Как вешают лапшу на уши последователи Макаронного Монстра

Здесь и сейчас
3 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть

Глава социальной сети «ВКонтакте» Павел Дуров сообщил на своей странице, что с 3 августа список основных мировых религий, которые предлагаются пользователям в настройках профиля в графе «Мировоззрение», пополнился пастафарианством. Эта религия появилась в 2005 году в США в знак протеста против решения департамента образования штата Канзас ввести в школьный курс концепцию «Разумного замысла» как альтернативу эволюционному учению. С тех пор у этой религиозной группы появились тысячи последователей по всему миру.

Представители этого течения верят в Летающего Макаронного Монстра, который, как они убеждены, был сварен за наши грехи. Кто-то становится последователем этой религии, чтобы повеселится, а кто-то противопоставляет новую веру традиционным конфессиям. В июле пастафарианская церковь Макаронного Патриархата официально появилась и в России.

Лика Кремер пообщалась с Амирджаном, епископом Домодедовским, викарием Пастриарха Русской Пастафарианской Церкви Макаронного Пастриархата.

Кремер: Как вы пришли к исповедованию этой религии?

Амирджан: Я шел к этому практически всю свою жизнь. Год назад пастриарх написал в фейсбуке, что ему нужна помощь, мы встретились.

Кремер: Как он выглядит? Я знаю, что нигде практически невозможно увидеть этого загадочного пастриарха.

Амирджан: Я невозможно увидеть, потому что ему было откровение от летающего макаронного монстра. Он должен был организовать в России Русскую пастафарианскую церковь, чтобы она продолжала развиваться. Его роль чисто организаторская. Поэтому увидеть его невозможно.

Кремер: Вы не боитесь своим шуточным учением оскорбить чувства верующих и принадлежащих к традиционным конфессиям?

Амирджан: Если мы посмотрим на историю религии, мы увидим, что многие другие религии достаточно агрессивно вели себя по отношению к другим народам. Например, если взять католическую церковь и мы посмотрим на колонизацию Южной Америки, мы увидим, что они истребили очень много индейцев. Наша религия молодая, мы неагрессивны, дружелюбны, поэтому, я думаю, мы никого обидеть не должны.

Кремер: Каким образом можно оскорбить верующих в летающего макаронного монстра?

Амирджан: Практически невозможно, потому что мы придерживаемся восьми заповедей «Лучше бы ты этого не делал», например, «Лучше бы ты не проповедовал мою макаронную благодать с видом самовлюбленного осла. Если кто-то в меня не верит, мы можем оставить этого человека в покое».

Кремер: Как изменяется в связи с вашей религией, например, смысл поговорки «вешать лапшу на уши»?

Амирджан: Я думаю, практически никак. Мы можем вешать лапшу на уши, мы можем ее есть, мы можем делать с лапшой все, что угодно.

Кремер: То есть это никак не оскверняет лапшу. Как вы относитесь к лапше быстрого приготовления?

Амирджан: Прекрасно. Я в феврале заболел, написал пастриарху, что болею. Он мне порекомендовал три раза принимать горячий доширак, и через два дня я встал на ноги.

Кремер: Я знаю, что вы сталкивались с препятствиями на своем пути: кто-то из представителей священников Русской Православной Церкви, у которой такая же аббревиатура, как у вас, посчитал, что вы мошенники и американские шпионы.

Амирджан: Да, было такое. Если я не ошибаюсь, он уже не священник…

Кремер: Но к вам такие претензии обращают.

Амирджан: Пока только в Ивановской области. Это был единственный случай.

Кремер: Как изменилась ваша жизнь после принятия этой религии?

Амирджан: Практически никак. Ценности пастафарианства – любовь, уважение, ответственность. Меня родители воспитали в соответствии с этими ценностями. Просто я узнал о том, что существует создатель.

Кремер: До того, как вы поверили в макаронного монстра, вы какой-то другой религии придерживались?

Амирджан: Меня чуть было не крестили в 18-летнем возрасте. В возрасте 9 лет я этим интересовался. Но я понял, что христианство не для меня.

Кремер: А совместимо христианство и вера в макаронного монстра?

Амирджан: Конечно. Моя жена, например, православная. У нас никаких конфликтов с ней не происходит на этой почве. Потому что ценности пастафарианства и православия одни и те же. Самое главное – любовь.

Кремер: Приверженцев пастафаринства в России много?

Амирджан: Официально на сайте зарегистрировано 9 тысяч человек. Но я думаю, что их намного больше, потому что наша миссия – защищать свободу слова. Многие люди придерживаются этих ценностей.

Кремер: Вы говорите, 9 тысяч человек. Можно и нужно как-то проверить, насколько истинна их вера?

Амирджан: Конечно. Сейчас разрабатывается процесс катахизации. Каждый епископ будет проходить через этот процесс, если он хочет официально говорить от имени нашей церкви.

Кремер: Я знаю, что один из представителей вашей церкви в Австрии настаивал и добился права сфотографироваться на права в дуршлаге на голове.

Амирджан: Это не представитель нашей церкви, он австриец, но, конечно, пастафрианин. Наша церковь автокефальна, но все пастафриане на земле верят в летающего макаронного монстра, поэтому между нами разногласий быть не может.

Кремер: Вы собираетесь проводить подобного рода акции, где вы будете добиваться соблюдения ваших религиозных прав? Я так понимаю, что он это делал, потому что он увидел, что в правилах фотографирования на права есть исключения для тех религиозных конфессий, которые носят головной убор. Есть ли у вас такие планы? Не хотите ли вы сфотографироваться на права в дуршлаге?

Амирджан: Вполне возможно, я как раз собираюсь получать права. Я, может быть, попробую, но у нас есть мысли о том, чтобы проводить какие-то акции, например, пастные ходы. И мы это будем делать.

Кремер: Когда начинаете?

Амирджан: Я думаю, летом, пока тепло.

Кремер: Есть ли у вас в связи с тем, что вы неофициальное религиозное движение, какие-то налоговые льготы как у религиозного движения?

Амирджан: Налоговых льгот у нас нет, но мы добиваемся, чтобы нас признали религиозной организацией не для того, чтоб освободиться от налогов, а для того, чтобы все пастафариане, которые живут в нашей стране, могли официально заявить об этом, чтобы их защищал закон.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.