Источники ДОЖДЯ: закон о запрете усыновления писали Вячеслав Володин и Ольга Баталина

Здесь и сейчас
21 декабря 2012
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Госдума сегодня окончательно одобрила комплекс ответных мер на «акт Магнитского». Одна из этих мер – запрет гражданам США усыновлять детей из России. «За» проголосовали 420 депутатов.

Помимо усыновления закон фактически запрещает деятельность американских некоммерческих организаций на территории России.

Также в соответствии с законом вводятся визовые и финансовые санкции в отношении иностранных граждан, которые совершили против россиян преступления или не помешали совершению преступления. Вся работа над законопроектом заняла у депутатов 11 дней.

Как сообщают источники ДОЖДЯ, подлинное авторство принадлежит первому замглавы администрации президента Вячеславу Володину и его землячке Ольге Баталиной, первому зампреду думского комитета по делам семьи, женщин и детей.

Несмотря на единодушие при голосовании, сами депутаты сегодня по разному оценивали и принятый закон, и свое законотворчество. Мы в течение всего дня настойчиво приглашали депутатов из всех фракций к нам в студию, но по разным причинам ни один не смог прийти. Так что послушаем интервью, которые сегодня в Думе записала наша коллега Ксения Батанова.

Сергей Железняк, вице-спикер Госдумы от «Единой России»: Именно потому, что на сегодня  у нас нет возможности  наказать граждан Америки, которые виновны в гибели наших детей, усыновленных ими, и это нам не позволяет ни действующее между нами международное соглашение, ни к сожалению, действующее законодательство и правоприменительная практика, действующая в США, мы вынуждены на это реагировать.

Александр Агеев, депутат Госдумы от «Справедливой России»:  Попрошу вас, не переворачивайте, конечно. Мы говорим о безнаказанности тех родителей, которые усыновляют и убивают своих детей, нанося им увечья – мы говорим об этих родителях, об опекунских семьях, о тех органах опеки и попечительства, прокуратуре, судьях, которые довели до этого – мы сегодня консолидировались, чтобы противостоять им, запретить им въезд. Это все, как один. Поспешные поправки – я лично голосовал против нее.

Илья Пономарев, депутат Госдумы от «Справедливой России»: Люди, которые за нас голосовали, конечно, учитывали, что конкретно Иванов, Петров, Сидоров, Пономарев или Гудков являются членами этой партии. Но они голосовали за партию, за «Справедливую Россию», «Единую Россию», КПРФ, ЛДПР, а не за отдельных личностей. И в этом смысле, конечно, мы должны принимать решение коллективно, следовать этим решениям. Сегодня дело касалось не назначения – я бы выполнил решение фракции о любом назначении – а жизни детей. Это касалось конкретно 49 человек с тяжелыми заболеваниями, которые не получат этого ухода здесь, на территории России. И еще полутора тысяч детей, которые останутся сиротами. Мне это дороже, чем мандат, чем фракционная дисциплина, я проголосовал «против». Но для некоторых людей дисциплина важнее.

Александр Сидякин, депутат Госдумы от «Единой России»: Я сам не нажимал ее. Понятно, что я голосовал формально, по протоколу «за». Но когда мы обсуждали поправки ко второму чтению, у меня была позиция, я не голосовал за поправки, связанные с запретом на усыновление детей и диннонсации соответствующих соглашений с США. В третьем чтении я проголосовал «за». Я вышел из зала, за меня проголосовали коллеги, но это партийная дисциплина. Есть фракционная дисциплина, решение фракции, и вот так.

Батанова: Почему вы так проголосовали?

Елена Мизулина, глава Комитета Госдумы по вопросам семьи: Политическое голосование.

Батанова: Вам не стыдно?

Елена Мизулина, глава Комитета Госдумы по вопросам семьи: Нет.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия