"Эсер" Геннадий Гудков про слухи о расколе внутри партии

Здесь и сейчас
19 апреля 2011
Поддержать программу
Ведущие:
Ольга Писпанен

Комментарии

Скрыть

Справедливую Россию трясет. После ухода с поста лидера партии Сергея Миронова, внутри "эсеров" не утихают споры о том, кто должен стать их новым лицом.

Якобы, Николаем Левичевым многие депутаты не довольны. И хотят себе другого лидера. Сегодня в СМИ появилась информация о том, что несколько депутатов написали письмо Левичеву с просьбой сложить с себя полномочия. Про данным "Независимой газеты", члены партии полагают, что с ним на парламентских выборах у партии не будет никаких шансов. Правда, затем депутаты-справедливороссы эти слова газеты опровергли.

Кого только не называли эксперты в качестве возможных преемников Сергея Миронова. Это и представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин, и даже президент Дмитрий Медведев — якобы ему уже предложили занять вакантное место.

Будущее "Справедливой России" обсуждаем с секретарем центрального совета партии Геннадием Гудковым, заместителем председателя комитета Госдумы по безопасности.

Суханов: Который тоже, очевидно, против господина Левичева? Так, Геннадий Владимирович?

Гудков: Да нет. Я вообще удивлен, честно говоря, ко мне очень хорошо относятся СМИ. Я не могу плохого ничего сказать про журналистов, никогда меня не подставляют. Я думаю, что просто мои слова были интерпретированы неверно, поскольку я говорил о сентябрьских списках и о приходе в партию референтных политических фигур, в том числе, знаковых. Но корреспондент почему-то сочла, что это относится как к поиску лидера. На самом деле, в партии произошла просто рокировка, я об этом давно говорил.

Писпанен: То есть вас устраивает Левичев?

Гудков: Вы поймите правильно, нас устраивает Миронов. Миронов никуда не делся.

Писпанен: Ну все, уже нет.

Гудков: Ну кто вам сказал?

Суханов: Ну он же не лидер партии? Он же снял с себя эти обязанности? Или он формально остается лидером партии?

Гудков: Он юридически снял с себя обязательства как председателя партии, потому что, конечно, не совсем было корректно-этически быть и во власти третьим лицом, и являться лидером.

Писпанен: Но это же было много лет.

Гудков: Да, но сейчас ведь предвыборный год. Возрастает жесткость полемики, возрастает критика, возрастает накал эмоций. Поэтому, конечно, с точки зрения этики не совсем, что он председатель партии, он же и председатель Палаты. И сам себя, по большому счету критикует от имени партии. Поэтому такая прерогатива досталась Николаю Левичеву, который будет наиболее острые и наиболее такие эмоциональные моменты озвучивать. А Миронов будет просто одним из участников партии.

Суханов: Геннадий Владимирович. Ну на знамени кого нужно будет нести на предстоящих выборах? Миронова или Левичева?

Гудков: Миронов пойдет, Миронов.

Суханов: На знамени?

Гудков: Да, на знамени пойдет Миронов, а председателем партии будет Левичев. У нас есть партии, где лидер партии – вообще не член этой партии. Как в старом анекдоте: «Рабинович, а вы член партии?» - там другой был ответ интересный.

Писпанен: Кажется, его не обсуждаем.

Суханов: В каждом правиле должны быть исключения.

Гудков: Ну вот мы решили запутать всех. Похоже, нам это удалось.

Писпанен: Подождите, вот вы вот путаете-путаете, кручу-верчу, всех запутать хочу, а что вот тому самому электорату, который должен понимать – вот этот человек, вот ему мы верим. А вдруг окажется, говорят: «Нет, я ухожу, вместо меня - Левичев».

Гудков: Дело в том, что у нас партия не вождистская. Знаете, вот как рассмотрим наши реальные политические партии, ну как минимум две из них являются вождистского толка. Это «Единая Россия» без Путина, который ничего не стоит, по большому счету, и ЛДПР, которая вообще, по большому счету, из одного человека с точки зрения электоральной привлекательности и состоит. Две остальные партии – это КПРФ и «Справедливая Россия», они имеют четкую идейную платформу, четкие идейные постулаты. И по большому счету, не так важно, кто возглавляет партию. Ну важно, конечно, важно, но эта рокировка формальная – она никакого влияния на электорат «Справедливой России» не окажет.

Суханов: Тем не менее, давайте так. Сейчас буду называть вам фамилии, а вы говорите – да или нет. Рогозин?

Гудков: Чего да или нет?

Суханов: Ну на месте лидера «Справедливой России». Рогозин?

Гудков: Сейчас это невозможно.

Суханов: Путин?

Гудков: Нет.

Суханов: Гудков?

Гудков: Вряд ли думаю, что это возможно.

Суханов: А что так?

Писпанен: Дмитриева?

Гудков: У нас пока есть Миронов, зачем же нужен Гудков? Миронов же остался.

Суханов: Оксана Дмитриева?

Гудков: Тоже нет пока, потому что Миронов.

Суханов: Пономарев Илья?

Гудков: Ну нет. Это, может быть, перспективный молодой парень.

Писпанен: Медведев?

Гудков: Дмитрий Анатольевич Медведев может стать нашим кандидатом при определенных условиях и, конечно, возглавить наши избирательные списки.

