стране царит произвол, нет ни одной политической силы, которая будет участвовать в выборах. Мы работаем в течение всех этих последних лет в ситуации отсутствия выхода на выборы, как региональные, так и федеральные. Страна должна работать по Конституции, Конституция предусматривает также, что существуют законы и международные обязательства России, а международные обязательства России – выше любого закона РФ. То, что вы назвали сегодня, Минюст нашел какие-то официальные причины – это все ерунда, это сфабрикованные вещи, которые не могут являться законными основаниями для отказа в регистрации. Во-первых – это сфабриковано. Во-вторых, это не может являться основанием для отказа в регистрации. Европейская конвенция о защите прав и фундаментальных свобод человека гласит, что правительство имеет право применить только 4 оснований для отказа: 1 – это угроза безопасности государства; 2 – угроза правопорядку, то есть, какие-то насильственные действия со стороны оппозиции; 3 – угроза жизни и здоровья граждан и 4-ое – это ущемление в политических правах других социальных групп этой партии. Поэтому мы говорим, если хотя бы основания были бы использованы законно, то мы бы их опротестовывали в законном порядке. А сегодня творится произвол. Более того, в апреле этого года Европейский суд по правам человека указал Российской Федерации на примере ликвидации республиканской партии, примерно по тем же основаниям, которые сегодня нам Минюст привел, что это решение было незаконным. То есть российский Минюст, или правительство в целом игнорируют свои международные обязательства, то есть напрямую нарушают Конституцию.

Казнин: Ваши действия – вы будете в суд подавать?

Касьянов: Мы завтра обсудим это со своими коллегами, завтра лидера ПАРНАСа собираются для обсуждения этой ситуации. Видите, здесь у нас могут быть разные мнения, первое – что мы уж имеем все прецеденты и есть решение по республиканской партии. Второе – аналогичный случай, то есть, по регистрации народно-демократического союза, также находится в европейском суде по тем же основаниям, мы просто ждем своей очереди. Поэтому уже Европейский суд и наши коллеги уже высказались и Европарламент, в том числе, высказал свое отношение к этому. Поэтому пытаться найти решение в беззаконных судах, которые выносят не правосудные решения – это одна позиция. Другая позиция, что уже очевидно, что сейчас на примере недавно принятого Европейским судом решения о неправомерности. Может быть, имеет смысл поставить галочку. Поэтому завтра мы объявим какое решение мы примем.

Макеева: А на улицы выйдите?

Касьянов: Мы продолжаем, и это остается одним из инструментов нашей политической работы, в том числе и выход на улицы для акций протеста. Это не означает, что сегодня случилось что-то такое, чего мы не ожидали. Конечно, мы ожидали такого решения в том числе. Мы говорили и утверждаем, если бы соблюдалась Конституция, 100%-ая регистрация и участие в выборах. Конституция и законы не соблюдаются, поэтому страна идет по самого жесткому сценарию имитации выборов. Мы, как говорили прежде, в эту субботу, 25 июня, в Новопушкинском сквере будет митинг. Митинг организуем ПАРНАСом, осенью будет такая же акция. Это одна из форм, не единственная, одна из форм политической работы, то есть протестные акции на улицах.

Макеева: Субботний митинг разрешен?

Касьянов. Митинг разрешен. Хотя это не правильное слово, в законе это называется «согласован с властями».

Макеева: И на сколько человек? Не на 23 тысячи, я подозреваю.

Касьянов: Нет, не на 23 тысячи, власти нас сильно ограничивают в количестве, по-моему, там написали одна или две тысячи.

Казнин: Может вам выбрать какую-то стратегию…вступить в «Правое дело» неожиданно.

Касьянов: Зачем же нам вступать в правое дело, когда это один из инструментов манипуляции общественным мнением, созданный Кремлем. У нас люди все – принципиальные активисты. Как же мы можем поступиться своими принципами и вступить в какой-то имитационный процесс, организованный какими-то недалекими людьми.

Макеева: Дима имел в виду сделать какой-то неожиданный ход конем, который может переломить ситуацию.

Казнин: Вы же хотели попасть в Госдуму, если бы вас зарегистрировали…

Касьянов: Мы хотели и хотим не просто попасть в Госдуму, мы хотим изменить ситуацию в стране. Попадание в Госдуму в большом количестве, как большая фракция – является серьезным инструментом изменения общественно-политической ситуации в стране в лучшую сторону. Сегодня будущие выборы уже можно объявлять как несвободные, поскольку главный критерий свободности – свободный доступ всех политических сил к выборам - уже фактически приказал долго жить. Хотя, у Владимира Путина есть шанс исправиться. Так как и говорил недавно в каком-то своем интервью министр юстиции Коновалов, что он оказывается теперь о том, что нужно отменить регистрацию. Это наша политическая программная установка, нашей партии. И так случилось после того, как Владимир Рыжков в ответ на решение Европейского суда, Коновалов сказал, пусть Рыжков снова создаст партию. И Рыжков ему пригрозил, что мы включим или будем убеждать наших коллег на западе, включить Коновалова в список невыездных из Российской Федерации, так называемый список Магнитского. После этого Коновалов решил исправляться. У него есть сейчас шанс убедить своего шефа Владимира Путина инициировать такой закон и представить его быстро в Госдуму, ликвидирующий необходимость регистрации. А друг Коновалова – Дмитрий Медведев, может этот закон и подписать. Поэтому шансы у нынешней власти исправить ситуацию, пока еще есть. 

Казнин: Наши зрители, подхватив линию неожиданных изменений стратегии, предлагают вам вступить в «Народный фронт», чтобы развалить изнутри.

Касьянов: Вот это правильное решение.

Макеева: Наш человек в «Народном фронте», из этих соображений.

Касьянов: «Народный фронт» - это серьезнейшая имитация, которая развалится очень быстро сама собой. И вы вспомните, как только закончится вся эта циничная насильственная имитация после парламентских и президентских выборов, про «Народный фронт» все забудут сразу. Механизм удержания власти будет использован, полностью отработан и потом все о нем забудут.

Макеева: В течение всех этих лет, которые минули с того момента, когда вы возглавляли правительство, вы с Владимиром Путиным встречались лично? Когда-нибудь с ним что-нибудь обсуждали?

Касьянов: Отвечаю вам, как есть на самом деле. Я регулярно встречался с Владимиром Путиным с момента отставки до декабря 2004 года. Сколько это было – 7 месяцев. Встречался с ним и помогал ему понять, что такое правительство, что такое экономика и как ей управлять. Ситуация была такая, что фактически не было правительства, Михаил Фрадков в экономике не слишком разбирался. Я в то время еще не считал, что страна изменила политический курс. Я был уверен, что Путин ошибается, делает ошибки, в том числе, по аресту Ходорковского и давлению на ЮКОС и другие вещи, которые делались совершенно неправильно. Но тем ни менее, у меня еще не было убеждения, что это преднамеренное изменение политического курса. Но после трагедии в Беслане, когда Путин фактически объявил антиконституционные реформы и все эти барьеры в политической жизни были выстроены, тогда я уже просто пришел к нему и сказал, что это неприемлемо, и я больше не буду взаимодействовать с этой властью. Последняя встреча была в декабре 2004 года.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.