Юрий Караш: если борьба с инопланетянами – это единственная проблема России, то наша страна счастливейшая

Здесь и сейчас
10 октября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Космическая Одиссея 2013 закончилась космической рокировкой. Сегодня все‑таки отправили в отставку Владимира Поповкина – главу Роскосмоса, увольнения которого ждали весь последний год.

Перестановки в космосе обсудим с нашим гостем – Юрием Карашем – членом‑корреспондентом Российской академии космонавтики.

Казнин: А может смена одного генерала на другого изменить ситуацию коренным образом в российском космосе, где, как считают многие специалисты, идет просто развал?
Караш: Это зависит от генерала. Есть же генерал, персонаж из всем нам известного произведения Салтыкова-Щедрина «Как один мужик двух генералов накормил», а есть генерал, который в течение двух подряд президентских сроков возглавлял США, это Дуайт Эйзенхауэр. Что касается Остапенко, Поповкина: на первый взгляд, конечно, Остапенко – это как бы калька с Поповкина. Ровесники (оба с19 57 года), оба возглавляли один и тот же род вооруженных сил. При Поповкине они назывались «космические войска», при Остапенко «войска воздушной космической обороны». На этом, пожалуй, сходство и заканчивается. Я лично с Остапенко не знаком, но мне приходилось слышать от людей, которые его знают, что это очень иновационно мыслящий человек. И хочется верить, что с его приходом Роскосмос действительно начнется качественное развитие российской космонавтики.

Арно: Дмитрий Рогозин сам себе противоречит, говоря о том, что остается, собственно, Поповкин в профессии. Потому что в июле этого года, я сейчас его цитирую, «упрекал руководство Роскосмоса в поверхностном отношении к своей работе, имея в виду, естественно, неудачу с запуском «Протон-М». А каким образом Поповкин остается, так сказать, либо советником президента, либо там какие-то еще должности у него?
Казнин: Руководящая должность в новой космической корпорации.
Арно: Как так? Человек, заваливший проект, все равно остается?
Караш: Видите ли, есть руководящая должность и руководящая должность. Лично мне, да и многим другим в космической отрасли, не хотелось бы видеть Владимира Поповкина на должности советника президента по космонавтике. Если упрекать его, по крайней мере, в части тех отказов, которые случились при его управлении, при его нахождении в должности главы Роскосмоса, несправедливо, потому что ракетно-космические техники имеют достаточно длительный цикл изготовления. Таким образом, те элементы, которые отказывали вначале его нахождения на посту Роскосмоса, были заложены еще при его предшественнике Анатолии Перминове. То есть  Поповкин в части, по крайне мере отказа, случившемся при нем, не виноват. Но что касается того, что российская космонавтика при нем никуда не двинулась, несмотря на принятые две программы (одна до 2020 – 2030 года) –  простите, это всего лишь подшивки федеральных космических программ, развитие космодромов, затем ГЛОНАСС и так далее. И нет ничего конкретного относительно «а куда же идти дальше, за предел околоземной орбиты»? Вот здесь, конечно, чистая вина Поповкина, и мне бы не хотелось, чтобы он и дальше продолжал оказывать влияние на такое экстенсивное развитие российской космонавтики.
Казнин: Но есть ведь еще и проблема серьезная с кадрами. Тоже читал я мнение, что 15-20 лет надо, чтобы заново появились конструкторы и так далее – во-первых. Во- вторых, целый ряд неудачных проектов, которые пытались реализовать, и они не получились. В-третьих, разделение на две структуры: одну возглавит бывший глава «Автоваза» (над этим много шутят), другую – собственно, господин Остапенко. Это все для одного генерала, такое ощущение, неподъемная задача.
Караш: Во-первых, на счет того, что нужно 15-20 лет, чтобы появились конструкторы. Простите, а точка отсчета она где? Может быть, 15-20 лет уже прошло, может быть, конструкторы уже появились и только ждут того, чтобы пред ними поставили цель создавать новую ракетно-космическую технику? Теперь, что касается того, кто возглавит объединенную ракетно-космическую корпорацию. Вот тут действительно вопрос есть, потому что Игорь Комаров, которого просят сейчас на эту должность, безусловно, себя проявил как талантливый финансист. Он был заместителем главного бухгалтера, затем главным бухгалтером, вице-президентом, насколько я знаю, в Инкомбанке, затем руководящие посты в ряде других крупных российских банках. Поработал в горнодобывающей промышленности, и после чего стал генеральным директором «Автоваза», но не будем забывать, что у руководителя автомобильного предприятия главная задача – это как можно больше продать автомобилей. Простите, но у главы объединенной ракетно-космической корпорации совсем другая задача – создавать принципиально новую космическую технику, которая потянет за собой весь спектр научно-технических отраслей России. А готов ли к этой должности, к этой задаче Игорь Комаров, я не знаю, вот это большой вопрос.
Арно: Про «готов – не готов» я сейчас не могу не пошутить, новый глава Роскосмоса пришел к нам, как мы знаем из Минобороны, а позицию по поводу готовности России в борьбе с инопланетянами мы знаем: мы не готовы. Давайте посмотрим еще раз этот твитт, если вы готовы вывести.
Казнин: Скажите, а инопланетяне готовы на нас напасть?
Арно: Они ничего не сообщают, но может быть на новом месте работы ситуация как-то изменится, и Роскосмос объявит, что мы все-таки готовы?
Караш: Если борьба с инопланетянами – это единственная проблема, с которой сталкивается Россия, то эта страна, я имею в виду наша страна, счастливейшая страна на свете, просто в буквальном смысле этого слова. Да, кстати, вы еще упомянули о каких-то неудачных проектах, простите, какие неудачные проекты? Я не знаю, какие проекты у нас осуществлялись за время существования независимой России с 1992 года. Я о них не знаю, может быть, вы имеете в виду проект «Клипер».

Казнин: Неудачные старты.
Караш: Нет, это не проект. Я хочу сказать, что никаких реальных крупных космических проектов в России не было. Что мы сейчас летаем на той технике, которая была создана еще во времена Сергея Павловича Королева. Нет не просто в СССР (если бы это еще было в середине 80-х годов, это тоже в СССР). Посмотрите ракетоноситель «Союз» (через несколько лет ему исполнится 60 лет), космический корабль «Союз» (через несколько лет – 50 лет), ракетоноситель «Протон» (через несколько лет – тоже 50 лет). Нет больше ни одной космической державы, в первую очередь США, которые бы продолжали летать на таком антиквариате.
Арно: Как уж тут против инопланетян-то выступать?
Караш: Давайте попробуем с ними договориться, чего воевать-то?
Казнин: Когда мы можем  первые результаты увидеть?
Караш: Вот я думаю, что если действительно Олег Остапенко готов к должности руководителя Роскосмоса, то, по крайней мере, в течение 1-2 месяцев мы точно узнаем, куда Россия пойдет в космосе дальше. Если даже сейчас какое-то время после начала его правления у нас что-то упадет, что-то откажет, не надо в этом обвинять Остапенко. Так же, как в случае с Поповкиным, который, как я сказал, не мог отвечать за те ракетоносители и разгонные блоки, которые были заложены еще при Анатолии Перминове. Так же нельзя будет Остапенко критиковать за ту космическую технику, которая была заложена еще при Поповкине. Вот если через год-полтора при Остапенко продолжат падать ракеты, за это сейчас можно будет спросить. А вот за то, куда России идти в космосе дальше, спросить уже можно будет через месяц.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.