Навальному диагностировали химический ожог глаза после нападения с зеленкой

Карен Шахназаров: я не ожидал, что на «Оскар» могут выдвинуть меня

Здесь и сейчас
21 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку

Фильм Карена Шахназарова «Белый тигр» выдвинут Россией на соискание премии «Оскар». Обсудили решение комиссии по отбору российских фильмов на «Оскар» с режиссером картины –Кареном Шахназаровым.

Макеева: Вы ожидали решение комиссии, или это было приятной неожиданностью?

Шахназаров: Я знал, конечно, что картина участвует в этом соревновании. Я даже не знал, что вчера была комиссия. Мне с Первого канала позвонили и попросили интервью. Так что я узнал только вечером. В большой степени это было неожиданно.

Макеева: Вы узнали не от коллег, а от журналистов?

Шахназаров: Да.

Казнин: Скажите, ведь всегда, когда выдвигают фильмы на фестивали или на премии, всегда есть набор критериев - на Венецианском фестивале один фильм идёт, в Берлинале другой, а на «Оскар» - третий. На ваш взгляд, «Белый тигр» соответствует всем критериям, которым должен соответствовать фильм, который номинируется на «Оскар»?

Шахназаров: Я не знаю, этого никто не знает. Это очень условно. Можете представить, все страны выдвигают свои лучшие фильмы. Они уже могли быть представлены на фестивалях, некоторые уже получили призы. В определённой степени это соревнование достаточное тяжёлое,  с очень разными критериями.

Казнин: Это же очень важный момент, что фильм должен быть знаком мировому сообществу?

Шахназаров: Не факт. Очень много было примеров, когда на «Оскаре» абсолютно неизвестные фильмы получили приз. Американская Академия славится тем, что она позиционирует себя, как способная принять одна правильное решение.

Макеева: Сегодня очень много критиков высказывалось, и все они были единодушны, что вряд ли фильм попадёт в конкурс. Почему вы думаете, сложилось такое мнение?

Шахназаров: Я не помню случая, когда у нас что-то выдвигалось, и критики не говорили, что это не попадёт. Не попадёт, так не попадёт. В этом нет проблемы. Я не думаю, что кто-то из наших критиков реально знает и может быть настолько искушён в нюансах оскаровской борьбы, чтобы иметь однозначный взгляд.

Казнин: Ещё говорят эксперты и кинокритики, что главный критерий, по которому выдвигают на «Оскар» - чтобы всех в оскаровском комитете устраивал фильм. И их не особенно волнует, как он прозвучит там.

Шахназаров: Не очень понятно. Естественно, что большинство голосует, то большинство устраивает. Другого критерия нет. Можно придумать наоборот, что побеждает фильм, который получил меньше всего голосов.

Казнин: О чём речь. Снимают наши режиссёры фильмы часто под фестивали, и они там звучат.

Шахназаров: Оскаровский комитет - это элита российского кино. Это все профессионалы, и лучше у нас нет. Они принимают решение тайным голосованием. Никакой другой игры в этом нет. В данной ситуации получилось так, что эта картина набрала больше голосов, чем другие. Какие критерии, как, почему? Это уже вопрос, который останется у каждого.

Макеева: А ваши фильмы выдвигались на «Оскар»?

Шахназаров: Это уже третий раз. До этого были «Город зеро» и «Палата №6». Как вы видите, совершенно разные картины. Диаметрально разные картины.

Макеева: А если бы вы сами выбирали, какой фильм из своей фильмографии вы бы выбрали, чтоб выдвинуть на «Оскар»?

Шахназаров: «Белый тигр» я бы мог выдвинуть на «Оскар». На самом деле он подходит. Он постановочный. В нём есть кино, как элемент зрелища, что важно в этой премии.

Макеева: Критики говорят, что на Западе удивятся решению снимать батальные сцены вживую, без использования компьютерной графики. Мол, они это настолько лучше делают, что это их обескуражит, и именно это будет причиной, что они не оценят ваш фильм.  Что вы думаете по этому поводу?

Шахназаров: У нас выходит, что критики всё знают. Я должен сказать, что у этого фильма очень неплохая американская и австралийская критика. Они отмечают, что очень хороший фильм. Мне даже неловко такое произносить. Можно взять и прочитать, она уже опубликована. Понятно, что это игра. Кино кому-то нравится, кому-то нет. Я не думаю, что к этому стоит относиться так трагически.

Казнин: А кого вы бы выдвинули, не учитывая ваш фильм?

Шахназаров: Самое приятное в этой истории, что это был очень сильный год. Участвовали очень сильные картины и режиссёры высокого класса. Можно иметь разные взгляды, может нравится и не нравится, но, безусловно, это мастера. С этой точки зрения, само состязание для меня почётно, что я выиграл. Не могу говорить, кого бы я выдвинул, потому что это неэтично с моей стороны.

Казнин: Ну, а первый какой фильм приходит на ум?

Шахназаров: В «Оскаре» голосование тайное, а вы меня призываете к открытому высказыванию.

Макеева: Если говорить о тренде - фантастика, мистика на фоне Второй Мировой войны - на Западе такое направление популярно. Взять хотя бы «Бесславные ублюдки».

Шахназаров: Это совсем другой жанр. Это ничего общего не имеет к мистике. Я не так много видел то, о чём вы говорите в западном кино. И в этом нет беды. Строго говоря, все пишут на одном языке, и это не значит, что нельзя писать и снимать. Но я, как раз, особо таких примеров и не видел. Тарантино - это совсем другая история, его можно, скорее, сравнить с «Городом зеро», двадцатилетней давности фильм. Я не согласен с вами.

Макеева: Я хотела спросить, почему рефлексии по поводу Второй Мировой вернулись? Фильмов таких довольно много сейчас.

Шахназаров: Я бы не сказал, что много. Хотя, это событие такого громадного масштаба. Я полагаю, что в истории человечества не было такого события. Никогда. Я думаю, галльские войны Цезаря и наполеоновские войны сильно уступают масштабу события, которое мы называем Вторая Мировая война. Плюс к этому мы постоянно что-то новое обнаруживаем, постоянно меняется взгляд на эту войну. Это имеет большое значение для нашей сегодняшней жизни. Галльские войны никакого значения уже не имеют,  Вторая Мировая война имеет значение к тому, что происходит сегодня, сейчас с нами, с нашими детьми, поэтому, я думаю, такое внимание к этому.

Макеева: Вы уже начали работу над новым проектом?

Шахназаров: Пока нет, я в процессе.

Макеева: В какой исторический период мысли ваши направлены?

Шахназаров: Не знаю, скорее, может о современности. У меня хватает работы, у меня ещё студия и прочее.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.