Изъяли всю технику, лекарства, деньги просто пересчитали. Ашурков ДОЖДЮ об обыске

Здесь и сейчас
7 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

После пятичасового обыска в собственной квартире исполнительный директор «Фонда борьбы с коррупцией» Владимира Ашурков ответил на вопросы корреспондента ДОЖДЯ Тимура Олевского.

Ашурков: Был у меня обыск. Интересно заметить, что дело «Алекто» относится к 2007 году, при том, что мы с Алексеем познакомились лишь в 2010 году, а Фонд борьбы с коррупцией заработал в 2012 году. Обыск длился порядка пяти часов, была изъята вся электронная техника, изъяты кое-какие витамины, лекарства, и ряд других личных вещей. Пока всё.

Олевский: Вас вызвали в Следственный комитет?

Ашурков: Да, скорее всего, завтра состоится допрос в Следственном комитете.

Олевский: Следователи объяснили, почему об этом деле допрашивают вас, хотя вы к СПС не имели никакого отношения?

Ашурков: Нет никаких объяснений. Безусловно, это попытка оказания давления на меня, на Алексея, потому что в 2007 году я не имел никакого отношения ни к СПС, ни к «Алекто», и с Навальным мы не были знакомы. Я думаю, они просто идут по знакомым, на Алексее они тоже используют такие необоснованные предлоги.

Олевский: Насколько себя корректно вели следователи?

Ашурков: Я не знаю, что они там будут искать в витаминах и лекарствах. Следователи вели себя достаточно корректно.

Олевский: Обыск длился пять часов - мы с коллегами ждали его завершения  с середины дня, после того, как он завершился, следователи вынесли две коробки и мешок, видимо, это был мешок с документами и с какими-то другими личными вещами Владимира Ашуркова. Сам он сказал, что вынесли и оргтехнику, лекарства и личные вещи. Сейчас Владимир Ашурков продолжает отвечать на вопросы.

Владимир, а вы ожидали обыска сегодня или в любой из других дней? Для вас это неожиданность?

Ашурков: Абсолютно. Ещё более я удивился, меня ошарашило то, что это именно по делу «Алекто», это такие незапамятные времена.

Олевский: Вы связывались с Алексеем Навальным?

Ашурков: Да, он приходил сюда в начале обыска.

Олевский: Он высказал своё мнение по поводу предмета разбирательства?

Ашурков: В целом, более- менее понятно.

Олевский: Вам удавалось держать связь с внешним миром?

Ашурков: В течение какого-то времени да, а потом у меня забрали основной телефон, теперь я на какое-то время буду отрезан от всего мира, понятно, что и все компьютеры тоже.

Олевский: Говорят, что оперативники ФСБ тоже были у вас дома, и они контролируют это дело, совершают, по крайней мере, оперативное сопровождение. Это правда?

Ашурков: В команде Следственного комитета их не было, но вполне возможно, что были, участковый приходил, местные милиционеры. Не знаю, были ли среди них представители ФСБ.

Олевский: Теперь долго убирать после посещения сотрудников?

Ашурков: Конечно, такое вторжение в частную жизнь - довольно травматическая вещь. Понятно, что уборка, бытовые вопросы - это не самое главное в такой ситуации.

Олевский: Была ли ценная информация на тех носителях?

Ашурков: А у вас на компьютере много информации вашей личной?

Олевский: У меня немало.

Ашурков: У меня тоже.

Олевский: Это как-то повлияет на работу Фонда?

Ашурков: Посмотрим, сейчас ещё рано об этом говорить.

- Скажите, а у вас надолго забрали технику вашу? Что-нибудь говорили про это?

Ашурков: Нет, я знаю, что у Алексея держали её несколько месяцев.

Олевский: А почему сотрудники отказались досмотреть технику на месте, чтобы выбрать то, что их интересует?

Ашурков: Мы обращались с адвокатом с ходатайством, чтобы можно было скопировать или чтоб они осмотрели на месте, но они сказали, что при включении техники, возможно, какая-то информация будет удалена, так что непросто всё.

Олевский: Вы по-прежнему будете работать в Фонде?

Ашурков: Пока да, но это всё свежие события.

- А вы не боитесь, что за обыском последуют ещё какие-то события?

Ашурков: Бойся - не бойся…

- Ваши прогнозы, чего вы ожидаете?

Ашурков: Я думаю, что, к сожалению, тот тренд политических репрессий, который мы наблюдаем за последний месяц, будет продолжаться. По поводу своей личной судьбы сложно какие-то делать прогнозы в этой ситуации.

- А вы как-то будете с этим бороться?

Ашурков: Я для того и пришёл в политику, в гражданские защитники, чтобы бороться  с этим. Но другое дело, что на стороне наших оппонентов вся правоохранительная система, все репрессии, неограниченные финансовые и людские ресурсы.  Непросто с этим бороться.

Олевский: Вам давали понять, речь идёт только об одном уголовном деле?

Ашурков: Они были корректны, они предъявили постановление Басманного районного суда, обыска, связанного именно с этим делом.

Олевский: Во сколько завтра у вас назначен допрос?

Ашурков: Предположительно, в два.

Белоголовцев: Тимур, а не изъяли ли у Владимира какие-то деньги? Как мы помним, раньше это происходило при обысках других оппозиционеров.

Олевский: Вадим Кобзев подтверждает, что деньги не были изъяты, хотя сам Вадим Кобзев в Twitter писал, видимо, шутя, что у Владимира Ашуркова были найдены какие-то драхмы и другие деньги иностранные. «Пересчитаны, но не изъяты», - говорит сам Кобзев. Это деньги, которые остались в карманах после туристической поездки. К материалам дела они не приобщены, видимо, СПС на деньги Египта, Туниса, Марокко не существовала.

Надо сказать, что сотрудники полиции, которые дежурили около двери, следили за порядком здесь, определённую помощь оказывали следователям. Их вызвали в тот момент, когда следователи решили ломать дверь, это было ещё утром, а потом приехал адвокат Вадим Кобзев, и сохранность двери удалось сохранить.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.