«Я крепкий парень, меня можно долго бить, но я хочу, чтобы на мне эта практика кончилась». Избитый в автозаке Дмитрий Монахов написал заявление в полицию

Здесь и сейчас
21 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Все задержанные после митинга в поддержку Алексея Навального отпущены. Против ряда протестующих заведены уголовные дела по статье 318-й – «неподчинение полиции». Серьезно пострадал активист «Солидарности» Дмитрий Монахов – сегодня он заявил, что написал заявление на избивавших его сотрудников полиции.

Несколько минут назад мы записали с ним интервью. Дмитрий после полученных травм находится в больнице.

Лобков: Как вы считаете, по какому принципу именно вас доставили в автозак, схватили и стали избивать?

Монахов: Я довольно громко кричу, наверное, по этой причине.

Лобков: А что вы кричали?

Монахов: Я кричал «Свободу Навальному» и вообще «Свободу».

Лобков: Как именно вас избивали?

Монахов: Все началось, еще пока несли в автозак. Там было все довольно мягко, потому что я продолжал кричать, поэтому сразу пережали, стали душить. Это были мелочи. Но когда забросили в автозак… Я не очень помню лицо этого человека, он прижал рукой, а второй несколько ударов в голову. Я сообразил, что голову надо поднять от пола, иначе было бы совсем плохо. Потом началось методичное действие, когда с одной стороны стоят двое ОМОНовцев, с другой – двое из оперполка, и они методично начали меня обрабатывать по всем частям тела. Я просил их, либо предъявляйте, за что вы меня задерживаете… Я был свободным гражданином, пока мне не предъявлено, за что я задержан. Они, вероятно, об этом не знали. Палкой били, душили – очень неприятное ощущение, когда тебя душат палкой.

Лобков: Было ли что-то в вашем поведении, что могло вызвать такую особенную агрессию?

Монахов: Наверное, было. То, что я добровольно не хотел подчиняться их идиотским требованиям. Я просто лежал на полу и говорил, пока вы не объясните, за что вы меня задерживаете, я ничего делать не буду. И они воспринимали это как злостное неподчинение.

Лобков: А каков сейчас вас процессуальный статус? Вас обвиняют уже в чем-то?

Монахов: Насколько мне известно, нет. Во-первых, мой процессуальный статус – что я обвиняют этих людей, потому что я сразу написал заявление в Тверское ОВД. Я надеюсь добиться какую-то правду. Я крепкий парень, меня можно довольно долго бить, а если с кем-то поступят так же, то я не уверен, что этот человек отделается так же легко. Просто лучше, чтобы все закончилось на мне, чем на ком-то другом.

Лобков: Сможете ли вы опознать тех, кто вас бил? Запомнили ли вы их лица или их полицейские жетоны?

Монахов: Полицейские жетоны я не запомнил, но лица да. Когда вас душат со спины, сложно запоминать цифры, когда тебя бьют.

Лобков: По некоторым данным, в автозаке работал видеорегистратор. Будете ли вы или ваши адвокаты требовать записи?

Монахов: Безусловно. Я сомневаюсь, что регистратор там работал, потому что когда в автозаке был журналист, который начал снимать, когда меня лупили, они кинулись в клетку и пытались отнять у него фотоаппарат. Я думаю, если бы в автозаке уже работал видеорегистратор, они бы так не свирепствовали.

Лобков: Какова тяжесть нанесенных вам повреждений? Какой у вас диагноз? Зафиксировали ли вы этот диагноз для будущего судебного разбирательства?

Монахов: После того, как я написал заявление, я сразу пошел в больницу, где очень удивились, сказали, что за каток меня переехал. Сейчас я нахожусь в 71 больнице, у меня сотрясение мозга. Все обошлось более или менее легко, я считаю. Все зафиксировано.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.