«Я не буду один шашкой махать … Если этот закон против вас – сочувствую». Единоросс Звагельский о том, почему проголосовал за запрет рекламы на платном ТВ

Здесь и сейчас
3 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Скандальные поправки к закону «О рекламе» все-таки рекомендованы к принятию во втором и третьем чтении. Речь идет о запрете рекламы на платных телеканалах, снятии ограничения в 35 процентов для продавцов телевизионной рекламы и возвращении рекламы пива на стадионы до 31 декабря 2018 года. 

Завтра, как полагают собеседники «Дождя»,  законопроекты все таки вынесут на рассмотрение нижней палаты, несмотря на то, что еще днем первый зампред того же комитета Анатолий Карпов заявлял, что рассмотрение документов, возможно, перенесется на осень.

Как это случилось? В 19:00 четыре члена комитета по экономической политике тайно встретились и проголосовали за внесение вопроса в повестку дня. Пользуясь думским сленгом, это произойдет «с голоса»,  то есть поправки прямо на заседании поставит на голосование председатель Думы Сергей Нарышкин.

Ранее участники рынка предупреждали и правительство, и президента, и Госдуму о том, что запрет рекламы на платных телеканалах поставит на грань выживания 150 неэфирных телеканалов.

Единоросс Виктор Звагельский, который на первом чтении этого законопроекта был против поправок в закон о рекламе, рассказал «Дождю», почему он теперь голосовал «за».

Зыгарь: Расскажите, чья была инициатива собраться в 7 вечера, как так получилось, что комитет разошелся, а потом сошелся снова в 7 часов?

Звагельский: Наверное, вы давно в курсе событий, происходящих вокруг данных трех законопроектов, и, наверное, знаете мою реакцию изначальную на них. Можно мне воспользоваться правом не отвечать, а спрашивать? Я сегодня очень долго общался с вашим телеканалом и задавал ему один вопрос очень важный для меня. Я имею собственное мнение во многом, отличающееся от того, что мы сегодня видим в этих трех законопроектах, я это мнение высказывал, и сейчас его переношу на бумагу и буду отправлять президенту.

У меня один вопрос. Скажите, пожалуйста, кроме меня и вашего телеканала это кого-то интересует? Вы знаете, за прошедшую неделю ни одно бизнес-объединение, ни одна рекламная ассоциация, ни 149, кроме вас, телеканалов не обратились ни с какими заявлениями, за исключением, простите меня за непарламентское слово,  идиотского письма, которое ничего за собой не несет, которое даже не выражает крики и боли вашей отрасли. Никто не вышел ни на комитет, ни на оппозиционных депутатов, которые сегодня присутствовали, как вы называете, на экстренном заседании.

И эти депутаты при всем своем негативном отношении к трем пунктам законопроектов, с удивлением мне сказали, что это никому не нужно. Это нужно мне, как человеку, который очень далек от рекламной индустрии, это нужно телеканалу «Дождь». А кто-нибудь еще озаботился проблемами данного законопроекта?

Зыгарь: То, что нам с вами эта тема интересна, уже дает нам право поговорить о ней. Просто если этот закон никому не нужен, зачем же вы собирались в 7 вечера ради того, чтобы его еще раз обсудить?

Звагельский: Он, наверное, нужен той части рекламной индустрии, которая его инициировала через депутата Зотова, к которому, наверное, должны были обратиться и послушать его мнение.

Макеева: Конечно, мы к нему обращались. Мы ко всем обращались.

Звагельский: Вот им это нужно. А тем каналам, которые стоят на грани выживаемости или погибнут, тем операторам рекламной индустрии, которые погибнут от того, что будет отменен порог в 35%, им это не нужно?

Макеева: Почему? Они обратились с протестом в Госдуму, к президенту, к премьеру. Вы его назвали идиотским, но оно, так или иначе, было.

Звагельский: Вы вообще читали его?

Макеева: А что там написано: «Мы поддерживаем. Спасибо вам большое»?

Звагельский: Вы его читали? Когда вы говорите о том или ином обращении, вы вообще читали мотивацию и самое главное – вы читали, о чем оно?