Суханов: А какие эти условия?

Гудков: Условия? Это моя личная точка зрения. В партии дискуссии не было, с партийной точки зрения это четкое «нет». Это моя личная точка зрения, с которой согласна часть членов партии, в том числе, и часть заметных членов партии. Мы ждем от Дмитрия Медведева, на самом деле, курса на реформы. Вот в этом отношении мы его готовы и поддерживать.

Писпанен: Реформу? Политическую? Экономическую?

Гудков: В первую очередь, политическую. Я считаю, что без политической реформы Россия обречена. Если не будет этих реформ. Естественно, политические реформы должны сопровождаться и правовыми, и социальными, и экономическими.

Писпанен: Он точно так же обещал это, собственно, когда шел на президентский пост.

Гудков: Ну вот сейчас для Дмитрия Анатольевича наступает очень тяжелое время – время выбора. Потому что вот эти ожидания, они закончились. А дальше нужно эти ожидания подтверждать делом либо уж сказать, что ничего не будет, дорогие товарищи, поставленная модель полностью устраивает всех. Она будет сохранена, и мы берем курс на консервацию этой модели. И тогда мы уже должны будем понимать, к чему готовиться.

Суханов: Геннадий Владимирович, с каким из лидеров вы смогли бы победить на парламентских выборах? Вы понимаете, что без лидера вы вообще можете не победить?

Гудков: Во-первых, Миронов дал железное обязательство возглавить… Миронов на съезде, не знаю, почему там пресса не отметила, заявил, что избирательные списки будет возглавлять он сам лично. То есть выбор декабря 2099-го… извините, 2011 года…

Писпанен: Эка вас занесло.

Гудков: Вспомнил, когда была борьба еще, последняя борьба.

Писпанен: Тогда еще была борьба.

Гудков: Скоро опять будет, кстати говоря.

Писпанен: Оптимистично. Вы думаете, прям действительно будет?

Гудков: Если мы не хоти трагедии, нам придется сменить власть. Или курс.

Писпанен: Кто «мы» не хотим? Что значит сменить власть? Какую власть? Как это сменить? Вы можете сделать революцию?

Гудков: Зачем же вот? У нас от все время – революция, революция.

Писпанен: Нет, я не имею в виду революцию с матросами на улице.

Гудков: Демократическая смена власти.

Писпанен: Ок, это же революция.

Гудков: У нас с вами две альтернаты – либо толкнуть Россию в кризис, который чреват гражданской войной, либо, сменив власть, дать шанс на политическую стабильность.

Писпанен: Но пока нефть дорогая, у нас же не будет кризиса?

Гудков: Кто вам сказал? А у Ливии другая нефть? Более дешевая?

Писпанен: Вы знаете, много же аналитиков высказывались уже, пытались проводить параллели.

Гудков: Подождите секундочку. У Ливии дешевая нефть или дорогая? Ей это помогло?

Суханов: Давайте не на экономику говорить, а вернемся все-таки к политическим моментам. Вот вы не исключаете, что в России скоро появится такой элемент как политическая борьба, предвыборная борьба.

Гудков: Либо появится политическая борьба, либо появится уличная вооруженная – одно из двух.

Суханов: Смотрите, но при этом «Справедливая Россия» совершенно не готова к этой борьбе, потому что из названных мною фамилий вы всем, практически за исключением Медведева, сказали – «при одном условии».

Гудков: Но лидером остается Миронов. Вы хотите при живом лидере…

Суханов: Миронову нет выбора, альтернативы сейчас?

Гудков: Сегодня нет, конечно. Он возглавляет партию.

Суханов: Сколько членов у «Справедливой России»?

Гудков: Числится 430 тысяч.

Суханов: Вот из 430 тысяч нет альтернативы Миронову.

Гудков: Ну у нас из 140 млн. нет альтернативы национальным лидерам.

Писпанен: Ну о какой же тогда мы будем говорить борьбе?

Суханов: Политической борьбе?

Гудков: Она впереди.

Суханов: Какие сроки?

Гудков: Первый шанс у страны избежать политического и системного кризиса – это декабрь 2011 года. Если мы рушим монополию на власть «Единой России», у нас появляется шанс на формирование коалиционного правительства, на формирование многопартийной Думы и реальных политических изменений. Потому что это только первый шаг. Парламента в России нет, он опущен ниже плинтуса.

Писпанен: Ну сейчас делают «Правое дело» быстренько…

Гудков: Да не сделают «Правое дело».

Писпанен: Ну сделают, пытаются. А какой тогда многопартийный парламент? Какие партии?

Гудков: У Владислава Юрьевича, думаете, такие огромные рукава, что там он как фокусник будет выбрасывать оттуда лидеров политических? Они формируются годы. Я, например, считаю себя архаизмом в политике, потому что я пришел из той эпохи, когда лидеры формировались в конкурентной политической борьбе. Ну нет лидеров в стране. Настоящих буйных мало.

Писпанен: Вы сами об этом говорите – нет лидеров? Какая тогда борьба? Тогда и борьбы нет.

Гудков: Ну почему? Это нам не мешает бороться.

Суханов: Будем жить ожиданиями надеждой на борьбу.

Гудков: Я вот, например, в Кировской области участвовал в борьбе активной, и не только в ней. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия