Как вещдок становится товаром

Здесь и сейчас
16 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Правозащитники, адвокаты и предприниматели рассказали сегодня на пресс-конференции в Москве о рейдерстве, которым занимаются представители силовых ведомств. По словам участников встречи с журналистами, у бизнесменов, на которых заводят дела, изымают имущество на миллионы, а затем присваивают его и продают под прикрытием «уничтожения» вещдоков.
 Тему товарного рейдерства сегодня обсуждали участники пресс-конференции в «Новой газете». Поводом для нее стало собственное расследование предпринимателя Николая Куделко – бывшего крупного импортера кофе, который отсидел три года за незаконное предпринимательство.
По словам Куделко, уголовное дело против него завели, чтобы отнять бизнес. Кофе, который был у него изъят, не уничтожили, как говорилось в материалах дела, а перепродали с ведома и при участии силовиков. Некоторых из причастных к такому бизнесу на вещдоках Куделко удалось найти и даже посадить, например, сотрудников полиции из подмосковных Люберец, которые продали автомобиль бизнесмена, изъятый как доказательство по делу.
Правозащитники, которые выступали сегодня на конференции, отмечают, что случаев, аналогичных Куделко сотни, причем речь идет о крупных прибылях. А как только бизнесмены пытаются вернуть свое имущество, их сажают в тюрьму.
Панфилова: Чаще всего предприниматели, которые столкнулись с подобными ситуациями, они начинают бегать и жаловаться. И в нашем понимании они являются заявителями о каких-то преступлениях, совершенных в их адрес. Чаще всего, они все равно остаются пострадавшими, и государство не предпринимает никаких действий, чтобы защитить их права, имущественные права, а зачастую еще и право на свободу. Вот как в случае с Николаем Куденко: он сел в результате всей своей беготни в попытках выяснить, где, собственно, находится... С Чичваркиным сами знаете, что произошло.
Действительно, дело о контрабанде телефонов компании «Евросеть» было одним из самых громких подобных дел тогда у Евгения Чичваркина и партнеров изъяли огромную партию телефонов «Сименс» и «Моторола», обвинив их в торговле контрафактом. Потом выяснилось, что эти телефоны через сотрудников полиции ушли на рынок. В этом деле даже появились обвиняемые, но и самому Чичваркину пришлось уехать из страны.
Председатель национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов говорит, что случай с «Евросетью» редкий – как правило, силовики сколько-нибудь высокого ранга к ответственности по таким делам не привлекаются.
Кабанов: По делу о мобильных телефонах, там это из-за давления, в том числе и «Моторолы», большой компании, потому что эти вопросы задавались на уровне президентов. Там был бы наказан ряд исполнителей, но не следователей, не тех, кто занимается организационной частью этой системы. Вот это и есть эта системность: кого-то сдают снизу, а система сама, она идет на повышение. Это люди, которые доказали, во-первых, свою лояльность, во-вторых, на них есть компромат, и можно делать все, что угодно. Из них можно сформировать тройки. Вот для этого их и держат.
Правозащитники отмечают, что решить проблему товарной контрабанды можно хотя бы частично, запретив уничтожать вещдоки до решения суда. Раньше их можно было продавать, но потом из-за коррупционной составляющей эту норму из закона исключили. Теперь следователи объявляют изъятые товары «опасными» для здоровья и сообщают об их уничтожении. Фактически же, заявляют предприниматели, их имущество перепродают.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.