Как проиграла Ирина Антонова. Картины из Эрмитажа в Москву не поедут

Здесь и сейчас
21 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Картины из Эрмитажа, похоже, не будут перевозить в Москву. Сегодня министр культуры Владимир Мединский собрал специальную комиссию, на которой заявил: еще раз делить шедевры импрессионистов из собраний Щукина и Морозова между Эрмитажем и Пушкинским нельзя. На заседании побывала и журналист ДОЖДЯ Ксения Чудинова, она рассказала подробности. 

Казнин: Ожидаемый результат все-таки?

Чудинова: Я бы сказала, что это не совсем правильная формулировка, которую тиражируют наши коллеги, заявляя, что Мединский сообщил, что не стоит разделить коллекцию. Скорее, Мединский был дико осторожен в своих словах и говорил буквально следующее: что, конечно, была совершена ошибка в 1948-м, но кажется, будет большей ошибкой возвращать коллекцию в Москву обратно. В целом, в высказывании, в котором он подвел итог обсуждениям, тон заключался в том, что «дорогие коллеги, мы вас выслушали, спасибо, уйдем принимать решение». Все заседание, которое проходило в Министерстве культуры сегодня напоминало мне партийное собрание.

Малыхина: Присутствовали обе стороны?

Чудинова: Увы, присутствовала одна Ирина Антонова и весь музейный мир, который, по факту, ополчился против нее. И честно говоря, все мы, как добрые порядочные люди, тоже выступали против передачи картин из Эрмитажа, но не признать, что сегодняшнее заседание выглядело дико странной процедурой нельзя. Поскольку с разной степенью аргументацией выходили на сцену люди, которые произносили то ласковые слова в сторону Ирины Антоновой, называя ее своим учителем, то рубил с ходу, что это невероятное кощунство и чудовищный прецедент будет создан, если вернут коллекцию обратно в музей. Выступление Ирины Антоновой и господина Пиотровского в конце было такой невероятной кульминацией. Когда маленькая сухонькая старушка встала, невозможно было не вздрогнуть внутренне, потому что перед нами стояла пожилая женщина. Первое, что она сказала: «Спасибо, коллеги». Надо понимать, что примерно полтора часа до этого каждый выходил и говорил: «Это преступление, это невозможно». И она говорит: «Спасибо, коллеги, что вы сказали свое мнение». И дальше выяснилось, что Ирина Александровна на протяжении всего мероприятия записывала подробно все аргументы всех сторон. И она начала буквально парировать каждому. Понятно, что это было довольно поверхностно, но в целом стало понятно, что старушка, которую все списывали со счетов, вполне подготовилась к дискуссии. Она была готова к ней. На самом деле обсуждение должно было быть интересным, потому что вопрос реституции в нашей стране никогда не поднимался, кроме исключительного случая, когда в ноябре 2010 года Медведев подписал закон о возвращении имущества церкви. Помним, какой был скандал, в том числе, когда мы возвращали больницы церквям, но больше никогда, ни разу. Конечно, было бы здорово поговорить о том, как происходит вопрос с извинениями и с тем, как работают музеи. Пиотровский довольно любопытно выступил тоже, я хочу особенно акцентировать на этом внимание. Ирина Антонова стояла лицом к залу, ко всем тем, кто ее громил. Пиотровский встал и смотрел в сторону кафедры, где сидел Мединский, спиной ко всему залу, который выступал за него. Притом что за его спиной находились камеры, которые снимали его выступление. Он сообщил, что не против такого образного «виртуального музея», здорово экспонировать разные коллекции, рассказывать о том, что происходило с нашими музеями, как они создавались и умирали  в 20-30-е годы. Заседание было таким. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.