Какие сроки могут получить «узники Болотной»? Прогнозы кремлевских правозащитников и адвокатов

Здесь и сейчас
20 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Приговор для восьми обвиняемых по болотному делу может быть оглашен еще до начала Олимпиады в Сочи. Сегодня закончилось исследование доказательств, стороны переходят к прениям. 

Скорее всего, уже ближайшую среду мы узнаем, какой срок для них запросят прокуроры. Какое максимальное наказание ждет демонстрантов, и каким оно может быть в итоге – выясняла Маргарита Журавлева.

Все восемь человек обвиняются в участии в массовых беспорядках — за это максимальное наказание 8 лет лишения свободы, а по второй статье — насилие по отношению к представителям власти — здесь максимум 5 лет. По закону в сумме они могут получить не больше 12 лет лишения свободы. Но столько они тоже не получат, потому что всех их судят в первый раз, это смягчающее обстоятельство, у некоторых есть и другие. Значит, максимум — это 8 лет лишения свободы.

По закону все зависит от председателя Замоскворецкого суда судьи Натальи Никишиной, но болотное дело, по мнению многих, крайне важно для власти. В декабре были амнистированы те его фигуранты, которых обвиняли по статье «Массовые беспорядки», а якобы избивавших полицейских продолжают судить. Об этой избирательности президента Владимира Путина спрашивали вчера.

Эндрю Марр, журналист телекомпании BBC: Некоторые критики говорят, что вы просто надеваете улыбку. Это настоящее либеральное усилие в рамках российской политики или просто шаг для популярности?

Владимир Путин, президент России: Вы какой хотите от меня ответ услышать?

Марр: Я хотел, чтобы вы сказали «Я настоящий либерал и придерживаюсь либеральных взглядов».

Путин: Правильно, так и есть. Мы приняли закон об амнистии не в связи с Олимпиадой, а в связи с двадцатилетием российской Конституции. В соответствии с нашим законом, решение об амнистии принимает не президент. Это исключительная прерогатива парламента. Это не я принял решение об амнистии, а парламент. Так что мне можно даже улыбку не клеить. Это не моя заслуга, а заслуга депутатов Государственной Думы.

Но, продолжил Путин, «мы никогда не должны на второй план задвигать людей, которые пострадали от совершенных преступлений. Здесь отношение государства должно быть к этим проблемам сбалансированным». Не раз уже он говорил, что нельзя прощать тех, кто нападал на сотрудников правоохранительных органов. Политолог, член Общественной палаты Сергей Марков уверен, что все они будут приговорены к реальным срокам, чтобы не допустить развития событий по киевскому сценарию.

Сергей Марков, член Общественной палаты: Важно, чтобы все участники политического процесса твердо знали, кто хочет избивать полицейских, тот будет сидеть в тюрьме. Эта логика будет доведена до конца. Одновременно, я думаю, поскольку к болотному делу огромное внимание общественности, как российской, так и мировой, я думаю, у нас есть высокая уверенность в том, что будет здесь следствие только проверенные факты представлять в качестве доказательства вины обвиняемых.

Здесь важно заметить, что обвинение всем восьми людям предъявлено по первой части 318 статьи, то есть речь идет о неопасном для жизни или здоровья насилии. Согласно документам уголовного дела, подсудимые якобы бросали в толпу куски асфальта, кто-то из них отталкивал полицейских, кто-то хватал их за форму, то есть серьезные избиения им не вменяются. Адвокат Вадим Клювгант, который защищал амнистированного Николая Кавказского, говорит, что единственным правильным решением было бы оправдание.

Вадим Клювгант, адвокат: Эти долгие месяцы моего участия в этом процессе не оставляют большого сомнения в том, что справедливого суда по этому делу не было. К сожалению, это во многом предопределяет результат. С одной стороны, совершенно очевидно, что обвинение развалилось, и состава преступления в действиях ребят нет, ни у одного из них. Но с другой стороны, я не питаю иллюзий по поводу возможности законного решения, а именно оправдательного, которое было бы единственно законным в этом деле, по моему убеждению. Я, конечно, буду очень рад, если я ошибусь, но у меня таких иллюзий на данный момент нет.

Прения сторон, скорее всего, займут один или два дня, затем подсудимые выступят с последним словом, а дальше судья уйдет на приговор. Дата его оглашения пока неизвестна.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.