Зыгарь: Да, мы его читали. Виктор Фридрихович, позвольте ответить вопросом на ваш вопрос. Скажите, а вы голосовали сегодня вечером «за»?

Звагельский: Я голосовал «за». Я вам объясню, почему я это делал. Я свое мнение по данным законопроектам не поменял. Я в данном случае вынужден, и это справедливо, руководствоваться некой корпоративной этикой, которая сегодня у нас проходит по партийной дисциплине. Скажите, пожалуйста, вы поддерживаете во всем своих сотоварищей по телеканалу, когда вы должны выразить единое мнение?

Зыгарь: Нет, далеко не во всем.

Звагельский: Я свое собственное мнение по законопроекту высказал. Но если мы говорим о некой партийной солидарности, фракционной, я вынужден это делать. И это естественно совершенно, я избирался не по одномандатному округу – избирался от партии. Естественно, я имею собственное мнение, и, голосуя в первом чтении не за этот законопроект, проголосовал за те поправки, которые мы отклонили, и за те поправки, которые мы принимаем, на сегодняшний день. Вот, о чем идет разговор.

По всем трем законопроектам было определенное количество поправок, и я сегодня голосовал за эти поправки. И я признаю, что я в первую голову поставил партийную дисциплину, но есть одно «но» очень важное. Как бы я ни проголосовал, это вопрос моей жизненной позиции, а ваша профессиональная позиция, не именно ваша, мне как раз ваша позиция ясна и понятна, и я в чем-то ее поддерживаю. А пот позиция ваших товарищей, которые не появились даже не на нашем экстренном заседании комитета, который мы поставили вечером, потому что мы собирали последние поправки и последние данные. Почему они не появились сегодня в 2 часа дня? Почему не было никого, кроме телеканала «Дождь», не было никого, когда этот комитет был анонсирован уже два дня назад?

Зыгарь: Не нам судить наших коллег. А какие именно поправки были внесены в эти поправки в течение сегодняшнего дня? Расскажите нам о сути тех изменений, которые к 7 часам накопились.

Звагельский: Поправки, которые мы сегодня отклонили, если мы не будем говорить в основном о поправках, которые шли к пивному закону, он, наверное, вас в меньшей степени интересует, поправки, которые касались 35% порога, их практически не было. Они касались, в основном, дециметровых каналов, но коллеги из других фракций вносили в основном, там четыре было поправки, в основном одинаковые, связанные с тем, что надо обязательно давать возможность платным каналам размещать социальную рекламу. То есть если вы запрещаете такую, то оставьте социальную.

Я не берусь комментировать эти поправки с точки зрения здравой логики. Вопрос поправок, которые касаются того, что хотел я, что на этих каналах в первую очередь должна исчезнуть реклама алкоголя и табака, а вся остальная реклама должна быть приведена в соответствие с рекламой эфирного ТВ, вот таких поправок у нас не было. У нас поправки отклоненные касались социальной рекламы. Это замечательно, но к сути этих двух законопроектов это никакого отношения не имеет.

Еще две поправки касались рекламного времени, которые надо было оставить на платных каналах, поскольку они ничем не были потреблены, кто-то говорил, что надо оставить 5 минут, кто-то – 10 минут. Я считаю, что либо этот вопрос надо концептуально и глобально решать в виде того, что эта реклама будет либо ее нет, биться за какие-то минуты, мне кажется, что это не вполне логично.  Это вкратце о тех поправках, о которых идет речь. Все остальное касалось разрешения пивной рекламы, где в первую очередь ставился вопрос о том, что надо оставить только футбол. Кто-то говорил, что надо оставить только футбол на Чемпионат мира, но это обычная тема, которая у нас уже обсасывается неделю.

Зыгарь: Еще один технологический вопрос. Сколько у вас было доверенностей от депутатов? И правильно ли мы понимаем, что именно эти доверенности от депутатов и обеспечили большинство голосов для принятия этих поправок?

Звагельский: На самом деле я был не один из присутствующих членов фракции – это раз. Во-вторых, это совершенно обычная практика доверенностей, все эти доверенности были проголосованы «за», «против» проголосовало всего лишь 3 депутата. Два депутат из «Справедливой России» и один депутат от Компартии.

