Как рассекретили абитуриентов-призраков "второго меда"

Здесь и сейчас
10 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Скандал с "мертвыми душами" во "втором меде" закончился показательным увольнением. Сегодня Минздрав отправил в отставку ректора университета - Николая Володина. Приказ подписала лично глава ведомства Татьяна Голикова.

О том, что в списках на зачисление три четверти "абитуриентов-призраков", стало известно 30 июля. Сам Николай Володин все обвинения в коррупции отрицает. А вот студенты медицинского вуза признались - ставки на поступление в институт начинаются от 400 тысяч рублей.

У нас в студии - программист Виктор Симак, который и обнаружил те самые "мертвые души".

Макеева: Вы же к медицинскому университету отношение, я так полагаю, не имеете. Как это все произошло?

Симак: Никакого не имею.

Макеева: Почему вдруг стали списками «второго меда» интересоваться?

Зыгарь: Почему вы их избрали жертвами?

Макеева: Почему не МУГ, мало ли вузов?

Симак: Вы знаете, в моем анализе участвовало и МГУ. Дело в том, что мой знакомый абитуриент, не найдя себя в списках рекомендованных в первую волну, которые были вывешены на официальных сайтах ВУЗов 27 июля, он меня попросил проанализировать, куда бы он смог пройти во вторую волну, потому что ясно, что дублируются люди в различные ВУЗы. Он подавал в московские медицинские ВУЗы и попросил проанализировать. Таких ВУЗов в Москве всего пять: это три медицинских института - Первый, Второй, Третий - есть медицинское направление в РУДН, ну, и есть что-то профильное в МГУ, в том числе. Вот он подавал во все три меда и попросил проанализировать, куда бы он смог пройти во вторую волну. Во время этого анализа и обнаружилось то, что РГМУ аномально отличается от всех стальных ВУЗов, отличается он тем, что…

Зыгарь: Именно аномально.

Симак: Аномально. То есть, аномально в таких масштабов, что людей, которых, потом как выяснили, они являются «мертвыми душами», это люди, у которых больше 270 баллов за ЕГЭ по трем предметам и еще плюс к этому льгота на поступление вне конкурса. Так вот, в «первом меде» на лечебное дело таких людей было всего 14, хотя это, наверное, самый престижный факультет, а в РГМУ таких людей было порядка 600, вот такого порядка аномалия. Я не открыл, что это «мертвые души», меня просто эта аномалия очень удивила. И поэтому я, когда ее обнаружил, я открыл ветку на студенческом форуме, в котором написал абитуриентам этого ВУЗа, что у них такое положение, и что никто из них не имеет шансов реально пройти в первую и вторую волну. Я тогда же в тот же день написал ректору письмо, чтобы он посмотрел, разобрался со всем этим, и честно говоря, у него там...

Зыгарь: Самому Николаю Володину?

Симак: Да. У них на сайте есть такое окошечко «написать письмо ректору». Я взял и написал. В течение трех дней никакой реакции в СМИ не было, и у него, наверное, была возможность со всем этим разобраться, но он сказал, что письма он не получал.

Зыгарь: То есть, это уже потом, когда пошла волна?

Макеева: Проблема в том, что он письма не получал. Как в том анекдоте: «Письмо, в котором денег просили, до сих пор не получал». А вы, вот ваш знакомый, это ведь довольно большая работа, так или иначе, несмотря на то, что пять ВУЗов, вы ее делали просто так, по приятельским отношениям анализ, или это быстро делается? Вообще, это любой может сделать?

Симак: На самом деле, это заняло у меня, если исключить нахождение нужных ссылок сайтов этих ВУЗов, вся работа заняла максимум 2 часа, я думал, что это будет вот такое отвлечение от моей основной работы на выходные. То есть в выходные 30-31 я этим занимался.

Макеева: Посвятил этому увлекательному занятию некоторое время.

Зыгарь: Потом повесили объявление на ветке форума и уже сами абитуриенты обнаружили «мертвые души»?

Симак: Нет. «Мертвые души» обнаружила комиссия, которая была туда прислана.

Зыгарь: На каком этапе подключились уже люди в погонах?

Симак: Если вас интересует хронология, то 30 числа я это выложил, написал письмо ректору, и написал некоторым блогерам в ЖЖ эту информацию, буквально пять человек. Были выходные, наверное, никто не обращал внимания, в понедельник ко мне обратилась журналистка «Известий» и обратилось сетевое издание Slon. Как они на меня вышли, я не знаю. То есть, у меня просто нет никаких знакомых журналистов, не было. И вот они сами на меня вышли. Дальше журналистка «Известий», она второго числа пошла общаться с ректором РГМУ, на что ректор сказал, что «в эпоху прозрачности никаких таких нарушений быть не может», что «они всех этих людей проверили», что «все эти люди настоящие». А третьего числа, когда туда пришла комиссия, и было выявлено, что никаких этих людей нет, и оказалось, что личных дел там нет, комиссия и выяснила, что это несуществующие люди. Мы могли об этом только догадываться.

Зыгарь: Как вы считаете, почему «в эпоху прозрачности», очень понравилось это выражение, так повезло, можно сказать, вашему расследованию притом, что многие люди проводят подобные работы? Взять хотя бы блогера Навального, который тоже что-то расследует в отношении Транснефти, документы выкладывает.

Макеева: У него теперь тоже много знакомых журналистов, а в свое время не было.

Зыгарь: Тем не менее, СКП, прокуратура никак не реагирует на то, что он пишет в своем блоге, а вот на вашу инициативу так рьяно отреагировали сразу люди в погонах.

Симак: Во-первых, я думаю, это связано с тем, что все было слишком очевидно, с одной стороны, а с другой стороны, все было сделано со стороны вот этих махинаторов крайне непрофессионально. Дело в том, что за три дня, пока на нас не обращало внимание СМИ и мы варились в нашем форуме, мы на самом деле придумали схему, по которой это можно было сделать так, чтобы никакая прокуратура не докопалась. И мы все там думали, что когда придет прокуратура, что они останутся чистенькими.

Зыгарь: К вам сейчас заказов повалит.

Макеева: А зачем вы придумал такую схему?

Симак: Мы пытались как-то объяснить, как это происходит. Действительно, все открыто, но непонятно как это делают и зачем они это делают.

Макеева: Вы не то письмо написали ректору.

Зыгарь: Не тому ректору писали, нужно было всем ректорам. Вы сейчас всем ректорам объявили, что «если кому-то надо что-то прикрыть, обращайтесь, мы поможем».

Симак: К сожалению, мы строили все эти догадки, не совсем представляя всю вот эту кухню, как это происходит. И сейчас мне неизвестно, как все это дело обстоит. То есть, например, для меня было новостью, что запросы, которые посылаются в единую базу ЕГЭ, что они там четко фиксируются и что нельзя просто так оттуда получить какую-то информацию. То есть мы считали, что можно набрать, обращаясь в федеральную базу ЕГЭ, мы думали, что туда может обратиться любой человек из приемной комиссии, набрать таких высокобальников, наделать в фотошопе им аттестатов, послать все это замечательно по почте, а потом, когда приходит прокуратура, говорить, что «"Почта России" нам принесла, вот на них мы завели дела, все как положено, все бумажки есть, мы не можем их не рассматривать».

Зыгарь: Последний вопрос. Увольнение Володина - это триумф? Вы счастливы, что так все?

Симак: Мне вообще-то даже немного жаль Володина, то есть я с ним совсем немного пообщался, ну, неприятно, когда у человека неприятности. Основное мое удовольствие в этом деле, оно заключалось исключительно в том, что восторжествовала справедливость, и что абитуриенты получили возможность участвовать в честном конкурсе.

Макеева: Очень коротко. Я про стоматологический хочу спросить. Я изумлена, что в стоматологии действительно нет нарушений, потому что злые языки говорят, что в стоматологический поступить без огромной взятки совершенно невозможно, абсолютно невозможно.

Зыгарь: Стоматологическое отделение есть в любом меде.

Макеева: «Третий мед» имеется в виду.

Зыгарь: Второй славится педиатрами, а третий…

Макеева: Если за педиатров берут по полмиллиона, за то, чтобы стать педиатром, нужно полмиллиона отдать, батюшки святы, сколько же за то, чтобы стать стоматологом?

Симак: Значит, весь смысл этой аферы, которая была, она как раз и сводилась к тому, чтобы людей в результате принять на самых законных основаниях. Потому что, если проходит первая, вторая волна, то фактически дальше, а все уже разбежались высокобальники реальные, то дальше уже начинается конкурс оставшихся людей с низкими балами.

Макеева: Тут-то как раз логика есть в том, что это педиатры.

Симак: И вот эта схема, она, собственно, была не для того, чтобы эти «мертвые души» когда-то принимать, а чтобы они оттеснили всех высокобальников и вот то, что это вскрылось фактически там третьего числа, это практически уже не дало большому количеству абитуриентов пройти в этот ВУЗ. То есть, на самом деле, схема все равно сработала, ее немножко просто удалось остановить. Но даже сейчас она сработала, она оттеснила людей: люди ушли на платные, на вечерние, куда угодно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.