Зыгарь: Вы ожидаете, что завтра эти поправки будут внесены в повестку дня?

Звагельский: Я ожидаю, что завтра, скорее всего, данные три законопроекта попадут в повестку, и они будут проголосованы. Они завтра, скорее всего, будут внесены с голоса, я имею в виду поправки по двум законопроектам, потому что по пивному поправки в основном были сегодня озвучены еще до комитета.

Макеева: А завтра будут голосовать только во втором чтении или во втором и третьем сразу?

Звагельский: Это прерогатива автора законопроекта. Если он поставит на обсуждение, и если будет проголосовано второе чтение, и он предложит третье чтение, и если с этим согласится большинство, то пройдет голосование в третьем чтении. Я не могу вам комментировать то, что будет делать мой коллега из другой фракции.

Макеева: Сегодня ваш коллега из другой фракции Илья Пономарев говорил у нас в эфире, что, по его сведениям, не Игорь Зотов даже главный инициатор принятия этого законопроекта, а, скорее, Михаил Лесин при поддержке высокопоставленного сотрудника администрации президента, замглавы администрации. Вам что-нибудь известно об этом, встречались с депутатами, может, они даже приходили в Госдуму?

Звагельский: К сожалению, ни сторона, поддерживающая данный законопроект, ни сторона, которая выступает против данного законопроекта, ни со мной, ни с моими коллегами по фракции не общались. Насколько этот случай соответствует действительности, мне сложно судить. Я понимаю, что, конечно, ряд крупных корпораций могут быть интересантами данного законопроекта, в первую очередь, я говорю о пороге в 35%. Но это могут быть логические суждения как мои, так и ваши.

Насколько мне известно, ни со мной, ни с руководством фракции  никаких разговоров на эту тему не велось. Кто конкретно работал вместе с господином Зотовым, мне неизвестно по одной простой причине, что я за время своей работы в Госдуме не сталкивался с господином Зотовым. Хорошо это или плохо – это вопрос второй. Наверное, это не очень хорошо, поскольку некоторые аргументации, которые он приводит в своих законопроектах, кажутся мне спорными, но я с ним не общался, как и не общалось большинство представителей его фракции. Поэтому чем он руководствовался и кто стоит за его спиной – это вопрос, насколько вы журналисты профессионально сможете его на это подвигнуть, но никак не меня.

Зыгарь: А кто непосредственно вас подвиг на то, чтобы проголосовать сегодня «за»? Решение принималось на уровне руководства фракции? Кто вам поручил принять такое решение?

Звагельский: Вы сейчас ожидаете от меня, что я был вызван на высочайший ковер, где мне было сказано, как себя вести? Уверяю вас, это не так. Те замечания, те переговоры, которые я вел, в том числе с руководством фракции, они касались именно того, что я высказал ряд замечаний, которые я в ближайшее время положу на бумагу. Скорее всего, за подписью руководства фракции эти замечания уйдут к президенту. Когда речь идет о том, как себя надо вести, я в редакции первого чтения высказал свое отношение к данному закону, в редакции второго чтения я все-таки счел нужным, уверяю вас, вы можете верить, а можете - нет, без какого-либо давления сверху я счел нужным говорить о том, что в данном случае моя этика партийная, как бы вы ни относились к «Единой России», это ваше личное дело, она немножко выше тех интересов, которые есть сегодня в ущемленном рекламном пространстве, но при этом это ущемленное рекламное пространство никак не реагирует на ущемление своих интересов.

Зачем мне биться за тех, кому это не надо? У меня один вопрос, на который я за неделю не получил ответа. Причем прошу меня понять правильно, это не относится к тому, что ко мне лично должен был кто-то прийти. Я не понимаю, почему ущемленные и обиженные рекламные компании и телеканалы не общаются ни с кем, кроме вас. Если этот закон направлен против лично вашего телеканала, я его очень люблю, это очень обидно, но вы не все, к сожалению, сообщество. Поэтому махать шашкой и быть человеком, который идет против общей линии, какая бы она не была, я не буду, главное – зачем это делать. 

Фото: Риа Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.